[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Philipp Kontsarenko", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 19, "likes": 15, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6166" }
Philipp Kontsarenko
6 075

​Почему Xiaomi на самом деле нельзя называть «китайской Apple»

Редактор Mobiguru.ru и автор в 3dnews.ru Павел Городницкий написал для ЦП колонку, в которой объяснил, почему именно журналисты наклеивают на Xiaomi ярлык «китайского Apple».

Месяц назад я готовил для журнала Computer Bild большой текст про историю и успех китайской компании Xiaomi. В первой половине этого года детище Ли Цзюня обогнало Samsung по продажам в Китае, во втором полугодии компания вышла на третье место в мире, а в ноябре Юрий Мильнер решил инвестировать в Xiaomi 1,5 миллиарда долларов. 

В общем, 2014 год получился для китайцев очень удачным, даже несмотря на то, что Xiaomi провалила планы по экспансии: вместо десяти новых рынков азиаты освоили только пять. Еще одна временная неприятность связана с запретом на продажу в Индии, но речь не об этом.

До того, как открыть Word, я придумал заголовок и фразу для первого абзаца. «Воин из Поднебесной» и «Рассказ об истории китайской Apple» сформировались в голове сами собой: перед тем, как я прочитал русские и зарубежные тексты про Xiaomi, мне правда казалось, что я изобрел нечто оригинальное. Естественно, первые ссылки из Google уничтожили мою минутную веру в собственную гениальность: примерно в каждом материале Ли Цзюня назвали китайским Джобсом, Xiaomi — китайской Apple, а ее смартфоны метафорично сравнили с воинами из Поднебесной.

При этом авторы почему-то не уточняли, что сходств между Apple и Xiaomi не больше, чем телевизоров в предновогоднем «Эльдорадо». Во-первых, Ли Цзюн носит черные футболки (серьезно, это главная причина ассоциации с Джобсом), расчетливо рекламируя свой же магазин Vancl — желания быть похожим на Стива там нет. Во-вторых, политика Xiaomi не подразумевает перфекционизма: напротив, там пытаются найти баланс между ценой и самыми важными характеристиками. В-третьих, китайцы не стремятся менять мир: они просто делают так, чтобы флагманские Android-устройства были доступными. В-четвертых, девайсы Xiaomi практически всегда распространяются через онлайн-магазины — даже в Пекине у них есть только один фирменный магазин (вот, кстати, хороший репортаж оттуда).

В-пятых, в Ли Цзюне нет ни капли джобсовской надменности. Для того, чтобы это понять, можно сравнить две истории. Когда выяснилось, что у iPhone 4 плохо ловит сеть, если обхватить аппарат всей ладонью, Джобс отмахнулся и ответил на жалобы едкой фразой: «Просто не держите его так». 

Когда стало известно, что у первого собственного смартфона Xiaomi часто встречается брак, Ли Цзюн распорядился открыть в Пекине бюджетные мастерские с бесплатным ремонтом. Китайцы даже выиграли на этом: возле каждого сервис-центра висела огромная вывеска с названием компании, и Xiaomi стала узнаваемой и уважаемой как бренд.

Наконец, главное различие — сама философия Apple и Xiaomi. В Купертино пользователя убеждают, что 3,5 дюйма экрана — это оптимально, что выдающаяся из корпуса камера — это правильно, что синхронизация должна идти только по iTunes и что Bluetooth для передачи файлов — это излишество. 

Xiaomi действует совершенно иначе: обновления MIUI (прошивка для смартфонов Xiaomi — ред.) выходят несколько раз в месяц, причем в каждом апдейте разработчики выполняют просьбы владельцев девайсов. То же касается и дизайна смартфонов: топовые Mi3 и Mi4 тяжело назвать изысканными, но они удобные и универсальные, потому что пользователи так хотят.

Xiaomi заслуживает того, чтобы про нее писали много и хорошо: по балансу «цена — качество» с этой компанией могут бороться только ее соотечественники. 4К-телевизор за 640 долларов, фитнес-браслет за 13 долларов, флагманские смартфоны и планшеты за 200-400 долларов — такого больше ни у кого нет. 

Недовольство уважаемого мной Андрея Соловьева обращено скорее к журналистам, а не к компании, но нужно понять одну вещь: Apple-штампы в заголовках работают гораздо лучше, чем любое другое название материала об очередной азиатской фирме, которая напродавала кучу товара и стала популярной на родном рынке.

Печально только то, что журналисты сами начинают верить в магию братства с Apple и выдумывают натянутые параллели: Xiaomi достаточно самобытна, чтобы аналогия с американцами использовалась только в качестве магнита для привлечения внимания и кликов.

#Колонка

Статьи по теме
Почему Xiaomi нельзя называть «китайской Apple»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления