[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Nikolay Belousov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0440\u0430\u0443\u0434\u0444\u0430\u043d\u0434\u0438\u043d\u0433","\u0433\u0430\u0434\u0436\u0435\u0442\u044b","kickstarter","indiegogo","kreyos"], "comments": 21, "likes": 22, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5325" }
Nikolay Belousov
13 454

Тренера краудфандинга: Как заработать на тех, кто пытается заработать на Kickstarter

Журналистка Gizmodo Келси Кемпбелл-Доллан провела анализ рынка краудфандинг-коучей — людей и компаний, которые за плату помогают правильно оформить кампанию на Kickstarter или Indiegogo. Представители интернет-магазина Madrobots перевели этот материал для ЦП.

Как вам такая занятная статистика: бейкеры Kickstarter вкладывают около $1,5 млн каждый день. Краудфандинг давно стал большим бизнесом, даже невзирая на свой «народный» имидж. О серьезности вращающихся там сумм говорит и появление специальных компаний и профессионалов, готовых помочь заработать на идее. Разумеется, не бесплатно.

В этом году Kickstarter исполнилось пять лет, а его несколько хаотичному «братцу» Indiegogo уже около восьми. Существует и еще пара десятков сайтов подобной направленности, но один только Kickstarter за эти 5 лет профинансировал более 70 тысяч проектов на $1,3 млрд. Это хорошо для стартапов и вольных художников, но для легкомысленного «инвестора» большинство проектов представляют вполне реальный риск.

Столь лакомые возможности и условия краудфандинга привлекли в индустрию десятки сервисных организаций, предлагающих всестороннюю помощь с проектом за некоторое вознаграждение. Например, есть компания TeeLaunch, которая может взять на себя печать на футболках и их рассылку всем вашим бейкерам. Или BackerKit — эти ребята проконтролируют своевременную доставку готового продукта. Но, прежде чем рассылать футболки и посылки, вам нужно продать себя миру. Сделать хороший шаг на пути к успеху как раз и помогают необычные агентства.

Королева краудсорсинга

Алекс Дэли никогда не ставила перед собой цели работать над чужими стартапами. Она — режиссер, и однажды провела крайне успешную кампанию по сбору средств на документальный фильм. Настолько успешную, что после этого люди стали спрашивать ее совета по запуску собственного проекта. Сегодня за ее плечами десятки успешно проведенных кампаний, и собственное агентство Vann Alexandra может похвастаться 100% успехом. Сама Алекс считается кем-то вроде вундеркинда по части продвижения идей творческих людей в интернет-сообщество.

The Standards Manual, клиент Vann Alexandra

Предположим, вы хотите собрать денег на реализацию нового гаджета. Дэли и ее команда могут взять на себя практически любой аспект будущей кампании, и начнут они намного раньше публичного старта. Например, команда запишет красивое эмоциональное видео (очень важный момент), найдет правильные блоги и другие средства для рассказа миру о вашей идее.

Если у предпринимателя нет даже Twitter и страницы на Facebook — агентство все это организует. Нужен мастер-класс по презентациям или требуется интригующее описание — Дэли и ее команда к вашим услугам. Если проект уже получил финансирование, ребята поддержат и с продажами, взяв на себя управление заказами и проведение платежей.

Впервые я услышала о Vann Alexandra, когда агентство связалось со мной насчет пары дизайнеров, о проекте которых я как-то написал. Из любопытства я спросил Дэли, как бизнес краудфандинга сказывается на ее небольшой бруклинской компании.

Как оказалось, очень даже неплохо сказывается. За этот год они помогли кампании Нила Янга в продвижении музыкального сервиса Pono (собрано $6 млн), и обеспечили сайт журналистских расследований Bellingcat искомыми $81,8 тысячами. Агентство не раз участвовало в сборе инвестиций на документальные фильмы, и даже отметилось в проекте «игровой консоли» для собак CleverPet ($180 тысяч).

Еще один клиент Vann Alexandra — Pono

У Дэли набрался уже довольно внушительный «послужной список», и теперь они стараются участвовать только в наиболее перспективных кампаниях. Алекс говорит, что оценивает успех проекта интуитивно, при этом полагаясь на простое уравнение «финансовая цель, делённая на число фанатов».

«Я поняла, что широкую известность в социальных сетях нельзя считать ключом к успеху», — говорит Дэли, — «Нужно изучать интересы этих людей, чтобы понять, сколько их них принесут реальную прибыль». У нее удивительный талант находить отличные идеи режиссеров, художников и дизайнеров (отнюдь не лучших «продажников»), и выбирать для них правильную дорогу к сердцам интернет-аудитории.

Заплати, чтобы заплатили тебе

Но вряд ли у человека, использующего Kickstarter для финансирования, есть свободные средства на услуги агентства. Тогда как Vann Alexandra зарабатывает деньги? Это зависит от конкретного проекта. Раньше агентство просто брало некую комиссию с каждой успешной кампании, но сейчас Дэли обычно договаривается о фиксированной оплате и дополнительных комиссионных, в зависимости от целевой суммы проекта. Конечно, принимается в расчет объем работ и размер команды для продвижения продукта.

Проект Gramafon

Наконец, заказчик может согласиться на фиксированную комиссию около 20% от всего сбора. Если речь идет о многомиллионных кампаниях, то это очень приличный доход.

Я поговорила и с другой сервисной компанией Agency 2.0, задав им те же вопросы. Крис Оленик, сооснователь агентства, как раз собирался принять участие в конференции Indiegogo Hardware Demo Night, которая выглядела хорошим местом для знакомства предпринимателей по направлению hardware&tech.

Оленик в бизнесе с 2010 — тогда как раз завершилась его кампания на $233 тысячи по сбору средств на съемки фильма о футболисте Jay DeMerit. С тех пор он помог нескольким проектам заработать более $1 млн. Это были, в основном, различные гаджеты, вроде «умной ручки» и Touch Pico. Agency 2.0 предлагает практически те же услуги, что и Vann Alexandra, но работает исключительно за комиссионные. Если вы не зарабатываете денег, никто из них не будет с вами работать.

Клиент Agency 2.0, TouchPico

И Vann Alexandra, и Agency 2.0 можно назвать «законодателями мод» в зарождающейся индустрии. Их доход тесно связан с вашими амбициями, и подобное партнерство делает агентства напрямую заинтересованными в успехе проекта.

Хотя есть и более дешевые, не столь персонифицированные способы получить помощь и дельный совет. За скромные $349 CrowdFundBuzz скорректирует ваши планы, разошлет информацию известным блогерам, проведет веб-аналитику, и поможет с продвижением в социальных сетях. Или вот компания Daily Crowdsource предлагает разовую консультацию за $94. За не менее скромные $200 некие товарищи подготовят страницу проекта и подготовят пресс-релиз (правда, уже за $250).

Продажа воздуха несуществующих продуктов… пока несуществующих

Работа Vann Alexandra и Agency 2.0 напоминает деятельность обычного рекламного агентства: они берут некий продукт и разбираются как бы его лучше представить людям. Но есть нюанс — зачастую агентства работают с еще не воплощенными идеями.

Проект Equil — им тоже помогли Agency 2.0

В этом заключаются как плюсы, так и минусы краудфандинга. Если учесть их взрывную популярность и минимальные входные усилия, то неудивительно, что некоторые предприниматели не выполняют свои обещания. За примерами далеко ходить не надо: чехол для iPhone PopSockets так и не добрался до пользователей, а левитирующая клавиатура Levitatr не нашла физического воплощения. Или вот окружной прокурор из Вашингтона выдвигает обвинение против компании, обманувшей своих пользователей с игральными картами на Kickstarter.

Все это привычные истории эпохи краудфандинга. Дэли говорит, что сама она не сталкивалась с такими неприятностями, но вообще это обычное явление: «Некоторые предприниматели не думают до начала кампании о стоимости доставки, налогах и стоимости производства». В то же время, у Agency 2.0 уже есть собственный печальный опыт — проект смартчасов Kreyos.

Проект GoKey

Хотя многие предприниматели проходят через такие довольно типичные проблемы, но Kreyos основательно подкосили постоянные задержки и проблемы с производством. Когда первая партия часов добралась до пользователей, выяснилось, что практически все разрекламированные функции нормально не работают. Молодой основатель Kreyos, Стив Тан, наобещал слишком много и неверно оценил свои возможности. Как недавно прокомментировал ситуацию Эрик Лимер из Gizmodo, это был закономерный результат «абсурдно малого бюджета, фантастических обещаний, неоправданно низкой цены, и работы с непроверенным поставщиком».

Для Agency 2.0 случай с Kreyos был шоком. Оленик видел ранний прототип этих «умных часов»: «похоже, покупателям разослали прототипы, а не законченные устройства. Это весьма неприятно для бейкеров, и мы просто обязаны предотвратить появление подобных кампаний в будущем».

Теперь компания Оленика внимательно исследует каждый проект потенциального заказчика на выполнимость и требует наличия действующего прототипа перед подписанием договора. Оленик сравнивает свой подход с рейтинговой системой банков и страховых компаний: «Только так и можно отсеять нежизнеспособные идеи. Мы представляем интересы только стабильных партнеров».

ChargeAll, еще один заказчик Agency 2.0

Определенно, на Agency 2.0 нет вины за то, что они помогали обрести известность молодому предпринимателю. Если бы проект Тана выглядел не так «гладко и профессионально», с учетом реалий разработки и производства подобного устройства, — получил бы он столько денег бейкеров? Должны ли все агентства придирчиво оценивать жизнеспособность проектов своих заказчиков? Если да, и они с этим справятся, то не превращает ли подобный подход сервисные организации в полноценных партнеров по бизнесу?

Основная продвигаемая Kickstarter и Indiegogo ценность — это возможность для любого простого парня «пробиться в свет», минуя оценки и бюрократию. Теперь же это не всегда так. Сегодня многие кампании инициируются известными организациями под чутким руководством специальных агентств. Хотя роль инвестора и потребителя в краудфандинге по-прежнему неизменна. Бейкеры все также подвержены риску неоправданных ожиданий или вообще не запустившегося проекта. Фактически, все, что у них есть — это эмоции и кредитные карточки.

Подобно OkCupid, LinkedIn и Wikipedia, сайты краудфандинга были придуманы для объединения людей. Также как у этих известных ресурсов, у Kickstarter с Indiegogo теперь тоже есть собственная индустрия консультантов и наставников, призванных сгладить трения и повысить вероятность успеха. Но даже без их усилий невероятные проекты по-прежнему становятся реальностью, хотя ошибочные и непродуманные идеи чаще проваливаются.

#краудфандинг #гаджеты #Kickstarter #indiegogo #Kreyos

Статьи по теме
Обман в краудфандинге: Внезапный взлет и долгое падение смартчасов Kreyos
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления