[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Arkady Moreynis", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0430\u0440\u043a\u0430\u0434\u0438\u0439_\u043c\u043e\u0440\u0435\u0439\u043d\u0438\u0441"], "comments": 90, "likes": 33, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Arkady Moreynis
23 065

Инвестор Аркадий Морейнис: С какого перепугу вы решили, что я должен что-то делать бесплатно

В ответ на отзывы к своему последнему интервью, основатель «Антиакселератора» Аркадий Морейнис написал для ЦП колонку об отсутствии в России культуры предпринимательства, о ближайшем будущем стартапов и о том, почему инвестор ничего никому не должен.

А с какого перепугу вы решили, что я должен что-то делать бесплатно?

То, что у нас исчезающе малое количество новых хороших проектов, понятно всем. Ну, наверное, кроме самих авторов этих проектов, убежденных в уникальности своих идей. Чуваки, елы-палы, когда я слышу первыми словами «уникальная идея», «аналогов нет» — моя рука сразу тянется к спусковому крючку револьвера.

Когда я слышу про то, что «проект уже работает в Америке, поэтому я сейчас запилю такой же сайт и все полетит» — начинает тошнить.

Когда говорят, что «у нас проект готов, осталось только понять, как привлекать аудиторию» — резко начинает болеть голова.

Когда рассказывают про то, что «есть идея, но для того, чтобы сделать хоть что-то, мне нужны программисты и маркетологи» — тупо ноют зубы.

Но с другой стороны, чего мы все вас ругаем?

Мы же вам ничего не рассказывали и не объясняли про то, как надо начинать проектировать, тестировать и строить бизнес. Самые первые шаги — самые важные. Именно на этом этапе умирает 99% проектов. Именно поэтому еще 99% из выживших 1% начинают зарабатывать деньги и... застревают на нем, потому что наткнулись на родовые проблемы, заложенные в самом начале бизнеса.

Мы говорим вам — приходите к нам с подготовленными проектами, выслушиваем вас и рекомендуем эзоповым языком «убиться об стену». Потом на весь Facebook опять сетуем на то, что «хороших проектов в России нет».

Почему у нас нет поколения предпринимателей? Entrepreneurs, а не wannapreneurs. Предпринимателей, а не «хочу-им-быть». Отвечать на этот вопрос, как и на вопрос «почему у нас ссут в подъездах?», надо с 1917 года. Ну так вот получилось. Что теперь — ждать еще лет 200, пока на костях и перегное сегодняшнего поколения вырастет новое, уже впитавшее в кровь смысл и культуру предпринимательства?

Брать вас в акселератор? Забирая долю в проекте и давая вам деньги? Офигеть. На самом деле, в этом акселераторе мы будем вас учить и выправлять мозги. После этого вы новыми глазами посмотрите на себя и свой проект, попробуете заставить его взлететь и, скорее всего, бросите за бесперспективностью.

За это мы не только ничего не получим — доля в брошенном проекте не стоит ничего, — а еще и заплатим вам на несколько месяцев жизни и проведение лабораторных маркетинговых опытов. То есть, на выходе мы увидим часть людей, прокачанных профессионально и с новым взглядом на жизнь. За это заплатим мы. И не получим ничего взамен.

Хьюстон, у нас проблема. Даже две проблемы

Первая проблема. Уровень стартапов низкий, потому что низкий уровень предпринимательского знания, понимания, подготовки. Надо сначала отправить вас в ПТУ, дать основы, а потому уже выслушивать ваш проект в качестве дипломной работы. И именно в ПТУ, никакой MBA здесь не поможет. Много вы видели «магистров делового администрирования» среди успешных основателей стартапов? В ПТУ, однозначно!

Вторая проблема. За свое образование вы должны платить сами. Не хотите платить? Хороший фильтр для того, чтобы отсеять нахлебников, которые почему-то решили, что их «должны поддерживать». Чтобы проехаться на инвестиционном лифте, комфортно нажимая кнопки, вместо того, чтобы брести по дороге, идущей к храму в гору. Нафиг. Хотите учиться — платите.

И, черт побери, как я хочу увидеть больше проектов, в которые деньги можно «инвестировать», а не «пролюбливать». Есть гипотеза: если я сначала вас научу, а потом вы станете соответствующим образом выбирать идеи, продумывать бизнес-модель и, наконец, понять, что «продукт — это не то, что ты делаешь, а то, что ты продаешь» — то проекты будут лучше.

Вот с такими мыслями я и запустил свой курс про антистартапы. Услышал ряд возгласов от стартаперов: «Морейнис начал брать деньги за курсы, а-а-а, вот ведь мелочный какой». Вот хочу сразу ответить тем, кто с какого-то перепугу решил, что кто-то должен учить вас бесплатно — идите лесом. Процесс подготовки курса, программная платформа, съемки, мое время и время команды платформы на общение с вами в процессе курса — стоят денег, так что за это надо платить. Почему за это должен платить я?

И это я еще мало беру. Ровно потому, что меня интересуют проекты, которые получатся на выходе. После выпуска из ПТУ. В качестве той самой дипломной работы. Вот это, блин, интересно. Потому что пора начинать инвестировать в проекты, а не в людей.

И бонус-трек для тех, кто еще не сорвался на этом месте и не начал троллить в комментах.

Пока все в шоке

1. Начинать новый бизнес в это время — решение, близкое к сумасшествию.

2. Но, как ни парадоксально, по уровню рисков оно не принципиально отличается от состояния «сидеть на попе ровно», так как перспективы людей, даже имеющих сейчас нормальную работу и зарплату, очень непонятны. Перспективы эти полностью зависят от того, выстоят ли их компании в это смутное время. Что не факт. Найти новую работу с приличными условиями в случае проблем на старом месте будет о-о-очень сложно.

3. Таких сумасшедших будет меньше, чем в жирные годы. Новых проектов будет меньше, конкуренция между ними — меньше. Взрослые компании, работающие на целевых рынках, не будут вкладываться в развитие, их главная задача будет — обороняться, выстоять и удержаться. У нового проекта появляется шанс просочиться на целевой рынок через дырку в заборе обороны, ловить мышей никто особо не будет.

4. Игроки, живущие за счет инвестиционных вливаний, вынуждены будут начать считать деньги, так как новых раундов в ближайшие время дождаться станет, мягко говоря, трудно. Они будут вынуждены снизить накал демпинга, за счет которого они в последнее время и развивались. Это приведет к тому, что больше компаний на целевых рынках будут играть по общерыночным условиям, пытаясь зарабатывать, а не просто вкладывая деньги в убыточный рост. Как ни удивительно, но это дает шанс маленьким компаниям с маленькими костами и большей свободой и быстротой в принятии решений. Шанс начать привлекать целевую аудиторию за окупаемые деньги.

5. Начинать новый проект в расчете на инвестиции будет невозможно. Денег под идею давать не станет никто. Расчитывать можно будет только на себя и на свое умение своими силами создать продукт, привлечь клиентов и на них заработать.

6. От того, что вы опустите руки или зароете голову в песок, ничего не изменится. Гарантий на успех нет. Шанс есть всегда.

#золотойфонд #Колонка #Аркадий_Морейнис

Статьи по теме
Что читать стартаперу: Аркадий Морейнис
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления