[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043e\u0431\u0441\u0443\u0436\u0434\u0435\u043d\u0438\u0435","\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441","\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430","\u0441\u0442\u0430\u0436\u0438\u0440\u043e\u0432\u043a\u0430"], "comments": 97, "likes": 34, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Konstantin Panphilov
25 700

От стажировок отказываются только бесполезные в будущем сотрудники

Менеджер издательского дома «Комитет» Влад Цыплухин на своей странице в Facebook спровоцировал дискуссию о начинающих специалистах, которые ещё не получили опыта, но уже вертят носом от неоплачиваемых стажировок и низкооплачиваемых подработок в хороших компаниях. Редакция ЦП решила поинтересоваться у своих читателей, согласны ли они с тем, что подрастающие кадры стали неоправданно капризными.

Влад Цыплухин«Комитет»

Будущих малополезных и легко заменяемых менеджеров можно определить ещё в юности — это те самые ребята, которые не только брезгуют пойти на неоплачиваемую стажировку в хорошую компанию, но ещё и появляются в комментариях к каждой записи, где упоминается подобный формат работы.

Они, не имея за спиной никаких знаний, кричат, что ни за что не будут работать без денег или даже за небольшую зарплату во время испытательного срока. И призывают других не становиться бесплатной рабочей силой, не позволять себя использовать. Этот же тип людей обычно больше всех торгуется об условиях на собеседовании.

У меня вообще никогда не стояло такого вопроса — идти на стажировку или нет. Я хватался за любую возможность попасть в среду профессиональных людей, чтобы перенять их опыт. Просто закатывал рукава и приступал к работе. Моя последняя стажировка в газете как раз закончилась приёмом на работу.

Вот эта самая молодежь, которая ещё не обременена семьей и другими обязательствами, но уже стала такой капризной, как раз будет относиться к категории легкозаменяемых сотрудников, выполняющих механическую работу, — будут видеть под ногами проблему, но никогда к ней не прикоснутся, потому что проблема не попадает в их зону ответственности.

Они называют тех, кто стремится получать опыт на стажировках, идиотами. Но ирония заключается в том, что сами эти «знающие себе цену специалисты» как раз будут представлять из себя не что иное как обычный расходный материал, тех, кого ты уволишь пачкой — и ничего в компании не изменится.

Не все участники дискуссии оказались согласны с такой позицией, намекая на то, что жизненные обстоятельства не всегда позволяют потратить время на неоплачиваемую стажировку: «Стажировка не всегда доступна. Людям, которые снимают квартиру без чьей-либо поддержки, например. Надо копить, чтобы иметь возможность несколько месяцев работать за опыт. (Мне самому недавно предлагали неплохую работу в Москве, но материально пока не могу снять местную квартиру)».

ЦП узнал, как со стажёрами обращаются в «Яндексе».

«Яндекс»пресс-служба

Во время собеседования потенциальный стажёр знакомится с разработчиками из разных команд — и обычно «свои люди» притягиваются. Если команде разработки понравился стажёр, а стажёру — команда, они начинают работать вместе.

С первого дня работы стажёр подключается к задачам, которыми занимается команда, пусть не самым сложным, но нужным. Как правило, у стажёра есть наставник, который рассказывает, что к чему, и знакомит с другими командами.

А ещё стажёры участвуют в Днях новичка — встрече новых сотрудников с ключевыми сотрудниками компании, которые неформально рассказывают о работе и жизни в «Яндексе».

Мы очень ответственно подходим к найму сотрудников, со стажёрами — та же история. Чтобы попасть на стажировку, нужно выполнить тестовое задание, пройти собеседования с разработчиками из разных команд — случайные люди к нам не попадают. Поэтому многие стажёры остаются работать в «Яндексе». Исключение составляет разве что Летняя стажировка, когда студенты приезжают из других городов, а потом уезжают учиться.

Стажёры есть почти во всех командах «Яндекса» — «Поиске», «Музыке», «Картах», «Метрике» и других.

Конечно, стажировка оплачивается. Стажёры в «Яндексе» получают зарплату, расширенную страховку ДМС, компенсацию на завтраки, обеды или ужины на «бейджик-пропуск», массаж в офисе и все остальные плюшки, как и обычные сотрудники. И в отпуск наши стажёры тоже ходят (иногда стажировка может быть дольше, чем три месяца).

Зарплата стажёра сопоставима с зарплатой начинающего разработчика.

Что читатели ЦП думают о стажировках и стажёрах?

#золотойфонд #Обсуждение #яндекс #работа #стажировка

Статьи по теме
25 компаний, в которых за стажировку платят больше всего
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления