[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Люда Дзержинская", "author_type": "self", "tags": ["facebook","whatsapp","\u043c\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d\u0434\u0436\u0435\u0440\u044b","snapchat","\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435_\u043c\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d\u0434\u0436\u0435\u0440\u043e\u0432","\u0431\u0435\u043d\u0435\u0434\u0438\u043a\u0442_\u044d\u0432\u0430\u043d\u0441"], "comments": 25, "likes": 14, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6354" }
Люда Дзержинская
5 119

Аналитик Бенедикт Эванс: WhatsApp отправил SMS в прошлое — что ждёт мессенджеры дальше

WhatsApp отчитался о новых рекордах — в месяц мессенджером пользуются 700 миллионов человек, которые ежедневно отправляют по 30 миллиардов сообщений. Для сравнения, мировая система SMS — это примерно 20 миллиардов сообщений в день. Аналитик и партнёр фонда Andreessen Horowitz Бенедикт Эванс рассуждает, как дальше будет развиваться рынок мессенджеров.

Когда Facebook в прошлом году купил WhatsApp, Брайан писал, что смартфон — это социальная платформа, и в мобильной среде нет «абсолютных победителей». Он выделял четыре главных аспекта:

  • У мобильных приложений есть доступ к адресной книге, а значит, им не нужно заново выстраивать социальный граф;
  • Они имеют прямой доступ к фотогалерее, в то время, как неудобно загружать фото на сайты;
  • Приложения могут использовать push-уведомления, а не целиком полагаться на электронную почту и то, что люди будут без конца проверять ленту;
  • Самое главное, каждое приложение получает иконку на рабочем столе.

Теперь Эванс задаётся двумя вопросами — как много из мессенджеров останутся на рынке и как много из них перерастут простую переписку.

Как много мессенджеров останутся на рынке

WhatsApp вышел далеко за пределы США и Азии. В США есть Facebook Messenger, Kik, Snapchat, и даже Instagram борется за своё место. В Восточной Азии есть Line и WeChat и, возможно, другие конкуренты (и WeChat серьёзно впереди в Китае). Facebook Messenger также присутствует по всему миру. Эванс считает, что точно оценивать присутствие мессенджеров невозможно — кто-то даёт практически бесполезные данные о количестве регистраций, кто-то о месячной аудитории. По словам аналитика, гораздо понятнее была бы информация о часовой аудитории мессенджера.

Эванс отмечает, что iMessage — это «тёмная материя». Сейчас в мире используется больше 400 миллионов iPhone, но неизвестно, какая точно аудитория у этой системы связи.

Эванс считает, что возможно здесь и не нужно выбирать победителя — люди используют разные приложения для разных целей. WhatsApp может использоваться для переписки, но Instagram точно не для этого. Кроме того, смартфон идёт с тремя социальными платформами «из коробки» — голосовой связью, SMS и email, и мы используем их все. «Неужели ты собираешься добавить ещё только одно?», — спрашивает Эванс. В Великобритании и Индии что-то может заменить WhatsApp как текстовый чат, но скорее всего будет больше таких приложений, как Snapchat, которые получат время пользователей, делая что-то другое.

По его словам, последние инновации сделаны в поведении и психологии, а не в технологиях — примером тому Snapchat, Secret или Yik Yak. Эванс ожидает, что голосовая связь также станет направлением для инноваций.

Как много мессенджеров станут чем-то большим

Эванс считает, что у мессенджеров есть потенциал стать чем-то большим, чем просто коммуникацией людей. API и модель один-многим могут превратить сообщения и чаты в программное обеспечение (тоже самое происходит с пуш-уведомлениями).

В Китае то, что в Европе или США было бы отдельным приложением, — это встроенные функции. «Я скорее подозреваю, что Facebook подумывает о подобном для Messenger, сомневаюсь, что Дэвиду Маркусу (вице-президент Facebook — прим. ред.) понравилось добавление стикеров, — утверждает Эванс, — По иронии судьбы, у WhatsApp, самого большого из мессенджеров, меньше всего элементов платформы». По словам Эванса, модели WeChat, Line и, возможно, Kakao более инновационны — и поэтому выигрывают на слабостях Facebook и Google на своих домашних рынках. Они служат той же цели, что и Facebook, но иначе. «Великий китайский файерволл выступает своего рода нелётной зоной для некоторых инноваций», — отмечает аналитик.

Эванс считает, что проблема здесь глубже — модель взаимодействия со смартфонами нестабильна. «Мы действительно не знаем, что будет значить “найти”, “открыть” и “установить” “приложение” в ближайшие несколько лет», — считает Эванс.

#Facebook #WhatsApp #мессенджеры #snapchat #будущее_мессенджеров #Бенедикт_Эванс

Статьи по теме
Всеобщая перепись: Итоги удачного года для мобильных мессенджеров
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления