[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u043e\u0440\u044b","\u0435\u0432\u0440\u043e\u043f\u0430","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b_\u0432_\u0435\u0432\u0440\u043e\u043f\u0435","\u0438\u0441\u043f\u0430\u043d\u0438"], "comments": 16, "likes": 12, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5076", "is_wide": "1" }
Konstantin Panphilov
3 546

Письмо в редакцию: Как я искал инвестиции в Испании

В редакцию пришло письмо сооснователя проекта bcnafisha.com Константина Райляна, который с детства живёт в Испании и решил поделиться с читателями ЦП знаниями о поисках инвестиций и инвесторов, общении с акселераторами и инкубаторами в этой стране.

В России и в Испании разные представления об инвесторах, инвестициях и прочих реалиях сферы. К такому выводу я пришёл, читая последние статьи на ЦП о том, как пишут и отвечают про инвестиции, и одновременно подыскивая инвестора в России в течение последних шести месяцев. 

Я нахожусь на стадии «готового продукта» около двух лет, и за последний год тесно общался как с практикующими бизнес-ангелами, так и с венчурными капиталистами и с некоторыми мелкими и крупными акселераторами. Вы спросите, почему тогда я ещё не сижу в офисе напротив Цукерберга, если вынашиваю в сумке убийцу Google? Всё дело в восприятии этого вопроса здесь, в Испании. 

Я расскажу. 

1. Когда нужно искать инвестиции 

При бюджете проекта от 60 тысяч евро и выше. Если меньше — пишите бизнес-план, идите в банк и берите кредит, подписывайте долговое обязательство и вкладывайте в свой проект. По сути, это стоимость хорошего авто. Это называется у нас «микрокредит». 

2. Когда не нужно искать инвестиции

Когда вы не вложили примерно 10-20 тысяч евро. Почему? Ни один здравомыслящий европеец не даст вам денег до тех пор, пока вы не потратите свои. Это как в кафе, когда парень с девушкой платят раздельно. 

То есть вы хотите рассказать ему супер элеватор-питч, сказать волшебное слово и попросить 100 тысяч евро (которые он, может, вообще больше никогда не увидит). Хуже этого только сказать ему, что по воскресеньям вы выключаете мобильник и не отвечаете на почту. На практике меня спрашивали всегда: «Сколько ты вложил своих денег?». Это важно для того, чтобы понять серьёзность ваших намерений по отношению к проекту. Иначе идите в банк и берите кредит — принцип «своих я не вкладываю!» не работает, у нас это воспринимают как дурачество. Ты свои не вкладываешь, потому что боишься, а я должен, вложить, так как это венчур? Такое не пройдет. 

3. Где искать деньги 

Краудфандинг? Ангелы? Инвесторы? Фонды? Акселераторы? Инкубаторы? Рассказываю о своём опыте, с фондами я не общался, так как у меня объем не тот. Тут как никогда согласен с утверждением, что нужно изучать портфель, куда вкладывает тот, к кому вы намерены обратиться, и подходить индивидуально. Это как к врачу сходить — вы же не идёте к отоларингологу, чтобы спрашивать про пищеварительный тракт. Он вас выслушает и скорее всего поймёт, но на 100% скажет, что это не к нему. 

Я, например, сужу по себе — как если бы меня сейчас взяли в какой-то стартап не трэвел-темы (типа, «Давай к нам! Айда в биг дата!»). Ребята, всё это классно, но фиг знает, с чего у вас там начать. Чтобы понять, где именно можно быстро найти деньги для проекта (заметьте, не вам на джинсы и отпуск в Таиланде, а для проекта, многие это путают), нужно понять все эти виды «сеятелей» денег, и тогда вы сможете ответить быстро на свой вопрос о том, кто вам подходит под проект. 

Рассмотрим первый вид — краудфандинг. Тут нужно понять, что краудфандинг запускается скорее всего под крышей акселератора. Они тоже не волонтеры — они зарабатывают процент от привлеченных денег (у меня, например, просили 6%). Плюс подводные камни — мне вот предложили «менторскую помощь» в акселерировании процесса, либо с оплатой по факту, деньгами, вписанными в финмодель краудфандинга, либо за процент от проекта (от 3-4%). 

Тут нужно, чтобы ваш проект не нуждался в большом сборе средств (около 100 тысяч), и всё зависит от портфеля инвесторов, —  акселератор в первую очередь, конечно, смотрит, чтобы у вас проект был нормальный. И если вы ахинею не несли, на втором этапе они на вас смотрят как на процент от сделки. 

Ангелы. Бизнес-ангелы — это вообще для меня что-то тяжелое для понимания. Я постоянно общаюсь с двумя бизнес-ангелами, но денег я у них не брал. Почему? Нужно понимать, что если у вас есть такие люди в узком кругу общения, то как правило это либо ваша семья, либо очень близкие друзья, и что ваш Power Point, элеватор питч, финмодель и куча других рюшечек через шесть месяцев, скорее всего, не сбудется, вы потратите деньги и будете смотреть в лицо этим людям, и они будут смотреть на вас с вопросом — «Ну как так? Ты же такой классный парень…» 

Я лично не хотел никогда оказаться в такой ситуации, я у них всегда просил совета, помощи в решении конфликтов, вопросов, процессов, брал в долг и отдавал, иногда менял на другое, но денег взять решил с заработанных по найму и в банке. 

Инвесторы. Тут позвольте мне рассказать моё мнение как европейца о российской инвестиционной атмосфере как в интернете, в опыте общения с партнёрами и попыткой найти инвесторов в РФ, так и в социуме. Никого обидеть не хочу, может, я не с теми людьми общался, но у меня создалось такое впечатление. В моём случае я наткнулся на фактор «Психология халявщиков» — это когда всё на халяву. На халяву Коля, муж Лены, даст миллион, и мы его проедим через год. На халяву — это когда «упаковали» (ох, как у вас любят это слово, даже фирмы есть упаковочные) проект, получили грант, через откат или нет — и проели деньги. 

На халяву купить бизнес, это когда спрашивают модные слова типа «Какой у вас кэш флоу за первый год?». Извините за мой французской, какой, на фиг, кэш флоу? Я могу вам сказать, какой кэш флоу будет у парикмахерской через месяц, но как вы можете это взвесить у стартапа, куда только вкладывали в разработку, например, в течении года? Альфа-бета тесты и бла-бла? 

Еще просили взять в долю человека, который поможет получить грант от одного известного чиновника. Это вообще бред. У нас так не делают. В общем, я заметил, что у вас никогда не ставится разговор о возврате денег. Например, возьмем денег, чем больше, тем лучше — потом подпляшем под рынок, и там уже пускай долю забирает, это же венчур. Для меня привлечение — это ответственность, это деньги, которые надо будет вернуть ростом бизнеса и проекта. 

Тут я высказался, теперь расскажу про свой опыт в Испании. Здесь я нашел подходящий мне вариант. Инвестор — это человек, у которого есть деньги, наверное, свободных 800 тысяч. Но его не устраивает их рентабельность, которую предлагают на рынке — например, у нас банки дают около 1,5%, недвижимость — 2%, и он ищет, как заработать. Поэтому нужно понимать одну вещь — вероятнее всего, его не интересует будущее проекта (имеется в виду, что он выйдет как можно быстрее по достижению цели), и что вы еще не открыли рот, а он уже думает, сколько ему нужно дать денег в проект, и за сколько он сможет продать свою долю через X времени. На вас он смотрит так: «Вкладываю 100 тысяч, продаю за 130 тысяч, 30 тысяч заработал за три года, итого рентабельность 10 тысяч в год. М-м-м, подумаю». 

С инвесторами, с которыми общался я, было фундаментальное правило — чтоб я вкладывал личные деньги до момента выпрашивания денег у них. Это связано с тем, что они тоже хотят посмотреть на вашу способность распоряжаться деньгами, умение их тратить. Помните, что вы просите, например, 150 тысяч у человека, при этом говорите: «Отдам долю 50%, через год будет 50 миллионов!!!», — но у него нет понимания того, как вы распоряжаетесь деньгами. Вложите своих тысяч 10, человек оценит после этого, можете ли вы вообще распоряжаться своими деньгами, и потом уже примет решение о подписании чека. Кстати, это может помочь, 10 тысяч — это понятные затраты на производство прототипа. У вас же будет показать что-то, кроме Power Point'а, а это сократит ваши шансы на провал в поиске денег. 

Фонды — не общался, не знаю. Акселераторы — у нас, в основном, это полусубсидированные фонды, я описал опыт общения в пункте про краудфандинг. Инкубаторы — это полностью субсидированные государством «большие здания». Я так думаю, что там сидят люди, чтобы говорить, что денег нет. Снимают пару роликов по ТВ, и они вообще крутые. Хотя слышал, что там знакомые получали помощь, но они открывали языковую школу и цветочный магазин. Может, мне не те люди попались, а может, у них приоритет на традиционный бизнес. 

Вот такие разности менталитета и трудности перевода. 

#инвестиции #инвесторы #Европа #стартапы_в_европе #Испани

Статьи по теме
Визы для стартапов: как открыть собственное дело за рубежом
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления