[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u0432\u043e\u043f\u0440\u043e\u0441\u044b","\u0440\u0430\u0437\u043d\u043e\u0435","\u043a\u043e\u043d\u0444\u043b\u0438\u043a\u0442\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u044f","\u043a\u043e\u043d\u0444\u043b\u0438\u043a\u0442\u043e\u043b\u043e\u0433"], "comments": 15, "likes": 11, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5843" }
Редакция vc.ru
2 482

Имеет ли смысл в России делать стартап, предоставляющий услуги по разрешению конфликтов

Здравствуйте! Я свежий выпускник СПбГУП с дипломом бакалавра на руках по специальности «Конфликтология».

После учёбы вопрос применения профессиональных навыков на практике закрылся сам собой — не востребован нынче конфликтолог.

Но я нашёл надежду в работе зарубежных коллег. В Шотландии создан Национальный центр по разрешению конфликтов. Прекрасная работа, идея замечательная.

Пойдёт у нас такой стартап? Или всё-таки заказывать домашнюю пивоварню?..


Первым делом мы обратились к основателю HR-агентства Pruffi Алёне Владимирской, которая рассказала, что компании и вправду не стремятся нанимать конфликтологов, но подобные специалисты могут быть востребованными в проектной работе или на аутсорсе.

Алёна ВладимирскаяPruffi

За всё время не было ни единого случая, когда компания заказывала бы поиск конфликтолога на постоянную работу, но два раза были заявки на поиск конфликтолога на проект.

Давний случай — к нам пришло большое промышленное предприятие, где агрессивно вел себя профсоюз. Не так давно пришёл некрупный венчурный фонд, у которого возник конфликт с фаундерами проекта. При этом актив фонд терять не хотел, и команду тоже, так как видел её перспективность, но из конфликтной ситуации выйти не мог

Я не думаю, что какая-то компания будет держать у себя такого специалиста (ну, кроме специальных служб типа МЧС и прочих, но там таких специалистов готовят внутри и не нанимают снаружи). Это часть консалтинга — возможно, в крупных консалтинговых компаниях будет востребован такой специалист. Но, в целом, я очень редко вижу, чтобы решение конфликтов переносилось наружу и на это нанимались профессионалы. Для того, чтобы такой специалист стал востребован, он фактически должен создать спрос на себя (новый рынок) за счет личного пиара и первых историй успеха.

Потенциальным заказчиком для таких специалистов могут быть венчурные фонды. Очевидно, что такая компетенция разово востребована во время выборов или серьезных общеполитических и экономических конфликтов, то есть заказчиком может выступать власть, но я думаю, тут эти функции передадут уже работающим политтехнологам.

Медиаэксперт Василий Гатов попробовал рассмотреть гипотетический российский «центр конфликтологии» с точки зрения бизнеса.

Василий Гатовмедиаэксперт

Очень интересная идея у шотландцев, и реализация совершенно правильная — это не столько «консультация», сколько marketplace, где практикующие психологи-конфликтологи находят клиентов и наоборот.

Модель marketplace очень модная сегодня, потому что она, с одной стороны, не вмешивается в текущие практики (бизнеса), а создает дополнительный канал продаж. С другой стороны, она соответствует «сетевому» мышлению более молодых людей и отвечает их запросам, в отличие от старших поколений, которые полагались на «семейные сети рекомендаций». Молодое поколение как раз в основном ненавидит эту модель — «этот врач лечил еще твою бабушку», «к этому адвокату обращался еще твой брат». Молодежь предпочитает «объективизированную» информацию об услугах — по модели Yelp или Booking.com, TripAdvisor и так далее.

Для того, чтобы создавать marketplace, нужно, чтобы на рынке четко был проявлен, во-первых, спрос на соответствующую услугу, и, во-вторых, чтобы имелось достаточное (для масштабов рынка) предложений.

Я не могу сказать — по ряду причин, — насколько проявлен спрос на услуги конфликтологов. Я просто не знаю.

Равно как и не знаю, насколько много частнопрактикующих конфликтологов есть в Российской Федерации.

Единственное, что можно твердо утверждать, что этот «рынок», к счастью, защищен от внешнего импортера услуги. Конфликтология — это внутрикультурная дисциплина, для того, чтобы заниматься ею в Китае, нужно быть китайцем, а в Британии — британцем. Перевести на другой язык эту работу нельзя, особенно в семейной сфере (а там самые большие проблемы).

На мой взгляд, для того, чтобы заниматься аналогичным проектом, сначала нужно провести достаточно глубокое маркетинговое исследование хотя бы в рамках локального рынка, чтобы установить наличие спроса и предложения, возможные message channels, а также partners & adversaries. В целом, я думаю, российское общество сейчас нуждается в подобных услугах, но никто точно не понимает, как их маркетировать, за сколько и как продавать и как обеспечивать устойчивое развитие.

#вопросы #Разное #конфликтология #конфликтолог

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления