[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Люда Дзержинская", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u0438\u0437\u0440\u0430\u0438\u043b\u044c","icq","wix","\u0445\u0430\u0439_\u0442\u0435\u043a","startup_nation"], "comments": 27, "likes": 19, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6079", "is_wide": "1" }
Люда Дзержинская
11 032

Страна-стартап: Как Израилю удалось завладеть преимуществом в сфере высоких технологий

В 2013 году сфера высоких технологий составляла 12,5% всего ВВП Израиля, по данным центрального бюро статистики. Пользователи сервиса вопросов и ответов Quora обсудили, почему Израиль так эффективен в хай-теке. Редакция ЦП выбрала самые интересные комментарии.

Ноэль Кайзер, директор фонда Gemini Israel Ventures и основатель облачной системы VentureApp, считает, что успех Израиля в хай-теке обеспечило уникальное сочетание обстоятельств. Он перечисляет десять из них.

1. Израиль — страна иммигрантов, где перемешались разные культуры, школы мысли и подходов. Это, в свою очередь, отличная почва для появления новых взглядов на развитие технологий. Это же было и частью «секретного ингредиента» Соединённых Штатов.

2. «Необходимость — мать изобретения». Кайзер считает, что уникальная потребность Израиля в безопасности, агрокультуре, энергии дала жизнь изобретениям в военном деле, коммуникациях, медицине, ирригации, солнечной энергии.

С тем, что у Израиля просто нет выбора, согласен и системный архитектор Гэри Пакеринг: «В Израиле нет достаточного источника воды, так что необходимо строить опресняющие заводы, и невозможно добывать гидроэлектрическую энергию. В Израиле нет ни угля, ни нефти, ни натурального газа, производство углеводородной энергии не рассматривается. С атомной энергией также проблемы. Страна зависит от технологичных решений для базовых нужд». Гэри Пакеринг отмечает, что Израиль не может доставлять свои продукты на большие рынки по суше грузовиками или поездом, как, например, Франция и Германия, распространение должно идти по воздуху (дорого) или морем (медленно). «Тяжёлая промышленность — тоже не вариант».

3. Израиль с самого начала делал акцент на важности образования, и сейчас, несмотря на малый размер страны, в ней существуют одни из лучших в мире образовательных учреждений.

4. Инвестиции в инновации. 5% израильского ВВП инвестируется в частный сектор через разные гранты Министерства экономики — «ни одна страна в мире не подошла так близко к этому показателю». С тем, что успех Израиля в хай-теке обеспечивают государственные субсидии, согласен и финансовый консультант Джон Джи Нерндон.

Кайзер также отмечает, что у всех крупных международных ИТ-компаний есть центры исследования и разработки в Израиле — Apple, Google, Intel, Microsoft, Qualcomm, Samsung, Facebook, и примерно 80% частных инвестиций в израильские стартапы приходит из-за границы.

5. Технические разработки для военных вышли на частный рынок, что даёт компаниям уникальное преимущество над глобальными конкурентами. Отличный пример — Given Imaging, аппарат капсульной эндоскопии.

6. Уникальные возможности получения и обработки информации. Некоторые молодые израильтяне получают возможность работать в одной из лучших разведывательных служб мира. Они проходят отличную подготовку и получают доступ к самым современным технологиям. Затем они заканчивают службу и идут на работу в ИТ-компании, чтобы применять полученные знания.

7. Военная служба. Молодые люди в Израиле ещё во время службы в армии понимают, что значит брать на себя ответственность и справляться с трудностями — во многих это вкладывает способность быть лидерами и предпринимателями.

8. «Местный рынок слишком мал». С первого дня израильские стартапы мыслят глобально, им нет резона нацеливаться на местный рынок — он крошечный. Многие израильские решения нацелены на то, чтобы «дать маленькому человеку шанс играть в высшей лиге», они изобретают инструменты, которые им нужны — Fiverr, EatWith, DubaMobile, Wix.

9. Хуцпа. Еврейское слово, обозначающее смелость или дерзость. Израильтяне привыкли говорить себе: «Да, мы можем», для них привычен ход мысли вроде «Конечно, наш недофинансированный стартап с Ближнего Востока с тремя людьми в команде надерёт задницу IBM. А как иначе?».

10. Продуктивность важнее иерархии. «Это культурное», — считает Кайзер. К тому времени, когда американская или европейская компания доработает собственную структуру, «дорожную карту» продукта и план работ, у израильского стартапа уже будет бета-версия продукта, готовая к установке. «Конечно, чтобы этот стартап стал большой компаний, нам нужен управляющий со стороны, потому что мы сами в этом ничего не понимаем».

Чтобы ответить на этот вопрос для себя, пользователь Quora Эмека Мба советует почитать книгу « Start-up Nation: История израильского экономического чуда».

Риск-аналитик парижского банка Societe Generale Бадреддин Лехалали считает, что нужно вспомнить, как всё начиналось, чтобы понять, как Израиль стал высокотехнологичной страной. В начале 90-х, когда СССР переживал трудные времена, увеличился уровень безработицы, а условия труда резко ухудшились. Это вынудило около миллиона высококвалифицированных (по большей части, инженеров) жителей страны переехать в Израиль.

Стране пришлось создавать большое количество рабочих мест, развивать инфраструктуру и строить новое жильё. Так или иначе, для такого количества квалифицированных мигрантов не было работы, многие из них были вынуждены занимать позиции низкого уровня, которые были неприемлемы — и они решили создавать собственные компании.

#золотойфонд #Израиль #icq #wix #хай_тек #startup_nation

Статьи по теме
Частный инвестор Игорь Рябенький стал венчурным партнером Buran Venture Capital
Google покупает SlickLogin - стартап звуковых паролей из Израиля
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления