[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Павел Федоров", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0441\u0442\u0440\u043e\u0432\u043e\u043a_\u0440\u0443","\u043e\u0441\u0442\u0440\u043e\u0432\u043e\u043a","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","\u0441\u0435\u0440\u0433\u0435\u0439_\u0444\u0430\u0433\u0435","\u043a\u0438\u0440\u0438\u043b\u043b_\u043c\u0430\u0445\u0430\u0440\u0438\u043d\u0441\u043a\u0438\u0439"], "comments": 13, "likes": 13, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5955", "is_wide": "1" }
Павел Федоров
4 438

11 главных тезисов из интервью сооснователя «Островка» Кирилла Махаринского журналу «Секрет Фирмы»

4 декабря сооснователь сервиса для бронирования отелей «Островок.ру» Кирилл Махаринский дал интервью журналу «Секрет фирмы». ЦП выбрал 11 важных тезисов из интервью.

1. О причине ухода из «Островка»

Кирилл Махаринский со временем понял, что дружба с сооснователем «Островка» Сергеем Фаге не помогает стартапу расти — они сильно пересекались в своих полномочия и оба хотели руководить компанией. Но лидером, по мнению Махаринского, должен быть кто-то один:

Мы не ссорились. У нас нормальные отношения. Я больше не занимаюсь операционным управлением, но до сих пор остаюсь акционером компании. Просто у меня и Сергея разные точки зрения на то, как развивать «Островок».

2. О родителях и образовании

Гениальным себя и Фаге Махаринский не считает — он говорит, что обоим помогли родители:

Благодаря родителям я получил хорошее образование. У Сергея такая же история, мне кажется. Единственное отличие между нами в этом смысле — он окончил Корнельский университет в США, а я — Оксфорд в Великобритании.

3. О переезде в Россию из США

До 2010 года Махаринский и Фаге жили в США. Когда им пришла идея создать общий стартап, они оба переехали в Россию:

Мы просто увидели тут нишу онлайн-тревела, которая показалась нам очень перспективной. В США она уже была занята компаниями, которые оценивались в миллиарды долларов.

Махаринский говорит, что он уехал из России в Англию с родителями в возрасте пяти лет, но всегда интересовался родной культурой и хотел вернуться.

4. О первых инвестициях

Осенью 2010 года, когда у «Островка» ещё не было готового продукта, Махаринскому и Фаге удалось договориться с фондом Kite Ventures и создателем AngelList Навалем Равикантом об инвестициях.

Честно говоря, мы сами не ожидали, что сможем так быстро привлечь инвестиции. Они дали нам чуть больше $1 млн.

Это было огромной удачей. И возможно, такая легкость меня и Сергея несколько дезориентировала. Мы подумали: если нам удалось так здорово стартовать, то что мешает точно так же быстро вырасти в большую компанию?

Сергей Фаге и Кирилл Махаринский

5. Об ошибках в развитии «Островка»

Махаринский признаёт, что в развитии «Островка» они сделали «массу лишних движений». Например, потратили слишком много денег на контекстное продвижение и рекламу в телевизоре, а также набрали слишком большую команду менеджеров, которая заключала договоры с отелями в СНГ:

Запустили помимо сервиса бронирования несколько проектов, которые напрямую не увеличивали наши продажи, а только работали на узнаваемость бренда. Например, у нас было приложение, с чьей помощью путешественники могли «чекиниться» в разных местах и общаться друг с другом.

Но это сейчас я понимаю, что какие-то шаги были лишними. В тот момент мы с Сергеем иначе смотрели на ситуацию. У нас было довольно много денег, и мы, чтобы быстро вырасти, решили попробовать все.

6. О финансовых показателях «Островка» и выходе на самоокупаемость

По данным журнала «Секрет фирмы», в год «Островок» тратил по $10-15 млн, а выручка была меньше: в 2012 году около $1 млн, в 2013 примерно $4 млн. Махаринский отмечает, что «Островок» официально не раскрывает свои финансовые показатели, но информация «Секрета фирмы» недалека от истины. Проект ещё не вышел на самоокупаемость:

В планах на 2014 год у нас как раз была выручка около $10 млн. Нам остается совсем немного до того, чтобы стать прибыльными.

Правда, по обороту мы еще сильно отстаем от Booking.com в России. У них он больше $1 млрд в год. У нас приближается к $100 млн. Но финансовые показатели «Островка» все время идут вверх. Не было ни одного квартала, когда они бы ухудшались.

7. О массовых увольнениях в 2013 году

В 2013 году из «Островка» уволили треть сотрудников. Махаринский объяснил это «неэффективностью экспериментов»:

Например, команда подписывала договоры с отелями в каком-нибудь регионе. Ребята подписали сотню отелей, прошло время — выяснилось, что толку от этого мало.

Что делать дальше? Нужно либо попрощаться с командой, либо дать ей другой регион. Кому-то дали, но людей было слишком много для текущих задач.

Пришлось увольнять 70 человек — в основном тех, кто договаривался с отелями, несколько разработчиков и сотрудников call-центра. Получилось болезненно, но это жизнь. Невозможно все просчитать заранее.

8. О выходе фонда General Catalyst

В сентябре 2014 года фонд General Catalyst, ранее инвестировавший в «Островок», вышел из стартапа. Свою долю, около $15 млн, фонд просто отдал обратно компании.

Кирилл Махаринский объяснил выход инвестора «проблемами коммуникации» с Сергеем Фаге — за три года представители фонда ни разу не приехали в Россию и потом их взгляды на стратегию разошлись с видением Фаге.

Почему они оставили долю [General Catalyst инвестировали в «Островок» около $15 млн] — для нас такая же загадка, как и для всех. Ситуация развивалась так. Осенью 2013 года мы начали искать еще инвестиции, обратились к ним и получили на это ответ: «Инвестировать в вас мы больше не готовы, но поможем компании тем, что оставим ей свою долю».

В каком-то смысле это действительно помогло, потому что мы смогли найти нового инвестора [фонд Vaizra Capital Льва Левиева и Вячеслава Мирилашвили проинвестировал «Островок» в июне 2014 года] и продать ему эту долю. Так мы решили проблему привлечения инвестиций как минимум до 2015 года.

9. О том, как стартапу выжить в России

Сейчас единственный способ остаться в живых — как можно быстрее показывать прибыль. И это не то что очень сложно, нет. Только вот сама философия стартапа, который с нуля может стать миллиардной компанией и стремится к этой цели, уничтожается.

Представь, что подростка жизнь заставила пойти на работу. Он должен приносить домой деньги и кормить семью. Да, он, конечно, что-то заработает, но только это вряд ли будет большая сумма и вряд ли это хорошо отразится на его будущем.

10. О текущем проекте

После ухода из «Островка», Махаринский занялся запуском глобального образовательного стартапа.

И в Quid [первый стартап Махаринского], и в «Островке» меня смущало то, что сотрудники не всегда могут развиваться как профессионалы.

Даже когда я инвестировал в их образование, посчитать отдачу от этих инвестиций было трудно. Сейчас я смотрю на человека как на софт с большим количеством «багов», влияющих на продуктивность: лень, прокрастинация, страх и другие эмоции не дают сосредоточиться на чем-то важном. Я хочу создать компанию, которая поможет людям в борьбе с этими «багами».

Стартап запустится в 2015 году в виде мобильного приложения, с помощью которого профессионалы смогут улучшать свои навыки, а менеджмент — измерять эффективность до и после обучения. Первым модулем станет программа обучения программистов.

11. О будущем «Островка»

Сейчас для меня «Островок» и Россия как девушка, с которой мы прожили несколько лет, а дальше решили пойти разными дорогами. Она очень красивая, интересная, умная. Отношения с ней были не без трудностей, но в общем прекрасными.

Я всем доволен, но, видимо, у всего есть свое время. Я уверен, что у нее все будет хорошо. И ей, и Сергею я желаю счастья и всегда готов помочь, если это будет в моих силах.

#Островок_ру #островок #инвестиции #Сергей_Фаге #кирилл_махаринский

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления