[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Aleksey Lazorenko", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","uber","blablacar","\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0435\u0439_\u043b\u0430\u0437\u043e\u0440\u0435\u043d\u043a\u043e","\u0440\u0430\u0439\u0434\u0448\u0435\u0440\u0438\u043d\u0433","\u0441\u0435\u0440\u0432\u0438\u0441_\u043f\u043e\u043f\u0443\u0442\u0447\u0438\u043a\u043e\u0432","\u0433\u043e\u0441\u0443\u0434\u0430\u0440\u0441\u0442\u0432\u043e_\u0438_\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u043d\u0435\u0442_\u0441\u0435\u0440\u0432\u0438\u0441\u044b"], "comments": 98, "likes": 17, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Aleksey Lazorenko
8 757

Алексей Лазоренко, BlaBlaCar: Год работы в России и Украине

Основатель компании «Подорожники» и руководитель райдшеринг-сервиса BlaBlaCar в России и Украине Алексей Лазоренко написал для ЦП колонку о том, что в 2014 году изменилось с таким явлением, как райдшеринг, в общем и проектом BlaBlaCar в частности.

В феврале прошлого года BlaBlaCar вышел в Россию и на Украину. В течение следующих 11 месяцев рынок райдшеринга в этих странах изменился кардинально. Немногочисленные игроки быстро сдали позиции (кажется, безвозвратно), а BlaBlaCar собрал больше миллиона регистраций и стал одним из самых обсуждаемых транспортных стартапов года (не только в России, но и во всем мире).

Я написал для ЦП колонку про итоги года райдшеринга в России. Но редактор ее тут же «завернул» со словами, что это история про BlaBlaCar, а не про индустрию. После непродолжительной переписки мы пришли к мнению, что после редактуры колонка все-таки может быть опубликована, потому что это тот случай, когда целую индустрию (пускай пока маленькую) фактически представляет одна компания. Как государственный монополист, РЖД представляет весь железнодорожный транспорт России, или «Почта России» — почтовые услуги. С той лишь разницей, что BlaBlaCar — это коммерческая компания.

В начале 2014 года в России случилось большое событие, касающееся индустрии sharing economy — крупнейший международный райдшеринговый сервис BlaBlaCar вышел на территорию России и Украины за счет поглощения локального игрока — компании «Подорожники», которую я основал в 2011 году. Скажем прямо, тогда, в феврале, это «большое событие» не было обласкано отечественными СМИ, потому что, как я полагаю, широкие массы и журналисты в частности не до конца понимали, что вообще произошло.

В декабре 2014 года, то есть меньше чем через год, BlaBlaCar объявил, что количество регистраций в России перевалило за миллион пользователей. Это оказался самый успешный старт в истории компании. Для многих россиян странное слово «райдшеринг» и BlaBlaCar стали синонимами.

Если сказать совсем просто, то райдшеринг — это способ автомобильных поездок, когда водитель и пассажир, которым по пути, находят друг друга на специализированном сайте и делят между собой транспортные расходы.

Последние пять-шесть лет подобные сервисы с разной степенью успешности появлялись на территории некоторых стран постсоветского пространства и либо «выдыхались», так и не набрав критической массы пользователей, либо не могли трансформироваться, навсегда оставшись онлайн-форумами (e1.ru), либо худо-бедно существовали, с разной степенью успешности раскручивая себя на голом энтузиазме. «Подорожники» относилась к последнему типу компаний, у нее были достойные конкуренты, такие как «ВПути», «Попутка», «Попутчик», «Довезу!» и другие.

То есть компаний, раскачивающих этот рынок, было несколько (не хочу сравнивать степень их успешности), а достичь эффекта, который на конец 2013 года был в западных странах Европы, не получалось — там райдшеринг фактически стал альтернативой автобусам и поездам, и разные сервисы вместе перевозили более трех миллионов пользователей каждый месяц.

К началу 2014 года BlaBlaCar уже собрал самою большую базу попутчиков (5 млн) и работал в 10 странах. Во многом успех компании был связан с получением инвестиций (более $10 млн), которые были вложены в слияние с аналогичными сервисами в Италии и Польше. BlaBlaCar уже был лидером в странах своего присутствия, не считая Германии, где патриарх европейского райдшеринга Carpooling.com прочно держал оборону. В январе 2014 года состоялась покупка российско-украинского сервиса «Подорожники», и количество стран присутствия BlaBlaCar увеличилось до 12.

Значительные рекламные бюджеты и успешный опыт продвижения от европейских коллег позволили BlaBlaCar быстро обогнать по популярности всех конкурентов «Подорожников». Активный онлайн-маркетинг позволил за первые три месяца работы в России собрать более 250 тысяч регистраций. Европейский топ-менеджмент не верил своим глазам, нам пришлось пересмотреть планы развития в сторону увеличения расширения компании.

Летом начали заниматься PR-продвижением, и новость о получении рекордных для европейских стартапов $100 млн появилась во всех федеральных СМИ. К этому моменту наше сообщество уже перевалило за полмиллиона участников, сарафанное радио распространяло слух о сервисе как лавина, и мы начали отдельно заниматься работой с сообществом, пытаясь контролировать негатив и слухи в социальных сетях.

Летом 2014 года окончательно стало понятно, что райдшерингу в России быть.

К счастью или не к счастью, олицетворением отрасли стала одна единственная компания, «высосавшая» всех пользователей у своих конкурентов.

Еще из результатов развития райдшеринга в мире можно отметить смещение Carpooling.com с лидирующей позиции в Германии. Опять же отличилась BlaBlaCar. В январе 2015 года компания объявила о выходе на рынок Индии.

Интересно и то, что происходило в соседних русскоговорящих странах. Местные стартаперы не обошли вниманием райдшеринг. Некоторые из них прямо скопировали сайт BlaBlaCar, например, осенью запустился белорусский Gocar, которые не постеснялся сохранить даже фирменные иконки, демонстрирующие степень болтливости попутчиков — «blablabla».

Большинство из этих стартапов упорно наступают на самые очевидные грабли — пытаются построить райдшеринг на внутригородских поездках и конкурировать с такси (казахский Tezway).

Для понимания контекста развития райдшеринга в России любопытно посмотреть, что происходит в зарубежных странах. Ньюсмейкерками года я бы назвал два американских онлайн-сервиса по вызову такси — Uber и Lyft, которые совершили революцию в индустрии такси (вы и так знаете почему, поэтому не буду повторяться).

Но после такого, как они столкнулись с жестким законодательным противостоянием в отдельных странах (особенно в азиатских, но не только), Uber и Lyft создали свои квази-райдшеринговые приложения, которые позволяют пассажирам делить между собой стоимость поездки.

Однако водители как были таксистами, так и остались, поэтому эти сервисы можно называть райдшеринговыми с большой натяжкой. При классическом райдшеринге водители только компенсируют стоимость топлива. Кстати, stylebook агентства Associated Press недавно запретил своим сотрудникам называть эти сервисы райдшеринговыми.

Нельзя не упомянуть желание Caropooling.com, проигравшего лидерство BlaBlaCar, выйти на рынок США при посредничестве Uber. Любопытно также решение компании SNCF (французский аналог РЖД) запустить свой собственный райдшеринговый сервис ( idvroom.com). В странах Латинской Америки также появился свой амбициозный проект Tripda, который, не успев уверенно встать на ноги в родном регионе (Бразилия, Мексика, Уругвай, Чили), уже начал экспансию в Азию — Индия, Пакистан и так далее. Даже в Арабских Эмиратах появился свой сервис Carpool Arabia.

Индустрия райдшеринга очень молода. Если в развитых странах (например, в Германии) еще можно было видеть упорную битву между сильными соперниками, то в развивающихся странах, таких как Россия, Турция, Бразилия, Индия, одного сильного игрока с деньгами достаточно, чтобы за пару месяцев завладеть лидерством.

Однако, неверно предполагать, что деньги решают все. Главный актив райдшеринговых сервисов — это база пользователей.

Чем их меньше, тем компания слабее. Поэтому на начальном этапе компании бросают все свои усилия именно на привлечение аудитории, пренебрегая коммерческой выгодой (BlaBlaCar до сих пор монетизирован лишь в двух странах из 14, даже в Германии, где Carpooling.com давно платный, BlaBlaCar по-прежнему остается бесплатным).

Пара слов о финансовом кризисе. Как правило, большинство отраслей в кризис чувствуют себя не лучшим образом. Но этого нельзя сказать про отрасли, связанные с экономикой совместного потребления, которая сама по себе появилась и сформировалась как ответ на подобные кризисы. Являясь частью этого экономического тренда, райдшеринг в кризис только притягивает к себе внимание людей, потому что помогает экономить. Есть все основания полагать, что в 2015 году кризис сыграет на руку райдшерингу.


Чтобы написать колонку для ЦП, ознакомьтесь с требованиями к публикуемым материалам.

#Колонка #uber #BlaBlaCar #Алексей_Лазоренко #райдшеринг #сервис_попутчиков #государство_и_интернет_сервисы

Статьи по теме
Алексей Лазоренко, BlaBlaCar: Почему райдшеринг — не автостоп
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления