[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladimir Belyaev", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 72, "likes": 13, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Vladimir Belyaev
4 611

Кто сильнее, слон или кит: Невыплата зарплаты против клеветы и защиты деловой репутации

Владимир Беляев, координатор «Центра управления законом», написал для ЦП колонку о последствиях невыплаты зарплаты, клеветы и наездов на деловую репутацию — по следам конфликта между основателем агентства «Маньяко» Кириллом Готовцевым и его сотрудниками.

Юристы любят писать скучные, но полезные статьи: особенности налоговой системы в Бурунди и десять способов избежать банкротства в Донецке гораздо полезнее, чем очередная инструкция о возврате некачественного товара. Проблема в том, что о Бурунди и Донецке читать малоинтересно, а о возврате сломанной мобилки любой рассерженный потребитель расскажет круче любого юриста.

Чтобы уменьшить энтропию, настроить вас на рабочий лад и выбросить в интернет очередную порцию полезной юриспруденции, я написал статью о последствиях невыплаты зарплаты, клеветы и наездов на деловую репутацию. 

Скорее всего, вы уже поняли, что статья навеяна войной между Кириллом Готовцевым и его бывшими работниками. Я не знаю, кто прав и кто виноват в этой ситуации, поэтому ограничусь нейтральным разбором сферических случаев в вакууме. Как обычно, я воздержусь от ссылок на законы и судебную практику, но процитирую несколько определений — потому что могу.

Работник против работодателя

Смысл отношений между работником и работодателем, изложенный в российских законах, выглядит примерно так: «работник — работает, работодатель — платит деньги». По всей видимости, не нужно быть юристом, чтобы это знать. Достаточно хотя бы раз в жизни поработать кем угодно. 

В большинстве случаев работодатель вынужден платить безумное количество налогов и взносов, что автоматически превращает большую часть зарплаты в деньги Шрёдингера — они как бы есть, но для государства их как бы нет. Практика показывает, что выцарапать чёрную часть зарплаты через суд не слишком просто, поэтому если работодатель раздаст зарплату в конвертах и аккуратно заметёт следы, доказать свою правоту будет ой как нелегко.

Продолжим банкет: предположим, что по условиям задачи зарплата абсолютно белая, а работодатель — милый няша, который, вот сюрприз, перестал платить зарплату. Граждане с пережитком палеолита в сознании предпочитают два варианта поведения: забить и верить обещаниям или воевать до победного конца.

Будь я обычным юристом, я бы с радостью советовал начать войну: ведь государство всегда на стороне работника, госинспекция труда спит и видит «возбуждение дела об административном правонарушении», прокуратура еле сдерживатся от мощного наезда, а судьи удовлетворяют иски о взыскании зарплаты по принципу «направо махну — улица, налево махну — переулочек».

Будь я нормальным человеком, я бы с не меньшей радостью посоветовал забить: работодатель держит в заложниках трудовую книжку и зарплату, которую, если сжать зубы и терпеть, хоть когда-нибудь, да выплатят, ну а воевать вообще плохая идея — всё равно подставят.

На мой взгляд, оба варианта — фигня. Понятно, почему плохо терпеть — если можно не платить, никто платить не будет. А что не так с первым вариантом?

Во-первых, можно проиграть любой иск — даже выигрышный. 

Судьи вообще довольно субъективны, а конвейерный принцип работы учит их натягивать на нравящееся им решения любую нормативку.

Вышестоящие инстанции — не панацея: на суды можно убить столько времени, что, устройся читатель на нормальную работу, он получил бы меньшие убытки. Время и нервы — тоже капитал.

Во-вторых, принцип жизни многих чиновников — «пусть работает кто-то другой». Поэтому прокуратура запросто пришлёт вам отлуп «идите в госинспекцию труда», госинспекция труда пришлёт отписку «идите в суд и защищайтесь сами», а суд притормозит рассмотрение дела «до завершения проверки по заявлениям, поданным в госинспекцию труда и прокуратуру».

В-третьих, война, пусть даже конвенциональная, исключает возможность договориться и наладить отношения. Ситуации всякие бывают: кассовые разрывы, неудачные проекты, вот это всё. Никто не запрещает довести ситуацию до точки кипения: за самый тяжёлый случай невыплаты зарплаты злодею светит до пяти лет неба в клеточку. Но с кого вы будете деньги-то получать? И опять же: если у злодея нет денег, а все его активы заблаговременно записаны на любовницу, никакой исполнительный лист вас не спасёт.

Промежуточный итог: воевать нельзя терпеть. Решение: поговорить, а если не получилось — написать и отдать милое и вежливое письмо. Грозить казнями египетскими не нужно, а вежливо расписать, сколько денег вам должны, а заодно и наглядно проиллюстрировать последствия неуплаты в течение ближайшей недели — хорошая идея. Ничто так не прочищает мозг равнодушного работодателя, как спокойный разговор и вежливое бумажное письмо.

Клеветник против правдоруба

Закон разрешает говорить неправду чиновникам, мультяшкам и неверным мужьям, слишком поздно вернувшимся домой и заодно пропахших чужим парфюмом. Более суровые случаи лжи неизбежно сваливаются в клевету, оскорбления или причинение ущерба чести, достоинству или деловой репутации. Все три эти нехитрые материи друг на друга сильно похожи, но не равнозначны.

Во-первых, само по себе распространение сведений, порочащих чью-то честь, достоинство или деловую репутацию, может остаться рядовым случаем, который не уйдёт дальше гражданского дела в суде, взыскания скольких-то тысяч рублей морального ущерба и принудительного опровержения ложных сведений. 

Особо пикантен тот факт, что соответствие сомнительных сведений действительности должен доказывать ответчик. Поэтому если в неком абстрактном гипотетическом случае недовольные работники, распалившись от ощущения скорой зарплаты, позволили себе высказывание бессмысленной и недостоверной фигни — поздравляю, в папочке у юристов другой стороны уже есть нотариальные протоколы осмотра сайтов и они, скорее всего, уже на пути в суд.

Во-вторых, распространение недостоверных сведений может послужить основой для уголовного дела. Сюрприз, если вы не знали — любители набрасывать на вентилятор в интернетах могут оказаться на скамье подсудимых и получить в государственную карму мощный минус. 

Судимость — это неприятно.

В-третьих, помним об оскорблении. Если обложить бывшего работодателя, пусть он даже не платит зарплату, в интернете — до кучи получим административку и штраф до пяти тысяч рублей.

Промежуточный итог: правило «если в отношении тебя нарушили закон, отвечай взаимностью» не работает. 

Итоги

Разберём гипотетический случай, не имеющий никакого отношения к известной ситуации. 

Для простоты возьмём за отправную точку тот факт, что у каждой стороны спора есть основания для наезда: работодатель не выплатил зарплату за пару-тройку месяцев, а работники навысказывали в интернете такого, что хватит на средних размеров тред в «дваче».

Финал истории предсказуем: если обе стороны достаточно настойчивы и их юристы достаточно круты, мало не покажется никому. Начнётся третья мировая, в итоге никто не победит. Мне кажется, это скорее хорошо, чем плохо — осознание этого простого факта должно подтолкнуть стороны к тому, чтобы разойтись по углам, признать взаимные косяки и договориться о досудебном урегулировании ситуации. Чего мне очень хотелось бы.


Чтобы написать колонку для ЦП, ознакомьтесь с требованиями к публикуемым материалам.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления