[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a_\u0438\u0433\u0440","gamedev","xbox","xbox_one","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0441\u043e\u0437\u0434\u0430\u043d\u0438\u044f","\u0438\u0433\u0440\u043e\u0432\u0430\u044f_\u043a\u043e\u043d\u0441\u043e\u043b\u044c"], "comments": 48, "likes": 22, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5890" }
Редакция vc.ru
13 682

​История Xbox One в трёх актах: запуск, смерть и возрождение

Редактор издания Polygon Брайан Кресенте написал колонку, в которой рассказал историю консоли Xbox One, указал на причины ее стартового провала и объяснил важность нового курса, взятого руководителем игрового подразделения Microsoft Филом Спенсером.

Если бы о запуске Xbox One снимали фильм, он бы точно имел трёхчастную структуру. В конце второго акта мы могли бы засвидетельствовать печальный финал. Однако, никто не знает, что последует за этим глубоким кризисом. Сюжет третьего акта известен, пожалуй, только Филу Спенсеру — новому руководителю подразделения Xbox Microsoft.

Акт 1. Запуск

Окрылённая успехом Xbox 360, компания Microsoft подошла к созданию Xbox One с новым видением. Идея, созревшая после нескольких дней публичных обсуждений, состояла в том, чтобы не просто вовлечь геймеров в игровой процесс, но в том, чтобы превратить устройство вместе с комнатой, в которой оно находится, в некий домашний развлекательный центр.

Как и при запуске других игровых приставок, появление Xbox One сопровождалось множеством слухов, причём большую часть этих слухов породили опытные геймеры, которые приняли новинку не только без энтузиазма, но и откровенно враждебно. Поговаривали, что Xbox One — просто очередная модель кабельной коробки, что игры потребуют подключения к интернету, что система не будет поддерживать игровые распродажи, что для игры потребуется камера и куча микрофонов. Напряжение достигло своего пика, когда креативный директор Microsoft Studio неудачно пошутил в Twitter по поводу игровых консолей, которые никогда не отключаются от сети. Это неосторожное заявление вызвало шквал возмущения, за ним последовали угрозы, и, в конце концов, Адам Орт был вынужден покинуть компанию.

Во время официальной демонстрации Xbox One 21 мая 2013 года в зале стоял неодобрительный гул. К большому неудовольствию геймеров, многие слухи оправдались. Интродукция началась.

Поскольку гейминг был одним из важнейших направлений Microsoft, консоль продвигалась как устройство для игр. Она поставлялась вместе с бесконтактным игровым контроллером Kinect, распознавала голосовые команды и должна была поддерживаться новой телевизионной студией и иметь спортивные приложения. Самым острым моментом пресс-конференции стал ответ на вопрос, потребует ли Xbox One постоянного подключения к интернету. Дон Мэттрик заявил, что когда играет один человек, нет никакой необходимости подключения. Однако чуть позже другой официальный представитель компании обмолвился, что консоль потребует выхода в интернет раз в сутки. К концу дня специалисты Microsoft уже заявляли, что они ещё не решили, как это будет работать.

Пока вопрос по поводу постоянного подключения висел в воздухе, главной проблемой стало назначение самой консоли. Часть игрового сообщества громко выражала своё недовольство тем, что консоль не создана чисто для игр. Объектом этого недовольства закономерно стал президент департамента интерактивных развлечений Microsoft Дон Мэттрик — человек, который, казалось, провоцировал геймеров своими заявлениями о плохой совместимости и необходимости подключения к сети.

Этот неожиданный поворот судьбы, потеря доверия пользователей, стал первым переломным моментом в истории Xbox One.

Акт 2. Противостояние

После провала во время запуска консоли, Microsoft приехал на выставку E3 2013 с намерением посвятить видеоиграм всю свою большую пресс-конференцию. Однако конференция провалилась из-за вопросов по поводу авторских прав и цены на консоль ($499), которая перечеркнула всё хорошее, сказанное об играх для Xbox One. Чуть позже в этот же вечер участники пресс-конференции Sony устроили бурю оваций по поводу цены на PlayStation 4 (она была ниже на $100). Резкой критике подверглась и политика Microsoft в области авторских прав.

Эта неудача заставила Microsoft признать существование проблемы. Спустя несколько дней Мэттрик объявил о полном пересмотре своих планов по управлению цифровыми правами, а уже через месяц он уволился из Microsoft, став СЕО компании-разработчика онлайн-игр Zynga.

Все эти неприятные моменты, а также откровенно плохие продажи Xbox One в конце 2013 года подготовили почву для резкого, но управляемого изменения политики компании.

В феврале 2014 СЕО Microsoft Стив Балмер объявил о своей отставке, и Сатья Наделла был назначен его заместителем. Несколько дней спустя Наделла назначил Фила Спенсера главой отдела Xbox Microsoft Studio. Всё это явно указывало на то, что главной функцией Xbox One теперь станет поддержка игр.

Фил Спенсер

Через два месяца после вступления в должность Спенсер объявил, что компания начинает продажи Xbox One в более дешёвой комплектации — без Kinect, который к этому моменту стал весьма непопулярным дополнением к Xbox. В июле Microsoft закрыл студию, которая выпускала оригинальный видеоконтент для консоли. Итак, второй год существования Xbox One начался со значительного снижения цены. Это был решительный шаг, очевидная попытка отменить те ошибочные решения, которые привели к неудачному запуску консоли. Microsoft решил обойти Sony в следующем году. Xbox One начал всё с самого начала: немного завышенная цена, недостаточная мощность и слишком много эксклюзивных игр. И всё-таки — Фил Спенсер уверен в этом — это действительно консоль нового поколения, с огромным потенциалом.

Акт 3. Развязка

В любой трёхактной пьесе наступает кульминация — момент, когда главный герой лицом к лицу сталкивается с решающим и непреодолимым препятствием. Это противостояние всегда приводит к моменту истины, к моменту, когда герой решает кардинально поменять курс. Для Xbox One таким моментом стало назначение Фила Спенсера и произошедшие вслед за этим изменения.

Короткая история Xbox One наводит на мысль, что игровая система не может появиться внезапно, она должна расти медленно и постепенно. В тот весенний день 2013 года Xbox One был представлен как мультимедийное устройство, дополнение к кабельной коробке, центр развлечений и только в последнюю очередь игровая система. Это было нечто технологичное, обещающее улучшить игровую среду, если вы решитесь потратить $499. Но все обещания и инновационные идеи (хорошие или плохие) не выдержали страха и негатива, идущего от геймеров.

Microsoft отступил, притормозил со своими обещаниями, отбросил плохие идеи и припрятал на будущее хорошие. То, что осталось, стало обычной игровой приставкой. Теперь у неё такая же цена, как и у PS4: $399. И пока ежемесячные продажи PlayStation 4 превышают продажи Xbox One.

Дизайн и железо поменять не сложно — это могут сделать обе компании. Как-то сдвинуть ситуацию может программное обеспечение — и в этом Microsoft преуспел. Но сможет ли Xbox One, стартовавший с такими высокими ожиданиями и отказавшийся от всех своих амбиций, чтобы остаться на рынке, снова вернуться в строй? По-видимому, да.

Microsoft смог захватить сразу два эксклюзива: очередные серии Tomb Raider и Crackdown. Компания регулярно снижает цену, устраивает распродажи и ежемесячные бесплатные обновления системы.

Сrackdown 3

Множество мелочей ещё требуют проработки — целый список второстепенных проблем, которые нужно решить. Есть и обещания, которые нелегко взять обратно. Тем не менее, оказавшись на грани провала, компания решилась отозвать некоторые из своих незрелых обещаний, не впадая при этом в анти-потребительские настроения. В жизни Xbox One наступает новый этап, поэтому пришло время обдумать новый план. Это будет план Спенсера.

Microsoft дал PlayStation 4 фору в целый год. Целью Sony было принести геймерам серьёзный игровой опыт, вывести на рынок улучшенный вариант PlayStation 3. Им это удалось, за год они смогли завоевать немало фанатов и геймеров. Но основное преимущество Sony изначально заключалось в доступной цене, тогда как в Xbox One был заложен огромный потенциал расширения рынка.

Что будет дальше, сможет ли Microsoft реализовать своё видение? Чем закончится этот третий акт? Когда-то компания Sony уступала Microsoft, но сумела догнать его с помощью PlayStation 3. Возможно, теперь настала очередь Xbox One.

#золотойфонд #Рынок_игр #Xbox #Xbox_One #история_создания #игровая_консоль

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления