[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Philipp Kontsarenko", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u043c\u043e\u0431\u0438\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u043f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0440\u0430\u0437\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u043a\u0430_\u043f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u0439"], "comments": 49, "likes": 16, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Philipp Kontsarenko
7 294

«Золотая лихорадка»: Три мечты разработчика мобильного приложения

Один из создателей iOS-приложения «Большой словарь мата» Денис Мартынцев написал для ЦП заметку, в которой сравнил современных независимых разработчиков с искателями золота.

Недавний разговор с Алексеем Писаревским из Mobio натолкнул меня на размышления об истоках денег в природе мобильных приложений. Речь зашла о том, что создатели собственных проектов не могут обеспечить естественный рост своего бизнеса. Алексей провел отличную аналогию с «Золотой лихорадкой».

Лихие времена

В такие периоды огромное количество желающих найти самородок размером с бычью голову съезжаются на какой-нибудь дикий прииск. Массово и маниакально люди стекаются со всех краев света в одну точку, лишь только получив весть, что некий Джонни Джонс раскопал где-то рядом свою судьбу. Но история этого сравнения не нова и вообще интересна несколько другим. 

Гораздо чаще «Золотые лихорадки» делали богатыми и влиятельными не людей, отмывающих камушки на приисках, а людей, обеспечивающих всю эту отчаянную братию условиями для жизни. Короче говоря тех, кто строил инфраструктуру: подвозил воду, кормил, одевал, охранял, строил жилье, дороги и дальше по списку. 

Их бизнес отличался большей стабильностью, прогнозируемостью и тяжелым каждодневным трудом. Именно эти люди работали в полную силу. Большинство же золотоискателей, надо понимать, не отличалось трудолюбием. Их кредо – авантюризм и мечтания. 

История развивается по спирали и похожую картину сейчас можно наблюдать в области мобильных приложений. Эдакая «Мобильная лихорадка» 21-го века. 

Создатели-золотоискатели 

Среди российских самостоятельных чисто мобильных проектов я не встречал и даже не слышал о существовании такого, который органически развивался бы за счет собственных доходов. Речь не о двух нанятых фрилансерах из Вятки, а о полноценной организованной команде и вложениях в дальнейшее развитие.

Редкие, но очень громкие истории всяких там Flappy Birds, служат катализатором к появлению все новых и новых старателей. Люди поодиночке или объединившись в небольшие команды кропотливо кусочек за кусочком собирают свои поделки, на которых планируют сорвать куш. Чаще в них нет ничего меняющего мир даже в задумке. Но в мечтах все очень амбициозно. 

Моя классификация выделяет три типа грез мобильного разработчика, делающего собственные проекты:

  1. Мечта первого порядка (наиболее приоритетный сценарий). Выпустил, попёрло, разбогател, прославился – Ferrari, девочки.
  2. Мечта второго порядка (средне приоритетный сценарий). Запустил, развивал, добился, заработал — BMW, подружка, виски. 
  3. Мечта третьего порядка (наименее приоритетный, но допустимый сценарий). Стремился, трудился, падал, поднимался, стал независимым – Toyota, жена, детишки. 

Форм-факторов, как и мотивирующих элементов, классификация допускает большое множество. Я просто обобщил в разрезе, конечно, своих личных. 

Проинвестированные стартапы в счет не идут. Хотя мечты у них похожие, живут они по другим законам. Процесс поиска золота для них не столь тягостен и критичен. А самостоятельным разработчикам на инвесторов в текущем климате особо рассчитывать не стоит. Ситуация в мире не располагает. 

Бизнес должен зажить на собственном обороте от монетизации продуктов, достигнуть самоокупаемости, добиться относительной стабильности и показывать хоть какой-то рост. Тогда наступит счастье. 

В моих ушах эти слова звучат, как пение русалок. В реалии сегодняшнего рынка, которую наблюдаю я, это, мягко говоря, фантастика. 

По крайней мере за четыре года внимательного изучения мне не удалось встретить ни одного успешного примера. Если кто-то знает, обязательно расскажите, я про них (или вас) с удовольствием отдельную статью напишу.

Предполагаю, что многие создатели в будущем осядут на наемных работах там, где в индустрии появится капитал из гораздо более древних и понятных отраслей народного хозяйства. Альтернативный выбор клинически отчаянных фанатиков, а также горячей молодежи, – продолжать в одиночку или кучками пробиваться в верхние слои социальной атмосферы через попытки сделать самый лучший в мире фонарик для iPhone. 

Дельцы-инфраструктурщики 

Инфраструктурщики, среди которых разработчики-аутсорсеры, агентства, организаторы профильных мероприятий, СМИ, тем временем строят внятный бизнес. Нанимают людей, снимают офисы, расширяются, зарабатывают деньги. 

Никто не говорит, что им легко: клиенты не становятся щедрее. Напротив, они становятся голоднее, злее и внимательнее к деньгам. Никто не говорит, что рост экспоненциальный: часто это долгие колебания графика взлетов-падений. Никто не говорит, что доходы огромные: Ferrari, на сколько я знаю, пока никто не купил. Но их компании похожи на здоровый, развивающийся бизнес, способный обеспечивать занятостью талантливых специалистов и приносить своим создателям дивиденды.

При этом в инфраструктурной среде есть еще много незанятых ниш, которые не очевидны, но имеют хорошие перспективы. С ними, как и любыми инновациям, путь сложный и туманный. Однако, заманчивый. 

Так или иначе, в горизонте ближайших лет рынок консолидируется. Появится еще много компаний, которые будут успешно и ощутимо приносить пользу индустрии, зарабатывая на этом не миллиардные, но достойные прибыли. Многие из тех, кто уже сейчас чего-то значат, станут мастодонтами своей отрасли, на них будут равняться новые поколения. Многие закроются, а заматеревшие основатели разбегутся работать по большим компаниям на денежные должности. 

Мой прогноз 

Закрыв усталые глаза и указав вперед скрюченным перстом предсказываю, какими в итоге могут быть успешные пути.

Путь создателя

В процессе раскопок найти хотя бы крошки золота и всеми силами раздуть из этого свою легенду, привлечь ресурсы и построить вокруг заводы, дома, пароходы. Проще говоря, заработать не на отмывании золота, а на администрировании нового прииска. 

Путь инфраструктурщика

Продолжать вкалывать от зари до зари, смотреть широко, повышать качество сервиса и не переставать искать новые возможности для развития. В этом бизнесе хоть и приходится платить за понятные правила масштабами, всегда есть много способов диверсификации. 

Лично я прекращаю заниматься поисками золота и приступаю к построению внятной структуры. Что из этого получится, покажет время, помноженное на усилия мои и моих партнеров. 

#Колонка #мобильные_приложения #Разработка_приложений

Статьи по теме
Кейс: Создатель «Большого словаря мата» получил несколько тысяч загрузок приложения при помощи Twitter
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления