[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0438\u0441\u044c\u043c\u043e","\u0430_\u043a\u0430\u043a_\u043d\u0435_\u043d\u0430\u0434\u043e","psykopaint","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f_\u0434\u043b\u044f_\u0445\u0443\u0434\u043e\u0436\u043d\u0438\u043a\u043e\u0432"], "comments": 6, "likes": 11, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5073", "is_wide": "1" }
Konstantin Panphilov
2 571

Письмо клиентам: История неудач сервиса для художников Psykopaint

Основатель сервиса для художников Psykopaint Мэтью Госселин разослал пользователям письмо, в котором рассказал, почему проект приостанавливает свою деятельность и что будет с ним дальше, а также поделился ошибками, совершёнными им на пути предпринимательства. ЦП приводит перевод письма.

…привет вам.

Большое спасибо за то, что поддерживали нас на протяжении последних пяти лет (как время летит!).

Простите, что это не такое уж развлекательное письмо — мы пишем его для того, чтобы объявить, что больше не можем разрабатывать Psykopaint.

Я думаю, вы заслуживаете нормального объяснения того, что происходит, поэтому давайте я вам всё расскажу. Это нужно и для того, чтобы вы всё поняли, и для того, чтобы я тоже кое-что из этого вынес. Назовём это email-терапией.

Меня зовут Мэтью Госселин, и вот моя история.

Я начал работать над Psykopaint пять лет назад. Занимался им в свободное время. Тогда я работал в очень важном диджитал-агентстве и создавал интерактивную флэш-анимацию. Но я не был по-настоящему доволен тем, чем мне приходилось заниматься. Я должен был воплощать в жизнь чужое видение, но я слишком креативен для того, чтобы заниматься всего лишь этим. 

Думаю, что нам положено быть либо разработчиками, либо дизайнерами, или ещё кем-то, и заниматься только одним. Но я увлечён слишком многими вещами. В любом случае… Я люблю красивые вещи, но не могу ничего нарисовать. Поэтому я использовал код для создания симпатичных изображений. Это называется digital art, цифровое искусство. Здесь я ничего не изобрёл, а вдохновлялся Эриком Нацке и другими, а затем избрал свой собственный путь. 

Я лично думаю, что нам стоит в итоге сохранить человеческую составляющую, придумать новые способы выражения нашей экспрессии, а не пытаться заменять её алгоритмами. Мы можем создавать более развитые инструменты. 

Так что я просто запустил сайт для себя и других людей, которым захочется развлечься. Он должен был помочь каждому человеку, не обладающему художественными навыками, создать что-то красивое.

В самом начале это не было серьёзной затеей — до тех пор, пока я не начал получать письма вроде такого: 

Надеюсь, вы простите неформальный стиль этого письма. Я только вчера обнаружил ваш сайт. Я учитель в классе для детей-аутистов. Некоторые из них не разговаривают, у некоторых нарушения в развитии… некоторые очень смышлёные, но пока ограничены в возможностях. 

Ваш сайт абсолютно идеально подходит для моих учеников — с его помощью они могут научиться применять свою креативность и при этом не отрываться от реальности. Я очень взволнован. Поздравляю вас с тем, что вам удалось создать очень крутой сайт, с нетерпением жду, когда мне снова удастся его использовать. Я планирую устроить в школе «художественную галерею» из их работ — ваш сайт натолкнул меня на эту идею!

Это глубоко меня тронуло. «Ух ты, а я не такой уж и бесполезный». Я действительно мог достучаться до людских сердец. Это невероятное чувство, и оно меня зацепило. Я захотел продолжить своё дело и донести его до максимального количества людей. Попытаться изменить то, как люди создают что-то. Убрать барьеры к креативности и позволить всем — здоровым или нет, молодым или нет — выразить себя. 

Я закончил все свои дела на работе, уволился и на протяжении года жил на пособие по безработице. Да, у нас во Франции такое есть. Вероятно, это не очень этично — жить за счёт других. Но это всё, что я смог придумать тогда. Я также понял, что должен зарабатывать на этом сайте, если хочу, чтобы он развивался. Я попробовал несколько вещей в этом направлении, но ничего не сработало. Было очень много посещений и пользователей, но никто не хотел платить. 

Тогда почти все программы взламывались, и софт не воспринимался как что-то, что стоит денег. Я пошёл в инкубатор стартапов и попробовал научиться тому, как работает бизнес. В конце концов мне удалось привлечь венчурные инвестиции. У нас был великолепный продукт, множество постоянных пользователей. Нам просто нужно было придумать, как зарабатывать на всём этом. Звучит просто. Ну. Конечно, это было не так просто на деле. 

Со всеми привлечёнными средствами, я нанял лучших людей, каких только мог отыскать. Это были очень сильные технари. Они выступали на всяких конференциях и так далее… Элита элит. Наша идея была в том, что если люди не хотят платить за веб-версию, вероятно, им захочется заплатить за iPad-версию. В конце концов, это гораздо лучший способ заработка для рисовательного приложения.

Так что мы сосредоточились исключительно на этом. У меня были большие амбиции по поводу следующей версии. Мы не хотели просто скопировать то, что уже было у нас на десктопе и вставить это в планшет. Мы планировали полностью перевернуть представление о рисовании на цифровых устройствах, имея продукт, который был бы настолько инновационным, технологически продвинутым и интуитивым, что сразу бы задал планку качества для всех остальных приложений для рисования. 

Мы должны были стать первым в мире приложением для рисования в 3D в реальном времени. У нас были умелые люди для этого. У нас были бы невероятно инновационные кисти, и, ещё раз, у нас были отличные программисты. У нас, кроме того, был бы полностью социальный опыт, настраиваемые галереи, чтобы вы могли выбирать собственный фон, рамки и поверхности для рисования. Дать людям возможность поделиться своей работой — очень важный момент для того, чтобы мотивировать их и распространять приложение. 

Там были бы разные комнаты — вместо скучного цифрового интерфейса. Приложение было бы реалистичным, осязаемым и человечным. Большинство программ сегодня — плоские, цифровые и скучные. В них нет души и личности (хотя это вроде бы не имеет значения для кого-то, кроме меня). Так что, в конце концов, мы должны были создать самый лучший продукт из когда-либо созданных.

Я думал, что это займёт у нас около восьми месяцев. Но это заняло около двух лет! В конце концов, я за всё несу ответственность. Так что, думаю, именно я был паршивым менеджером. Я много из этого вынес, но было слишком поздно. У нас кончились деньги ещё до того, как мы что-либо выпустили. Это ещё более грешно, чем выпускать провальный продукт. 

Так что честным будет сказать, что всё пошло не по плану. Я считал, что с нашими ресурсами всё будет очень просто, но оказалось, что было много вещей, о которых стоило подумать: кэш флоу, время, внутренняя мотивация сотрудников, их личная жизнь, самооценка, коммуникация, ответственность. Это вещи, с которыми умеет обращаться опытный менеджер. Но не новичок вроде меня.

Так что ближе к концу мне пришлось заканчивать продукт самостоятельно. Я больше не мог платить зарплату команде. Я знаю, что им хотелось бы помочь мне, но они все были слишком счастливы тому, что им не нужно вникать в очень сложный код и отлавливать раздражающие баги. Я понимаю, что такой долгосрочный проект может высосать все силы. У них была новая работа, и помогать уже не было нужно. Но один из них всё же решил помочь — он клёвый парень и я ему благодарен. 

Но этот период времени был действительно отстойным. Я чувствовал себя полностью разбитым. Один из основных инвесторов вовсе игнорировал меня, в компании были своего рода задолженности, так что необходимо было привлекать ещё средства, иначе случилась бы беда.

Это сильно меня волновало. Моя последняя надежда была — полностью убрать баги, выпустить продукт и со всеми заработанными деньгами вернуться к прежней жизни. 

Ну, этого не случилось. Приложение было выпущено. Его даже отметили редакторы Apple. Кое-кто за него заплатил. Но этого было слишком мало даже для того, чтобы выплатить зарплату мне самому. 

Я знал, что всему пришёл конец. Я пытался связаться с прессой, но всем было плевать. Я думаю, что это был очень перспективный проект и лучший рисовательный движок из когда-либо выпущенных. Там была до жути реалистичная симуляция света, и вы могли рисовать по дереву! Видимо, это не имеет особого значения.

Кто-то сказал мне, что ему не нравятся «фильтры» в приложении для рисования. Это было как удар ножом по сердцу. Хуже, чем любое когда-либо полученное мною оскорбление. Это похоже на реальную вещь, а он называет это «фильтром» и говорит, что ему не нравится? Ох. Но это правда — всё не так гладко, как бы мне хотелось. Я бы хотел, чтобы можно было перемещаться прямо к режиму рисования, приложение бы автоматически сохраняло прогресс, и пользователь мог бы очень быстро перемещаться между рисунком и галереей. В этом была задумка. Но по некоторым техническим причинам, о которых я узнал уже позже, этому не суждено было случиться.

Я думаю, это было основной вещью, которая искалечила пользовательский опыт, хотя сам движок был впечатляющим… и мы полностью его не развили. Мы могли создавать 3D-скульптуры и наносить глянец. Я вижу действительно глупые приложения, которые создаются всего за месяц, но получают миллионы посетителей и всю любовь этого мира, и кто-то продаёт свои компании за миллионы… И я — тот, кого некоторые называют чёртовым гением, но при этом я тот, кто не может даже заплатить за жильё с доходов от приложения, которое только-только получило миллионного пользователя. Я не настолько умён, я так жить не могу. Я не смог управиться всего с несколькими сотрудниками, довести дело до конца и создать что-то, чем бы люди хотели пользоваться.

Вероятно, у меня получилось бы произвести что-то быстрее и проще, если бы был один. Как это глупо. В любом случае. Сейчас я хочу двигаться дальше. Если вы испытывали проблемы с соединением в последнее время, то это из-за того, что я переносил сервис на те сервера, где я смог получить бесплатный хостинг на год. В ином случае, мне пришлось бы платить очень много, чтобы всё работало. Я нашёл множество способов, как снизить все затраты компании (перейти с SendGrid на бесплатный сервис рассылок, дешёвую бухгалтерию, бесплатный хостинг от Google, и спасибо Linode за предоставление бесплатного хостинга на протяжении последнего года), так что компания может продержаться… ещё год.

Я смогу поддерживать работоспособность сервиса на протяжении этого времени, и я продолжу его поддержку. Некоторые из вас купили приложение, и я не могу просто это оставить. Я нахожусь в процессе продажи компании. Кажется, Autodesk, Adobe или Devianart могут быть хорошим вариантом, но решать им. Если вы знаете кого-то, кто мог бы заинтересоваться, я не откажусь от помощи. Думаю, у проекта должно быть будущее. Мы построили отличное сообщество и отличные продукты. И мне нужен отличный последователь. Просто не хочу дать проекту медленно погибнуть. Какая-то добрая душа даже предложила сделать HTML5-галерею. Если вы умеете набирать код и хотите помочь — дайте знать.

Сейчас у меня уже есть новая обычная работа, и я переехал в другую квартиру. У меня есть семья и я должен кормить её. Вообще-то, моя новая работа очень интересная и хорошо подходит для моих навыков. Она расширяет мою зону комфорта, и мне это довольно-таки нравится. Но теперь я не могу уделять много времени Psykopaint. Я просто буду его поддерживать. 

Не хочу, чтобы это письмо было плаксивым. У меня в голове есть новые проекты, у которых, как мне кажется, есть хороший потенциал. И я, конечно, надеюсь, что кто-то из вас последует за мной. Какое-то время, несомненно, я не смогу посвящать себя полностью этому новому проекту. Я примусь за него постепенно, сперва мне просто нужно со всем разобраться. Но я довольно-таки взволнован новыми вещами, которые нам предстоят. Так что это то, что я собираюсь делать. Постараюсь добиться того, чтобы Psykopaint жил как можно дольше. Вероятно, новые проекты будут иметь оглушительный успех и дадут мне возможность поддерживать Psykopaint на протяжении долгого времени. Кто знает? Если вы умеете работать с Flash или HTML5, JS, дайте знать.

В ином случае, спасибо за то, что прочитали этот слишком длинный текст, и желаю вам прекрасного дня.

#письмо #а_как_не_надо #Psykopaint #стартап_для_художников

Статьи по теме
Эндрю Торба, Kuhcoon: Самые важные уроки приходят из неудач, а не из успехов
Основатель Dinnr: 7 уроков провалившегося стартапа
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления