[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435\u0440\u044b","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u043e\u0440\u044b","cfc"], "comments": 12, "likes": 11, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5300" }
Редакция vc.ru
2 678

Как неизвестной компании получить инвестиции на $300 тысяч: опыт мессенджера CFC

В конце 2013 года CFC (CallsFreeCalls), VoIP-мессенджер для iOS, Android и Mac, позволяющий бесплатно звонить и отправлять сообщения даже при отсутствии интернета, привлёк 300 тысяч долларов от фонда Altair.vc в качестве первого этапа финансирования. CEO проекта Алексей Виноградов поделился опытом самостоятельного привлечения капитала и общения с инвесторами.

Алексей Виноградов

Как долго и почему я не искал инвестора

Необходимость в инвесторе у меня появилась тогда, когда было, что ему показать и рассказать — была инфраструктура, работающее технологическое решение: движок проекта и реальные пользователи. Я запустил проект весной 2012 года, и спустя год мы вышли на постоянный прирост и самоокупаемость без вложений в рекламу. Только тогда я подумал, что можно вести себя с инвестором на равных и получить деньги на хороших условиях, — иначе все инвестиционные предложения будут очень дороги для компании в будущем и есть риск, что просто не захочется этим заниматься. 

Поэтому пока мы не проверили идею, не получили фидбек от пользователей, что идея нравится и люди хотят видеть ее на рынке, пока, по сути, не увидели, как они пользуются продуктом и как происходит их приход/уход, для нас не было смысла и необходимости искать инвестора. Я вкладывал в проект своё личное время и средства — порядка 150 тысяч долларов. Шесть месяцев ушло на написание рабочего прототипа приложения, ибо я никогда не был программистом и мне пришлось все учить самому. 

График роста количества активных пользователей приложения за год — с августа 2012 по август 2013:

С чего мы начали поиск

Спустя год, как только проект пришел к точке, где инвестирование будет напрямую влиять на масштабирование бизнеса, я занялся подготовкой материалов для питча и, собственно, налаживанием контактов с фондами и частными лицами. Я не стал бросать все свои силы и время на поиск, это делалось скорее пассивно, чем активно и больше for fun and experience — тратил всего по несколько часов в неделю. 

Я пользовался только открытыми источниками о стартапах и инвестиционной деятельности фондов, и самым главным источником контактов был Crunchbase Daily, где я ежедневно мониторил топ-сделки, раунды инвестирования различных стартапов, — и находил контакты необходимых людей. Также поиск нужных контактов велся и в LinkedIn — я смотрел интересы инвесторов, какие конференции они посещают, какие доклады и статьи пишут. Вся собранная информация помогла составить грамотное письмо и вносить изменения в презентацию для каждого отдельного человека. 

Костяк презентации строился по такому принципу: описание проблемы и потребность в ее решении, объем и показатели рынка, на который мы выходим, непосредственное решения проблемы, конкурентные преимущества, команда проекта, и как завершение — какой объем финансирования и на каких условиях мне необходим.

Я отправил около сотни писем с презентацией, и в итоге установил семь контактов с потенциальными инвесторами, которые периодически возвращаются и интересуются проектом. Одним из таких контактов был владелец австрийского фонда Altair.vc, который в результате вложил в нас деньги. Были также и частные инвесторы, которые считали, что проект еще не готов, но предлагали вернуться к разговору через какое-то время.

Переговоры с инвестором

Первое общение с владельцем фонда Altair было по Skype — я более детально провел презентацию проекта и отвечал, в основном, на его вопросы. Ему было необходимо знать, кто я такой, чем занимался раньше и чем сейчас. К слову, для инвесторов очень важно, чтобы ты посвящал все свое время финансируемому проекту и не отвлекался ни на что другое. Ему понравилось, что я весь код написал сам: техническая грамотность руководства — немаловажный критерий. Было много вопросов о том, как мы планируем развивать проект, куда и как потратим деньги. После первого такого разговора у нас также была личная встреча, и в итоге мы подписали с ним NDA (non-disclosure agreement) и Term Sheet, предоставив все необходимые данные по проекту в проведении due diligence для специалистов фонда. 

С момента подписания Term Sheet до момента закрытия сделки прошло четыре месяца. Аналитики инвестора проводили детальный анализ продукта, изучая все метрики и финансовый оборот, а мы в то время работали с юристом над Term Sheet. Мы подписали финальный контракт в конце 2013 года и получили 300 тысяч долларов инвестиций.

Про Term Sheet

Term sheet — это документ, в котором оговариваются условия сделки до мельчайших деталей. Следует нанять юриста с опытом в такого рода сделках, так как у разных фондов разные требования, и юрист должен детально проконсультировать по всем пунктам. Мы над этим документом работали полтора месяца для прояснения всех деталей и сделали около двадцати редакций. В результате по многим пунктам мы пришли к консенсусу, и принципиальные для меня пункты мне удалось отстоять. 

Например, vesting требовали расписать на пять лет, и он бы начинался с момента подписания договора, но я отстоял срок в четыре года, из которых один зачли сразу.

Что было потом

С фондом мы договорились о ежемесячном ревью деятельности и показателей продукта. Помимо этого, у инвестора есть вложения в другие компании, и он помогал нам со связями и необходимыми контактами для развития проекта. Большая часть средств была направлена на формирование полноценной команды инженеров и дизайнеров, а также на привлечение пользователей, рекламу и офлайн-ивенты, который помогли нам найти партнеров для монетизации проекта.

Совет#1

Стоит показывать готовый продукт и реальные показатели роста/прибыльности. На мой взгляд и опыт, это и стало главным фактором нашего успеха. Не стоит искать инвестиции, не имея готового продукта и не до конца понимая, как его монетизировать и кто будет им пользоваться. Чтобы проверить идею, достаточно 10 тысяч долларов, которые можно вложить самому или попросить у друзей и родственников.

Cовет#2

Не стоит во всём соглашаться с фондом. Многие венчурные фонды, с которыми мне в итоге довелось поговорить, действуют не всегда профессионально или практично. Складывается ощущение, что выбор стартапа происходит по принципу подбрасывания монетки. Я долго улыбался после моего разговора с одним достаточно известным российским фондом, который попросил меня показать ему модель, в которой мой проект может увеличить оборот средств в десять раз в течении полугода, чтобы вложить, условно, 10 тысяч долларов и вытащить через полгода 100 тысяч. Я ответил, что если бы у меня была такая проверенная модель, инвестор мне был бы не нужен, так как я могу заложить квартиру или же 100% прибыли возвращать обратно в оборот. На это комментариев от фонда не последовало. 

Сложилось впечатление, что инвестиционные фонды качаются от бездумного вкладывания денег до нереальных требований, и золотую середину найти очень тяжело. Ясно, что инвестиции всегда рисковые и эти риски нужно соответствующе оценивать, а пользоваться калькулятором умеют обе стороны.

Совет#3

Cтоит много работать. Стартап — это не тихая гавань, это непрекращающийся поиск и принятие нестандартных решений. Очень многие фонды теряют деньги на том, что владелец умеет хорошо продать проект и получить деньги, но не может его реализовать, не выкладывается до конца, считая, что самая главная задача позади. 

Получить инвестирование и жить мирно год после этого не получится, если вы дорожите своей репутацией. Поэтому нужно убедить инвестора и показать, что вкладываться в проект будет вся команда на все 100%, в том числе и CEO.

Совет#4

Стоит быть готовым к массе глупых и неадекватных вопросов. Когда ты делаешь свой питч, льется поток вопросов не по теме, и они задаются, чтобы проверить стрессоустойчивость стартапера, потому что стартап — это и есть стресс. Поэтому основателю стоит к вопросам инвестирования подходить с той точки зрения, что у тебя есть свой путь и понимание проекта, ты его создатель, и если фонд не готов разделить твое видение, то стоит внимательно его выслушать, принять замечания, но продолжать двигаться по своей траектории. 

Именно поэтому считаю наиболее правильным подход к общению с фондами, когда вы разговариваете на равных, а сделать это можно, только имея на руках реальные положительные показатели. Стартапер должен понимать, что он может сделать этот проект и без инвестора, и быть терпеливым.

#Стартаперы #стартапы #инвестиции #инвесторы #cfc

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления