[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Philipp Kontsarenko", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043c\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d\u0434\u0436\u0435\u0440\u044b","\u0430\u0440\u0442\u0435\u043c\u0438\u0439_\u043b\u0435\u0431\u0435\u0434\u0435\u0432"], "comments": 49, "likes": 55, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5712" }
Philipp Kontsarenko
44 982

Артемий Лебедев о ненависти к мессенджерам

Артемий Лебедев, основатель «Студии Артемия Лебедева», рассказал в своём блоге о вреде мессенджеров и о том, почему любые чаты и уведомления отрицательно сказываются на эффективности работы.

Артемий Лебедевоснователь «Студии Артемия Лебедева»
****** [ужас], больше всего на свете я ненавижу чаты.

Скайпы, вайберы, аськи, мессенджеры, телеграфы — это все полный ****** [ужас]. То есть, технически это прекрасные программы. Слишком прекрасные. Идеальные. В этом и проблема.

Чем быстрее и информативнее чатик, тем хуже человеку. Потому что чатик — как паразит, присасывается к компьютеру или телефону и захватывает мозг человека. Работа, чтение, дела — все уходит на второй план, потому что поверх всего этого в любую секунду на тебя выпадет сообщение от кого-то, с кем в данную секунду ты общаться не собирался. А потом втянешься в беседу и ждешь ответа, вместо того, чтобы заниматься делом.

Электронная почта — идеальный инструмент общения. Паузы в пару часов или даже в пару дней не воспринимаются как паузы. Можно все обдумать и ответить, когда нужно. С чатиком так не бывает. Чатик бесцеремонен и моментален.

Я просидел в чатах лет семь, это было очень давно. Меня испугала сверхэффективность интерфейса. Проблема только в том, что эта сверхэффективность не делает меня эффективным. Я тупею, а чатик совершенствуется. Я ничего не получаю, чатик получает пользователя и торгует клиентской базой.

Я полностью отказался от всех видов чатов. Я пользуюсь только смсками, но по делу — обмен одной-двумя фразами и читаю их только пару раз в день. На компьютерах и телефонах я выжигаю все, что похоже на чат, сразу. Отключаю все нотификации (это как чат, только тупее, потому что отвлекает, но некому ответить).

В студии у нас очень мало штрафов, но одно время 200 долларов за использование чатов снимались из зарплаты. К сожалению, если раньше можно было просто забанить аську, сегодня чат насильно включается в окне с Facebook, например. То есть, следить за отсутствием чата может только сам человек и только в случае, когда он задумается о том, на что уходит половина дня и почему он так мало успевает.

Я открыл один из главных секретов эффективности организации своего рабочего времени: не отвлекаться на микросообщения. В них никакой ценности нет, любое сообщение, если оно ценно, может подождать час-другой. А в это время я как раз успеваю поработать.

#золотойфонд #Мнения #мессенджеры #Артемий_Лебедев

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления