[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Ivan Kolyhalov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u0430","\u0442\u0430\u0440\u0433\u0435\u0442\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u043d\u0430\u044f_\u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u0430","\u043f\u0440\u043e\u0441\u043c\u043e\u0442\u0440\u044b","\u0430\u0443\u0434\u0438\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f","adblock","\u043a\u0430\u043a_\u0434\u043e\u0431\u0438\u0442\u044c\u0441\u044f_\u0443\u0441\u043f\u0435\u0445\u0430_\u0447\u0442\u043e\u0431\u044b_\u043d\u0438\u0447\u0435\u0433\u043e_\u0437\u0430_\u044d\u0442\u043e_\u043d\u0435_\u0431\u044b\u043b\u043e","\u043f\u0435\u0440\u0441\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u0435","\u0442\u0430\u0440\u0433\u0435\u0442\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435_\u0430\u0443\u0434\u0438\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u0438\u0432\u0430\u043d_\u043a\u043e\u043b\u044b\u0445\u0430\u043b\u043e\u0432","\u0430_\u044d\u0442\u043e_\u0432\u043e\u043e\u0431\u0449\u0435_\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d\u043d\u043e"], "comments": 42, "likes": 16, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6174" }
Ivan Kolyhalov
7 213

Как монетизировать аудиторию без рекламы: продажа данных как двигатель проектов в 2015 году

Директор рекламной компании Whisla Иван Колыхалов продолжает свою серию колонок об интернет-рекламе. Вслед за рассуждением о вреде ботов он написал текст, в котором рассказал о законности продажи персональных данных, о стоимости покупки пользовательской информации и о том, что, по его мнению, станет главным катализатором социальных проектов и рекламы в 2015 году.

Эта колонка не призвана учить чему-то или сбрасывать скандальные бомбы. Скорее, я бы хотел запустить одну очень важную дискуссию, и ваши комментарии к ней будут самыми ценными как для меня, так и для всех нас.

Как и вы, я очень долго думал на тему того, можно ли сейчас запустить социальный сервис без больших денежных вливаний (буду намеренно избегать слова «инвестиции», лично мне крайне надоевшего). Запускаешь сервис и несешь колоссальные затраты на сервера, разработку, рекламу, техподдержку. А отдачи-то и нет.

В то же время, дорогущая реклама вытаскивает из кармана кучу денег, а дешевая ботовая реклама бесполезна, зачем себя обманывать? Даже если со временем удается привлечь аудиторию, то за свои средства проект доберется до 500-1000 человек в сутки и всё. Думаешь, вот сейчас повешу рекламу и «бабульки» потекут.

Но быстро приходит осознание, что дохода с рекламы мизер, и она не покрывает проект даже в ноль. Более того, пользователи ставят AdBlock и вообще режут все ваши доходы.

Что же делать? Бегать по инвесторам? Унижаться и слушать как тебя типа умные дяди поливают говном, типа «не взлетит», «а на чем будете зарабатывать»?

Мне кажется, я нашел решение этой проблемы, предлагаю его вам к обсуждению и к поиску на его базе путей взаимодействия.

Последние пару недель на ЦП развернулась очень большая дискуссия насчет интернет-рекламы в статье про AdBlock Plus. Также уже несколько лет не утихает спор о том, что социальные проекты не монетизируемы. «Инвесторы» требуют забыть про них и сразу «зарабатывать».

Так говорят те, кто не догоняет, что такое аудиторный проект, как сложно завлечь аудиторию и, главное, как ее титанически сложно постоянно удерживать. Поскольку у нас отсутствует вторичный рынок ИТ, печатный долларовый станок, и крутануть даже убыточный проект практически нереально, то и проекты эти, получается, никому не интересны. Но это не совсем так.

Комбинируя эти две темы и комментарии к ним, можно сделать вывод: пользователя жутко раздражает реклама, которая ему не подходит и не является для него в данный момент целевой. Сначала он начинает ее игнорировать, занижая CTR, и раздражает тем самым рекламодателей.

В интернете все же действует принцип «Юзер всегда прав», и, как я глубоко убежден, силовыми методами, вроде судебных тяжб с AdBlock, невозможно решить проблему того, что твоя реклама пользователя бесит, а ты ничего не хочешь с этим делать. В итоге даже ЦП приходится решать тот же самый вопрос, поднимая эту дискуссию.

Как человек, который занимается интернет-рекламой, я всегда шел по пути большего раздражения пользователя, хоть и без жуткой рекламы. Просто за счет ярких баннеров.

То есть я всегда считал, что проблема уже много лет падающего CTR заключается в том, что пользователь просто игнорирует рекламу как данность.

Примерно год назад для меня открылась другая реальность: средний CTR по ретаргетированным объявлениям оказался выше 1%, хотя «поливание рынка» в среднем дает 0,03-0,05%. Именно в тот момент пришло осознание того, что кликают тогда, когда интересно, а если CTR низкий — значит, попадание в нужную аудиторию несущественное, и ты тупо сливаешь деньги, все больше рекламируя AdBlock.

Возможно, я только что побыл капитаном, однако я пошел дальше в своих рассуждениях. Что дает высокий CTR на контекстных объявлениях на поиске? Попадание в текущую «взбудораженность» пользователя. То есть он получает то, что ищет. Однако мы же не всегда находимся в поиске. Мы можем поискать и пойти прокрастинировать, хотя взбудораженность не прошла. Именно поэтому нас потом неделями преследуют предложения «Яндекса» и Google, что тоже не есть хорошо. Хороша ложка к обеду.

Вы могли заметить, что последнее время вся реклама стала хуже таргетироваться. Просто эти два гиганта зашифровали свои поисковые запросы для всех. Корпорации добра идут путем обычных монополий, защищая свою долю рынка.

Что же нам всем остается делать? Не одними гигантами жив рынок. Появление блоков этих рекламных сетей на вашем сайте вызовет у пользователей вопрос вроде того, что у вас все плохо с собственной продажей рекламы, а значит — сайт не крутой. Да и, в принципе, даже если все хорошо, наличие этих двух систем резко занижает премиальность сайта. Конечно не всегда и не у всех, но, как лично мне видится, в большинстве случаев.

Можно пойти путем платной подписки. Это хороший инструмент для премиальных медиа-ресурсов вроде ЦП. Пользователь всегда сможет объяснить себе траты на них аналогом покупки журнала вроде Forbes в ларьке. Но что делать непремиальному сегменту? Что делать бесплатным социальным сервисам, которые держатся за счет «уютности»?

Единственный ответ, который я нашел — это продажа данных о пользователях на сторону. А для рекламной системы — покупка этих данных.

Законно ли это

Я задался этим вопросом, однажды наткнувшись в интернете на сайт socfishing.ru. Ребята, ничего не стесняясь, как-то выдирают аккаунты социалок и трекают их по всему интернету, продавая по 1 рублю за каждого раскрытого пользователя. Расширения ли это для браузеров, кликджеккинг или еще что-то — не важно. Люди собирают и продают данные, при этом являясь ООО.

Для того, чтобы понять для себя, легальна ли такая деятельность, я написал письмо в Роскомнадзор с просьбой проверить сбор и обработку данной системой персональных данных без ведома пользователя на предмет соответствия закону №152-ФЗ «О защите персональных данных». Ответ меня ошеломил.

В двух словах орган мне ответил: все, что пользователь сам выложил в сеть для публичного доступа, не подпадает под защиту данного закона, причем это также распространяется на пункты об этом в пользовательском соглашении. Если там прямо или косвенно указано, что сайт торгует данными, то это ваши проблемы.

Я опубликовал этот материал на Geektimes.ru и получил массу откликов, в том числе — комментариев юристов, хорошо знакомых с этим вопросом.

Иными словами, добыча и продажа данных легальна, господа. Этичность этого вопроса оставляю на ваше усмотрение.

Кому же продавать данные и у кого их покупать

Последнее время сложно было не заметить развития RTB. В рамках этой виртуальной экосистемы появилось множество SSP (Sell Side Platform — платформ, продающих трафик) и DSP (Demand Side Platform — платформ, закупающих трафик), однако одно звено осталось практически девственным — DMP (Data Management Platform).

Занявшись этим вопросом вплотную, я начал выяснять, кто торгует данными. Liveinternet в личной переписке сказал, что не продает данные, хотя многие на рынке говорят, что это не так. Не продает и не продает, идем дальше. Аффилированный с Openstat Facetz.net предлагает сегменты и срезы (я лично плохо понимаю, что это) примерно по 100-150 рублей CPM, причем этот прайс именно за данные. Прайс Auditorius оказался тем же, правда, мне показалось, что они продают данные, которые и так открыты самим протоколом (тематики посещений, сами перемещения и прочее).

Коллеги, если я неправильно написал о ком-то конкретно, пожалуйста, укажите в комментариях, это не статья-разгром, напоминаю.

После колонки Евгения Гордеева, я связался с ним и спросил, продает ли данные Pluso.ru. Продает, но минимальный прайс — от $100 000 в месяц.

По большому счету, я больше так ничего и не нашел на нашем рынке (возможно, в комментариях вы предложите еще кого-то с указанием прайса).

Не знаю, как у вас обстоят дела с рекламой, но у нас обычно рекламодатели приходят с ценой от 5 до 30 рублей за клик, за показы никто покупать не хочет, поэтому потянуть прайсы вышеобозначенных компаний просто не представляется возможным.

Может быть, это так называемый «вежливый отказ», когда вместо «посыла» называется нереальная цена, и ты сам уходишь, не берусь судить. А может, у ребят таргетинг на компании с огромными бюджетами, и, как говорил известный пациент, ныне бывший девелопер домов таджиками, «У кого нет миллиарда, идут в жопу».

А как же обстоят дела на Западе? В принципе, достаточно посмотреть на агрегаторы вроде BlueKai.com для того, чтобы понять, что сбор данных и продажа в рынок на российском рынке еще даже не думали начинаться. Причем таких агрегаторов, листая западные рейтинги, я обнаружил с десяток.

Почему биржи данных, много раз обозначавшие свои запуски, так и остались на уровне пресс-релизов

Я вижу две проблемы: непонимание валидности этих данных и обычная жадность рекламных систем. Причем первая проблема решается технически, в том числе договоренностями о доступе к серверам и исходникам по сбору (в совсем уж упоротом случае), либо просто периодической проверкой внутри рекламной системы.

Вторая проблема не решается никак. Нам остается только работать коллективно, когда множество разработчиков игр и приложений, интернет-магазинов и аудиторных сервисов запускают продажу данных в одну биржу (может быть, несколько бирж) или рекламную систему, делая закрытую ценность по сбору этих данных достаточно низкой.

После статьи «Атака ботов» ко мне пришли два человека, которые предложили продажу данных своих приложений. Причем никто из них даже не задумывался о том, что эти данные вообще могут представлять какую-то ценность.

Мы договорились на первое время так: синхронизированный пользователь, у которого можно определить пол, будет стоить 2 копейки в месяц, это будет базовая цена. Возраст даст плюс 2 копейки к базовой цене, текущие поисковые запросы — еще плюс 2 копейки к базе, любые иные данные так же добавляют к цене некую стоимость.

Синхронизация происходит при показе нашей рекламе на сетях, когда мы читаем нашу куку и в этот же момент синхронизируем куку с поставщиком. Пока общее число синхронизированных пользователей, конечно, смехотворно — около пяти тысяч. Но мы этим занимаемся всего две недели, и большой путь начинается с первого шага.

Пусть цены вас не смущают, это вопрос договоренностей с конкретной биржей или рекламной системой. Например, Cossa.ru в открытую продает эти данные для ретаргетинга по 50 рублей СРМ. У каждого своя экономика и свои форматы. Наши договоренности с этими ребятами временные и могут корректироваться в ту или иную сторону. Пока можно сказать, что это альфа-версия, и говорить о конкретных деньгах еще очень рано.

В итоге один из них пилит бесплатный сервис статистики для разработчиков, второй — бесплатную социалку для мобильников, и все с одной целью: сбор данных и продажа в Whisla.

Таким образом, их бесплатные аудиторные ресурсы теперь «зарабатывают» с первого дня существования без рекламы, без монетизации, только лишь за счет привлечения аудитории и ее изучения, и они вдруг обнаружили, что им не требуются инвестиции.

Возможно, я тут опять «накапитанил», и этим все давно занимаются, а я об этом не слышал. Буду очень признателен за ваши комментарии и ценные дополнения.

Тем не менее, я считаю, что следующий год будет тяжелым для всех, и халявные распилы бюджетов надолго останутся в прошлом. На первое место выйдет, как модно говорить, «Performance marketing», AdBlock будет, скорее всего, все чаще резать «поливальную» рекламу, а рынок рано или поздно все-таки придет к CPS.


Чтобы написать колонку для ЦП, ознакомьтесь с требованиями к публикуемым материалам.

#Колонка #реклама #таргетированная_реклама #просмотры #аудитория #adblock #как_добиться_успеха_чтобы_ничего_за_это_не_было #персональные_данные #таргетирование_аудитории #Иван_Колыхалов #а_это_вообще_законно

Статьи по теме
Баннеры наносят ответный удар: Как бороться с ботами, накручивающими просмотры рекламы на сайте
Атака ботов: Как интернет-реклама, контекст и RTB обманывают рекламодателей
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления