[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladimir Belyaev", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u044e\u0440\u0438\u0441\u0442\u044b","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d\u044b","\u0432\u043b\u0430\u0434\u0438\u043c\u0438\u0440_\u0431\u0435\u043b\u044f\u0435\u0432","\u043b\u0435\u0433\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c_\u0441\u0435\u0433\u0440\u0435\u0433\u0430\u0446\u0438\u0438"], "comments": 84, "likes": 13, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5989" }
Vladimir Belyaev
4 578

Законно ли менять имена водителей на «более простые» и обещать пассажирам шофёров-славян

На прошлой неделе рунет активно обсуждал национальный вопрос в такси — сервис GetTaxi провёл эксперимент по замене имён сотрудников на «более простые», а CityMobil дал клиентам возможность вызывать исключительно водителей-славян.

Владимир Беляев, координатор «Центра управления законом», объяснил в новой колонке для ЦП, почему разделять сотрудников или клиентов по национальному признаку — опасно с точки зрения российских законов и бизнес-репутации.

Понедельник — тяжёлый день. Впереди целая рабочая неделя, позади бурные выходные. Чтобы скрасить вам суровые будни, я развлеку вас статьёй о двусмысленной ситуации, в которую попало руководство GetTaxi, сравнив его с известными мне похожими случаями. Надеюсь, мне удастся подкинуть вам удачную тему для обсуждения за утренним кофе и первой сигаретой в рабочей курилке.

Помните: дискриминация — правонарушение. До тех пор, пока в объективной реальности не появилось вступившего в законную силу судебного акта, утверждение «GetTaxi занимается дискриминацией водителей» — незаконно. Поэтому статья ограничена рамками оценочных суждений, личного мнения и субъективных взглядов на жизнь.

Я традиционно воздержусь от ссылок на законы: о том, что Конституция — высший закон государства, вы и без меня знаете, а термин «дискриминация» известен всем, кто смотрел хотя бы один голливудский блокбастер.

Случай с GetTaxi стал спусковым крючком для цепочки ассоциаций. Я вспомнил многочисленные объявления «сдам квартиру только русским», такси «только для женщин» или с опцией «за рулём — славянин», вакансии «только для девушек до двадцати лет» и эпичную книжку грандиозного тролля Олега Дивова «Выбраковка».

Объявления «Сдам квартиру только русским»

Проще всего разобраться с объявлениями «сдам квартиру только русским». Три года назад прокуратура Калужской области в пылу служебного рвения провела проверку, резонно предположив, что как-то оно всё похоже на экстремизм.

Экстремизм — преступление, которое предполагает «возбуждение ненависти либо вражды, а равно и унижение человеческого достоинства», за которое виновному в худшем случае светит возможность любоваться небом в клеточку аж четыре года.

Уголовный кодекс всё-таки тяжеловат для применения в этой ситуации, да и состава с умыслом тут кот наплакал, поэтому прокуратура ограничилась традиционной профилактической беседой с редакторами четырёх газет и последующим предупреждением «о недопустимости осуществления экстремистской деятельности».

Есть ли здесь экстремизм? На мой взгляд, нет. Есть ли здесь дискриминация? Сложно сказать. Кажется, что подобные объявления выглядят как попытка ограничить целый ворох прав и свобод всех лиц, не относящихся к категории «русские»: свободу договора, например, или право на жильё. Так как я совершенно не представляю, кто я по национальности, снять квартиру при таких заходах мне было бы адски сложно.

Такси «Только для женщин», «Водитель — славянин»

Я знаю с полдесятка служб такси, которые набирают на работу только женщин и чьи клиенты, соответственно, только женщины. Задумка выглядит круто, потому что такие такси ассоциируются с чем-то безопасным, чистым и надёжным. Не знай я о более продвинутых службах такси, я бы, скорее всего, с удовольствием пользовался их услугами, чтобы доставить любимую жену домой или на работу.

Проблема в том, что, как мне кажется, такие такси могут получить приз аж за двойное превышение нормы дискриминации на душу населения. Следите за руками.

Чтобы набрать на работу только женщин, работодатель должен явно указать это в вакансии либо отказывать всем мужчинам только потому, что они мужчины. Чтобы возить только женщин, они должны явно прописать это в условиях или отказывать в услугах всем мужчинам. Каждый из этих случаев, возможно, является дискриминацией: первый случай — соискателей, второй — клиентов.

Похожая история — с опцией заказа такси «водитель — славянин»: национальность того, кто продаёт товар или оказывает услугу, ни в коем случае не может быть юридически корректным критерием выбора.

Twitter @adagamov

Закон заставляет продавца донести до потребителя безумное количество информации о себе, товаре или услуге — там и сведения об основных свойствах, и гарантийный срок, и правила использования, и наименование организации, и её адрес и ещё всякой юридической фигни аж на полстраницы, но ни национальности, ни пола продавца или покупателя там нет и никогда не было.

На что надеялись юристы, сопровождавшие деятельность подобных компаний, — непонятно.

Вакансии «Только для девушек до двадцати лет»

Трудовые отношения между работником и работодателем предполагают добросовестное исполнение взаимных обязанностей, предусмотренным законодательством и трудовым договором. Ох, простите, я случайно включил юриста головного мозга.

До две тысячи тринадцатого года жить было сравнительно просто. Работодатели и эйчары традиционно игнорировали общую для всех статью о дискриминации, поэтому сайты с вакансиями пестрили пассажами в стиле «требуются девственницы не старше двадцати лет, эльфийки по национальности, с волосами от полутора метров и грудью от третьего размера».

В две тысячи тринадцатом году халява закончилась, потому что законодатель внедрил в кодекс отдельную статью — резкую, как Борис Бритва и лаконичную, как выстрел в упор. Теперь, казалось бы, ситуация должна будет измениться — большинство кадровых сайтов хором завыли об изменении закона, а многие эйчары впервые в жизни открыли книжку с законом.

К сожалению, всех настиг большой облом: вакансиями вида «требуется женщина-повар» выдача Google заполнена до отказа даже сегодня.

Случай с GetTaxi

Цитирую Шахара Вайсера, основателя компании:

И вот мы увидели, что оценки у водителей с нерусскими фамилиями иногда ниже, чем у других, несмотря на то, что они все профессионалы. Мы пошли на эксперимент, в котором упростили имена нескольких десятков водителей, чтобы посмотреть, влияет ли это на восприятие сервиса и оценку поездки. Мы не хотим, чтобы водитель получал оценку ниже только потому, что у него другое имя.

К сожалению, эксперимент показал, что фактор расизма в России при принятии решений существует. Водители, прошедшие все тесты, если убрать фактор расизма, получают рейтинг «пять».

Почему в GetTaxi решили, что водитель получал оценку ниже из-за своего имени? Я ни разу не аналитик, но, будучи самым обычным клиентом, точно знаю, из-за чего мог бы снизить балл.

Имени или национальности водителя там точно нет.

Например, у меня может быть плохое настроение. Я мог промахнуться кнопкой голосования. Приложение внезапно заглючило. Машина некрасивая. Салон мерзко пахнет. Водитель постоянно что-то пел. У меня голова болит. Водитель налажал с маршрутом. Кресло в машине неудобное. Ремень шею натёр. Придумайте сами ещё миллион причин, из-за которых вы можете поставить плохой балл и о которых не скажут графики.

Почему в GetTaxi не подумали о том, что совы — не те, чем кажутся?

Источник

Очень прикольная штука — не разобравшись в ситуации, обвинить пользователей сервиса, которые платят деньги, в том, что они выбирают услуги, руководствуясь «фактором расизма». При этом, по всей видимости, в GetTaxi не считают произвольное изменение имён водителей тем же самым фактором. Ну как так? Впрочем, пора вернуться к юриспруденции.

Я никак не буду комментировать утверждение о том, что «они выбирают услуги, руководствуясь фактором расизма» — юридически это может выглядеть как попытка обвинить потребителей в экстремизме.

GetTaxi утверждает, что эксперимент был добровольным, но элементарная проверка показывает, что это либо ложь, либо не вся правда: посмотрите хотя бы на рассказы Дмитрия Опарина или Зои Световой. В любом случае — как же всё-таки GetTaxi получили согласие водителей?

Я заинтересован юридической процедурой, которую разработал юридический отдел для того, чтобы не попасть на массовое нарушение законных прав, свобод и интересов своих водителей.

Плохо, если согласие было устным — оно ничего не стоит, не поможет отбиться в суде или в прессе. Тем более плохо, если согласие было письменным — меня терзают смутные сомнения, что отказ от собственного имени может быть законным как в рамках трудовых отношений, так и в рамках бизнес-отношений. Такое согласие — няшное доказательство для органов власти, призванных защищать конституционные права граждан любых стран.

Очень плохо, если согласие было вынужденным и GetTaxi поставила водителям ультиматум «или так, или я вас увольняю». Мне кажется, в этом случае комментарии излишни. Просто плохо, если оно было добровольным — грамотная подводка к подписанию бумажки в мире работника выглядит агрессией, а замена имени на псевдоним требует изрядной деликатности.

По-моему, GetTaxi ведёт себя очень странно. Монолог основателя выглядит как обвинение клиентов в расизме — смотрите случай с объявлениями. Действия сервиса отдалённо похожи на дискриминацию и работников, и клиентов — смотрите случай с такси для женщин. Версия с добровольным согласием плохо пахнет, если оно было письменным и просто ужасно — если устным. Первое выглядит как нарушение конституционных прав, а второе — бесполезно, потому что ничего не доказывает.

Итоги

Ситуация с GetTaxi — тот случай, когда проверка гипотезы столкнулась с юридическими рисками, причём довольно серьёзными. Почему юристы их не отловили и разрешили проводить эксперимент в продакшене — непонятно. Уже сейчас GetTaxi попали в поле зрения органов власти и получили мощный удар по репутации.

Скорее всего, GetTaxi справятся с проблемами и разрулят ситуацию. Хороший сервис познаётся как раз в том, как он выплывает из подобных фейлов и решает нештатные проблемы. Главное — постоянно оглядываться на закон и не забывать о том, что сто баксов на юриста экономят миллионы на прокуроре.

#Колонка #юристы #законы #Владимир_Беляев #легальность_сегрегации

Статьи по теме
Зачем нужны юристы, когда они бесполезны и как с ними работать
Почему и как стартапер должен читать договоры от корки до корки
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления