[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Eugene Gordeev", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u043f\u0430\u0432\u0435\u043b_\u0434\u0443\u0440\u043e\u0432","telegram","\u043c\u043e\u043d\u0435\u0442\u0438\u0437\u0430\u0446\u0438\u044f_\u043c\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d\u0434\u0436\u0435\u0440\u0430"], "comments": 133, "likes": 65, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6259", "is_wide": "1" }
Eugene Gordeev
58 901

Как Дуров будет зарабатывать на бесплатном мессенджере Telegram

Управляющий партнер Russian Ventures Евгений Гордеев по просьбе ЦП рассуждает о прошлом и будущем мессенджера Павла Дурова: о правильно выбранной нише, неприлично громком пиаре и возможных способах монетизации Telegram.

«Дуров, конечно, не совсем уж такой наивный одуван», – знаем мы фразу из материалов двухлетней войны за трон «ВКонтакте». Во многом они – война, гамбит с выходом, соскок на Telegram – показательны для формирования его профиля как предпринимателя, и позволяют сделать несколько предположений, зачем же создается этот мессенджер.

Тогда

Помните презентацию Павла на DLD? Я лично пересматривал её несколько раз. Хотя бы потому, что человек, который создал небольшой командой №1 интернет-компанию Рунета, явно не будет тратить свое первое публичное выступление на какой-то общий буллщит.

Есть несколько тезисов, которые можно запомнить из 28 минут и 28 секунд:

  • 1-я минута: Я (Дуров) создал самую большую социальную сеть в России;
  • 2-я минута: Facebook из-за нас себя чувствует не очень;
  • 3-я и далее: Люблю «Википедию», делаю пожертвование в $1 миллион…

На этом, собственно, и хотелось бы остановиться.

Дуров льёт патоку о пользе «Википедии», но реальные его интересы показаны на этом слайде:

Что мы видим? Анализ Павла самых популярных сервисов в интернете по двум осям: общение – информация, бесплатно – платно.

Сейчас

Переносимся в наше время. Три года спустя Дуров контролирует и развивает один из самых быстрорастущих мессенджеров мира. 1 миллиард сообщений в день на 16-м месяце работы. И если бы мы могли положить Telegram на тот слайд, он был бы в левом верхнем углу – то есть почти зеркальное отражение «Википедии» в плане накопления информации, но тоже альтруистичное занятие. На этом можно было бы успокоиться, похлопать Павла Дурова по плечу, пожать руку и сказать: «спасибо тебе от человечества за простой, быстрый и безопасный мессенджер». Теперь у нас есть «Википедия» для знаний и Telegram для общения.

Но мы вспоминаем, что Дуров «не одуван», не страдалец (в хорошем смысле этого слова) как Джимми Уэйлс, вынужденный, по слухам, жить чуть ли не на зарплату жены. Дуров – настоящая акула бизнеса, терминатор, возвращающийся в каждой серии с какими-то дополненными фичами. Уступив «ВКонтакте», Павел не ушел в поиски себя, он пересел на космолет и помахал нам тут всем ручкой.

Что он знал еще три года назад? Вместе с Цукербергом он видел как быстро растет в социальных сетях часть, отвечающая за мессенджинг. Он видел, сколько времени проводят люди в ленте и сколько в сообщениях. Самое главное – у него были данные, зачем люди возвращаются (дороже данных ничего нет, если вы вдруг забыли).

«Не одуван» собрался с силами и запустил модель мессенджера, который не имел аналогов.

Игра в «бесплатность» – не более чем очень интересный маркетинговый ход, с помощью которого транслируются заявления «никогда не будете платить, никогда не увидите рекламу, никогда ваши данные не продадим рекламодателям». Согласитесь, что одна из самых привлекательных сторон «Википедии» как раз в том, что там нет рекламы. Да и денег они слишком настойчиво не просят, только пожертвования раз в год. Думаю, Павел выбрал один из самых классных форматов вывода проекта на рынок. Даже как-то глупо его нахваливать, всем и так ясно, что он гений в продвижении.

Я лишь поддаю пару, чтобы вы смогли во всех красках прочувствовать масштаб Дурова: уже три-четыре года назад он изучал модели мировых проектов, искал то, что нужно всем каждый день. Искал способы донесения преимуществ продукта до пользователей и возможности выделиться на старте.

Затем

В итоге мы имеем Telegram, который обладает серьезными шансами стать миллиардной компанией. Ха-ха, да не миллиардной по капитализации, как вы, наверное, сейчас подумали (этот проект столько стоит уже сейчас, если сравнивать с аналогами), а с миллиардом пользователей. В конце концов, как говорил кто-то из умных: если на рынке несколько игроков, значит никто не решил проблему пользователей. Так что пока нет мессенджера с 80% подключенных к интернету пользователями, вся эта суета лишь суета.

Лидер в мессенджинге будет стоить сотни миллиардов через 5-7 лет, потому что это самый необходимый способ коммуникации нашего времени. Если вдруг отключится интернет, но останется мессенджинг и «Википедия», мы переживем блэкаут – смешных котят будем пересылать напрямую, а за рецептами коктейлей или правилами покера ходить на «Вики». Вот насколько точно Дуров выбрал нишу для своего проекта.

Но так как Дуров изначально сделал Telegram как фаундейшн, то он не может извлекать коммерческой выгоды из проекта напрямую, там просто нет места коммерции. Так сколько же Павел заработает на проекте и как?

Я вижу два сценария:

  • Материально: У любого бесплатного софта всегда есть возможность начать продавать версию PRO для крупных корпораций. Как сторонний бизнес, как консультации, за о-о-о-очень большие деньги. В свое время BlackBerry на одном только корпоративном рынке со своим BBM (BlackBerryMessenger) имели капитализацию в десятки миллиардов долларов, может даже больше ста. Мы знаем, что Telegram – один из самых безопасных на рынке. Так представьте, если они в связке с каким-нибудь Xiaomi сделают тандем софт+железо, чтобы шифровать все уже на уровне нажатий кнопок. Так что запомним эту бизнес-модель, но вряд ли Дуров ей интересуется.
  • Нематериально: Нам, простым смертным, это тяжело понять, но, как говорил, Фрэнк Андервуд «Дураки мечтают о деньгах, мы мечтаем о власти». Но это вопрос не власти, а ещё выше – возможности доказать себе и миру, на что ты способен. Просто круто знать, что ты (Павел, а не я) способен сделать самую нужную штуку для твоего поколения. У Дурова есть шанс когда-нибудь оказаться в музее Мадам Тюссо в одной комнате с Теслой, Джобсом и Цуком. Это круче чем деньги и власть.

И что-то мне подсказывает, что восковая фигура Дурова интересует сильнее.


Чтобы написать колонку для ЦП, ознакомьтесь с требованиями к публикуемым материалам.

#Колонка #Павел_Дуров #Telegram #монетизация_мессенджера

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления