Редакция vc.ru
37 071

Стартап RuStarter — как Кикстартер, только в России

Несколько дней назад с нами связался  представитель стартапа RuStarter - Лев Бережной, мы с ним побеседовали про теоретический потенциал стартапов модели "Кикстартер" в России, про планы на будущее и т.д.

Предлагаем вашему вниманию транскрипт разговора.




Александр Пеганов: Лев, добрый день. Когда вы решили делать "русский Кикстартер"? Оригинальный сервис открылся где-то в 2009 году. Почему вы решили делать именно краудфандинг в России?

Лев Бережной: Саша, привет. Это то, что зацепило. За душу взяло. Я увидел в краудфандинге революционную модель взаимоотошений между потребителем и производителем (в самом широком смысле: производителем медиа контента, научных открытий, технических устройств, произведений искусства и т.д.), от реализации которой выигрывают все.

Потребитель получает продукт:
1. По низкой себестоимости, так как из цепочки исключаются посредники - спекулянты, выигрывающие на перепродажах.
2. Уникальный товар, который, возможно, либо слишком рисковый, либо слишком "смелый", а потому производитель обычным путём не сможет найти на него ресурсы.

Производитель получает возможность реализовать свою мечту, идею, проект, и если идея приносит прибыль, то он - как автор - получает основной профит.

Платформа, работающая по принципам Кикстартер, меняет человеческие отношения и экономику. В основе развития лежит свобода. Краудфандинг даёт авторам свободу воплощать самые смелые идеи.

 



 

АП: Когда вы решили делать РуСтартер?

ЛБ: За развитием краудфандинга и Кикстартером наблюдаю года полтора. А за непосредственную реализацию проекта взялись в начале апреля.

АП: Этого года?

ЛБ: Да.

АП: Вы верите в модель краудфандинга? За последнее время было несколько не самых приятных историй с Кикстартером. Пока основное, что у них получается - собирать деньги, с продуктами как-то сложнее. Я даже где-то видел статистику, что практически ни один громкий проект, который там собрал денег, пока не взлетел толком.

ЛБ: Смотря что считать "взлётом". Я думаю, что создатели проекта Coffee Joulies (специальный металлический сплав, выполненный в виде кофейных зерён, который сначала остужает воду в чашке чая до 60 градусов, а потом длительное время поддерживает температуру), считают, что всё прошло успешно.

А про фильм "железное небо" не слышали?

В краудфандинг как явление не просто верю, а вижу за ним будущее. Кикстартер же - это просто платформа. Возможно, совместное финансирование можно организовать иным образом - отличным от кикстартерского. Краудфандинговых платформ сегодня очень много. Мы для РуСтартер выбрали принципы Кикстартера потому, что они показались нам наиболее справедливыми и интересными (что доказывает сам факт успеха Кикстартер).

1. "Всё или ничего": если к указанному сроку сумма не набрана, все деньги возвращаются к уже поддержавшим проект сторонникам. Это гарантирует, что уже собранные деньги не будут растрачены без пользы и автор будет работать над проектом до самого окончания сбора средств.

2. "Не только моральное удовлетворение, но и что-то материальное на память": на платформе существует возможность для авторов проектов создать многоуровневую систему вознаграждений, уровни которой зависят от суммы взноса сторонника на проект. Эта система "вознаграждений" с одной стороны мотивирует пользователей поддерживать проект бОльшими суммами, а с другой - является механизмом предпродаж. Круто, когда товар (если он дейстсвительно нравится, как это случилось с этими часами на Кикстартер ), распродан ещё до его производства.

Вообще деньги - это необходимая составляющая для проекта, но не достаточная. Нужна команда, которая сможет воплотить задумку, нужны менеджеры, нужны те, кто будет вовремя менять воду в кулерах в офисах и на производстве. Поэтому, возможны провалы, даже если идея классная и нашла отклик в душах людей её поддержавших.

АП: Ого какой вы многословный. Обычно стартаперы куда более лаконичны. Вижу - готовились. А у вас нет юридических трудностей? Насколько легален в России подобный сбор средств?

ЛБ: В США только 5 апреля 2012 года Обамой был подписан JOBS (Jumpstart Our Business Startups) Act - пакет изменений в законодательство, легализующий краудфандинг. Так это в стране, где рынок совместного финансирования в 2011 году достиг планки в 120 000 000 $. В России ещё долгие годы (учитывая неэффективность нашей государственной машины) этот рынок будет существовать вне рамок закона, как существовал и в США до 2012-го.

Но, это нормально. Сначала появляется некое новое явление, которое затем развивается, растёт, начинает влиять на общественную жизнь, становится заметным... и уже потом его пытаются регулировать, влиять на участников нового вида взаимоотношений и т.д. Будет прекрасно, если мы вырастем до размеров, после которых станем заметны и интересны нашим чиновникам.



АП: То есть вы в апреле начали работу над сайтом. А в июне его запустили, так? Сейчас я вижу на сайте три проекта.

Как вы планируете развиваться дальше, без наличия законодательной базы? Почему вы так уверены, что в России вам пойдут навстречу?

ЛБ: Да, всё верно - всего два с половиной месяца на создание сайта, поиск и оформление первых проектов. Запустились не в идеальном состоянии, конечно, и теперь каждый день внедряем новую функциональность. А также продолжаем искать новые интересные проекты и готовить их к размещению.

Пока ещё особо нечего регулировать законодательно в области краудфандинга. Но в своей деятельности мы руководствуемся и законом "Об Авторском Праве", и законом "О Национальной Платёжной Системе". Интересы как авторов, так и сторонников проектов, постараемся защитить.

Почему уверен, что в России пойдут на встречу? Имеется ввиду "кто пойдёт"?

Авторы проектов (производители)? А где как не в России? Если на Западе вы можете пойти в банк и взять кредит под низкий процент, то у нас этого нет - инвестиционный климат совсем плох. И фундаментальная наука, и прикладная финансируется не ахти как (обильнее финансируются особнячки на французской ривьере). Художник, писатель, режиссёр тоже не хочет зависить от "богатого дяди", да осуществлять продакт-плейсмент в своих произведениях (видел в книгах даже у одного известного фантаста как-то).

Сторонники проектов (потребители)? Кому бы не рассказывал об идее краудфандига - не слышал ни одного отрицательного отзыва. Есть естественные трудности, которые ограничивают возможности пользователя интернета поддержать автора, но они чисто технические. Те проекты, что мы выложили на сайт сейчас, очень активно поддерживаются (для сайта с посещаемостью не больше 300 человек в день). И если бы не слабая развитость платёжных систем в России, всё стало бы гораздо проще и лучше. Многие, к сожалению, пишут, что "рады бы поддержать, но сложно очень".

В России самоорганизация особенно актуальна. И краудфандинг - это как раз история о самоорганизации деятельных людей. Уверен, краудфандинг это как раз для России. Нужно работать и работать в направлении развития подобных отношений и платформ, и всё получится.

АП: Вы как-то предвзято относитесь к "особнячкам". Ну ладно. Понятно. Интересуют еще цифры. Вы делали проект на свои личные деньги? Или у вас уже есть инвесторы - ангелы, друзья?


ЛБ: На свои личные. Инвесторов ещё особо и не искали (времени не было за столь бурной деятельностью), но будем им рады. У нас есть стратегическое видение развития краудфандинга и платформы РуСтартер, есть команда, есть работающий сайт rustarter.ru, есть авторы, которые разместили у нас проекты и уже реально собирают деньги... есть энергия, энтузиазм, жажда идти вперёд. Если появятся те, кто готов вместе с нами развивать это перспективное направление, взяв нас под крыло - добро пожаловать!

АП: А какая модель монетизации у вас? Как и у Кикстартера, комиссия с собранных денег?

ЛБ: Не просто с собранных денег, а лишь с успешно набранных фондов. Если автор проекта не набрал нужную ему сумму, все деньги возвращаются сторонникам, и мы ничего не получаем.

У нас есть ещё пара интересных идей по сервисам, которые хотим предоставить. Но пока это сюрприз. С инвесторами идеями поделимся.

АП: Ок. Как вы относитесь к тому, что Кикстартер недавно добавил Москву в список поддерживаемых городов?

 



ЛБ: Там не только Москва...там и Иркустк, и Красноярск, и Ярославль. Есть проекты из этих городов - есть и города. Кикстартер не скоро сможет прийти в Россию, даже если захочет, вот наши люди и идут туда, преодолевая массу трудностей.

Платформа агрегирует и выводит средства на территории США, а значит, каждый, кто собирает деньги, должен соответствовать требованиям законов США. Это не так-то просто. К тому же языковой барьер....Вывод: сбор средств на Кикстартер не станет массовым явлением для российских художников и изобретателей.

Придёт ли Кикстартер к нам? Тоже вряд ли. В наших платёжных системах - попробуй-ка разобраться. К тому же юридический статус краудфандинговой платформы будет не определён. А для них - компании с именем - это уже важно.

Мы для того и делаем РуСтартер, чтобы создать альтернативу Кикстартеру. Чтобы интересные проекты из России и для России находили средства в России, а не зарубежом. Для этого много придётся ещё потрудиться. Но, уверен, мы двигаемся в правильном направлении.

АП: Ваш оптимизм внушает оптимизм.  Люди делают стартап для определенных целей - кто то ради славы, кто-то ради денег, кто-то ради веселья, вот вы ради чего делаете? Учитывая, что, например, у огромного и интернационального Кикстартера в 2011 выручка около 5 млн долларов, вряд ли вы делаете это ради денег - верно?

ЛБ: Да, оборот Кикстартер за 2011 год - почти 100 000 000$, выручка - почти 5 000 000$. Огромным и интернациональным он стал с апреля 2009 года. В общем-то неплохо, да? 95 000 000$ - доход авторов проектов для реализации своих идей. Пользователи получили крутые бонусы и просто моральное удовлетворения. Государству со всего этого заплатили налоги. Инвесторы получили проценты от дохода. Сплошные выгоды для всех участников, не правда ли?

Если даже рынок краудфандинга будет в 10 раз скромнее - это всё равно выгодное начинание. И круто, когда то, что приносит доход (будет приносить) ещё и радует, ещё и для души.

АП: ОК. То есть вы рассчитываете на $500,000 заработка - в ближайшем будущем в России?

ЛБ: Я же реально смотрю на вещи.

Рассчитываю на все 5 000 000 $ и больше, но только в чуть более отдалённом будущем. В России за 3 года, конечно, вряд ли так рванёт. Однако, всё же зависит от того, как быстро удастся донести идею краудфандинга до каждого человека, сделать имя "РуСтартер" привычным слуху...

Каков рынок совместного финансирования проектов в России? Трудно оценить. По моим оценкам он гигантсткий. Ведь то, что сейчас в диковинку, может стать правилом. Если финансирование научных исследований перевести на подобную платформу, облагорожение дворовых участков, гражданские и социальные проекты, выпуск нового продукта, произведений искусства. Это же альтернативная экономика!

Ну, так как у нас есть и иные модели монетизации, то, думаю, всё реально и в ближайшем будущем.

АП: А сколько Вам лет, Лев?  Извините, интересуюсь для того, чтобы понять - доживете ли до "чуть более отдаленного будущего".

ЛБ: 24. У меня ещё много лет впереди.

АП: А на какой машине ездите? Я всех спрашиваю.

ЛБ: На метро.

АП: А на чем хотите ездить?

ЛБ: на BMW Connected Drive.



АП: Круто. Спасибо за интервью! Успехов! Желаю купить тачку вашей мечты - можете, кстати, на вашем стартапе собрать на нее денег - как вариант.




Вот такой у нас сегодня стартап - русский Кикстартер. Вообще, такое впечатление, что где-то прорвало практически бездонную бочку которая называется "краудфандинг" и даже до пока скромной в отношении стартапов России долетела солидная струя, которая вызвала к жизни с полдюжины стартапов "как Кикстартер только у нас" которых я знаю, и еще наверное столько же, которых не знаю.

Кстати, на следующей неделе ждите беседу с очередным "русским Кикстартером", но гораздо более другой концепции и масштабов. Успехов всем стартаперам, всем желаю латте гранде с допшотом и грушевым сиропом.

#Стартап #RuStarter #краудфандинг #кикстартер

{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f","rustarter","\u043a\u0440\u0430\u0443\u0434\u0444\u0430\u043d\u0434\u0438\u043d\u0433","\u043a\u0438\u043a\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0435\u0440"], "comments": 0, "likes": 46, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "526", "is_wide": "1" }

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]