[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435\u0440\u044b","\u043a\u0430\u043a\u043e\u0432\u043e_\u044d\u0442\u043e_\u0431\u044b\u0442\u044c_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435\u0440\u043e\u043c","\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0439\u0441\u043a\u0438\u0435_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u0432\u0438\u0434\u044b_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435\u0440\u043e\u0432","\u0432\u0438\u0442\u0430\u043b\u0438\u0439_\u0433\u0435\u043b\u0435\u043d\u0447\u0438\u043a"], "comments": 70, "likes": 24, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5730" }
Daria Khokhlova
15 680

Герои нашего времени: Как не стоит себя вести, открывая стартап

Основатель стартап-акселератора Russian Startup Tour и руководитель проекта «Венчурная Академия» Виталий Геленчик написал для ЦП колонку, в которой подробно описал известные ему «виды» стартаперов — от начинающего до бывалого.

Последние четыре года моей профессиональной деятельности были насыщены тесным общением с сотнями «новых гениев» — стартаперами. Обобщив опыт таких разговоров, предлагаю на суд общественности новый термин — «стартапинг».

Предприниматели делают бизнес, а стартаперы занимаются стартапингом. Про предпринимателей сказано многое, сейчас же интересно заострить внимание на сегменте стартаперов.

Стартаперы — люди, преодолевшие порог апатии и оторвавшиеся от диванов.

Но для победы над настоящими трудностями предпринимательского мира они недостаточно мотивированы. В силу отсутствия должной мотивации, стартаперы начинают игнорировать сложные области построения бизнеса, и, как бы, откладывают их на потом — когда найдется лояльный инвестор, или в полной мере будет сформирована команда, или найдется волшебный лоббист, продвигающий проект в сегмент B2G.

Путь стартапера пролегает параллельно пути предпринимателя, и они редко имеют точки пересечения. Основное отличие стартапера от предпринимателя — искаженное сознание, в рамках которого стартапер ориентируется не на рынок и потребителя, а на привлечение инвестора и получение всевозможных грантов и субсидий. Потенциальный потребитель стартаперу тоже интересен, но не в разрезе реальных продаж, а для увесистой диаграммы в презентации.

Стартапер не стоит на месте, он развивается. Если предприниматель осваивает области своей ниши и становится в ней экспертом, классический стартапер видоизменяет свое мировоззрение, не всегда при этом трансформируясь как профессионал и как личность. Я склонен выделять три стадии развития стартаперов.

Начинающий

Считает, что идея — самый ценный актив. И именно поэтому он ее не воплощает и практически никому о ней не говорит. Искренне любит свою идею. Обладает начальными навыками работы с PowerPoint, цитирует Джобса. Никогда не видел живого инвестора, но уверен, что любой из них ждет его идею для щедрых инвестиций. Идеология: «Мы наш, мы новый мир построим, только нужно привлечь немного средств». Сколько — точно не знает, но минимум миллион (все просят от миллиона). Считает, что стартап — это синоним ИТ-компании.

Опытный

Понял, что идея без реализации не ценится, но по-прежнему ее не воплощает — не хватает ресурсов, экспертов, времени (чаще всего работает по найму). Обильно использует слова «экзит», «пайплайн», «ебитда», «коммитмент». Цитирует Бренсона и Элона Маска. Мир менять не собирается, но хочет поживиться на продаже своей идеи. Уже встречался с несколькими инвесторами и уже начал понимать, что «мы свяжемся позже» означает мягкий отказ от инвестирования.

Бывалый

Прошел какой-то курс акселерации или школу бизнеса, так и не воплотив проект. Прочитал Кавасаки, сфотографировался с Бобом Дорфом. Аргументирует свою позицию лексикой Стива Бланка. Разочаровался в российской венчурной отрасли (так и не признался себе, что не смог обмануть капиталиста) и ориентируется на гранты и всевозможные субсидии. Ругается на РВК и надеется, что возьмут резидентом в Сколково. Лестно отзывается о ФРИИ — ведь все лестно отзываются о ФРИИ! Обижен на московскую власть — познакомился с Комисаровым, а того не стало. Проект свой не любит, но решил железно, что денег на нем «поднимет» — не терять же три года. Фрустрирован, подавлен, часто всё критикует, но менять ничего не собирается.

Что касается приверженности своей идее, здесь классификация стартаперов такая:

  1. Преданные идее.
  2. Прыгающие по идеям.
  3. Реализующие идеи научных руководителей своих кафедр.

Преданные из года в год посещают мероприятия с одними и теми же презентациями, лишь незначительно корректируя в них выборочные слайды. Иногда дизайн. Самые продвинутые из них собрали кривой прототип, который не полностью работает, устарел внешне, и не до конца реализует основную функцию. Уже узнают друг друга в лицо, и формируют своеобразную тусовку. Тусовку с одной общей характеристикой — они практически не двигаются вперед без инвестора.

Прыгающие по идеям стартаперы встречаются часто, но они представляют наименьший интерес, так как наиболее далеки от успеха. А вот студенты, пытающиеся выстроить высокотехнологический стартап на базе патентов, принадлежащих кафедрам и научрукам, достойны отдельного рассмотрения.

Эти индивидуумы слепо следуют своим руководителям, которые используют их как пушечное мясо для захода «к Бортнику» и за другими грантами. Их стартапы «хардовые» — похожие на монстра Франкенштейна огромные железяки с всевозможными ответвлениями, патрубками и штуцерами. Они шумные, неказистые и тяжелые. Это называется «инновации». Коммерциализация научных разработок — достойная инициатива, но не доведенная государством до логического завершения. Такие разработки устарели еще во времена СССР, прорывных технологий не наблюдается, да и взяться им пока неоткуда. Единственная цель таких стартапов — отщипнуть немного средств от пресного бюджетного пирога, освоить их и отчитаться по правилам.

Несмотря на отсутствие реального опыта, правильный стартапер уже четко знает, что делать, и имеет жесткую жизненную позицию.

Позиция по продукту

Считает, что продукт его стартапа купит как минимум каждый четвертый. И это только в России! Любому понятно, что это миллиардный рынок. Маркетинг, позиционирование, сегментирование… Этим должен заниматься наемный профессионал. А для его инкорпорирования в стартап нужно всего лишь привлечь инвестора. К потребителю стартапер выходить не хочет и отгораживается монитором компьютера — он считает, что основные гипотезы можно проверить с помощью контекстной рекламы и работы с социальными сетями. Про каналы к потребителю знает мало или не слышал вовсе. О том, что их может быть больше пятидесяти, даже не предполагает (за знания он не платит, а на бесплатных конференциях такой детализации не встречал).

Видение и стратегия

Стратегия развития у стартапера есть. Только он не просчитывал стоимость ее воплощения.

Команда

Нанимать (приглашать в партнеры) хороший стартапер должен всегда лишь того, кого он ментально может перебороть, подчинить. А если специалист спорит и не соглашается с основателем стартапа, то пускай работает в другом месте.

Делегирование

Управлять командой достаточно просто. Для этого нужно постоянно показывать всем, кто в проекте главный, ругать за ошибки и не поощрять достижения — чтобы не расслаблялись. Самому ничего делать не нужно, основная задача стартапера — поставить задачу и контролировать ее реализацию, подгоняя исполнителя.

Доля компании

Отдавать инвестору не более 15% компании, минимум за $5 млн. Меньше брать попросту стыдно.

Продажи

Продажами должен заниматься продажник, но никак не фаундер!

Прототип

Чтобы довести прототип до нормального состояния, нужны инвестиции. Свои деньги вкладывают в стартап только дураки.

Мероприятия

Порядочный стартапер должен посещать как можно больше разных тусовок, и особенно в рабочее время. Такие ивенты должны быть с бесплатным входом — это даже не обсуждается. На платные нужно суметь просочиться бесплатно, по квотам или через знакомых. Обязательный ритуал (если повезет с ФСО) — инстаграм Дмитрия Медведева, рассматривающего очередную технологическую инновацию.

Напоследок хочется обозначить цель сего опуса. Объясняя предпринимателям схожие истины и развенчивая мифы, я решил преподнести это еще раз в саркастической и утрированной форме. Для начинающих следует подчеркнуть, что все написанное выше никак не может служить инструкцией. Скорее это контринструкция, чтобы понять которую нужно немного поразмыслить. Размышлять нужно всегда.


Чтобы написать колонку для ЦП, ознакомьтесь с требованиями к публикуемым материалам.

#Колонка #Стартаперы #каково_это_быть_стартапером #российские_стартапы #виды_стартаперов #виталий_геленчик

Статьи по теме
Видео: «Цукерберг, позвони мне!»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления