[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Ivan Kolyhalov", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u043d\u0435\u0434\u0432\u0438\u0436\u0438\u043c\u043e\u0441\u0442\u044c","\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a","\u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441","\u043d\u0435\u0444\u0442\u044c"], "comments": 244, "likes": 63, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6740" }
Ivan Kolyhalov
54 016

Колонка пессимиста о кризисе: Бросайте стартапы, спасайтесь, кто может

Колумнист ЦП, предприниматель Иван Колыхалов написал материал о том, как, по его мнению, протекает нынешний кризис, чем он отличается от аналогичных потрясений в 1998 году, как влияет на рынок и какие у нас шансы на спасение.

Когда все хорошо, мы смотрим по сторонам и думаем, что будет лучшим вложением сейчас, через пять лет, через десять. Смотрим на недвижимость, интернет-торговлю, банковские депозиты, смотрим на вложения в растущие акции, изучаем рынок ПИФов и корпоративных облигаций. Периодически читаем про успешные рестораны, про крупные венчурные сделки, про классные выходы и строчки рейтингов Forbes. Всё хорошо, когда всё хорошо. Правда, в это время почему-то всегда есть ощущение, что место у кормушки кем-то занято, а тебе остались крошки после барского обеда. Тем не менее, адаптируемся, находим свою нишу и как-то худо-бедно существуем со своими взлетами и падениями.

Однако в какой-то момент на горизонте появляются тучи. Буквально из ниоткуда, и волна за волной — начинается шторм. Привычная жизнь вдруг начинает валиться из-под ног, вокруг мы слышим плач и стоны, а спасательные шлюпки заняты небожителями и уже спущены на воду.

Далеко не все шлюпки заняты небожителями. Многие из них были заняты теми, кто хитрее, умнее, про тучи знал заранее и застолбил себе место на вертолете, который улетел еще до появления туч.

В России штормы были всегда, но особенно ярко они стали появляться при свободной рыночной экономике, когда каждый стал сам за себя. С тех пор мы пережили кризис переходного периода с пустыми магазинами, пережили 91-93 года, с путчами и стрельбой на улицах, пережили 98 год, когда рубль девальвировался буквально за пару месяцев в несколько раз, пережили 2008 год и вот снова кризис 2014-2015.

Из всех предыдущих кризисов многие из нас вынесли простые уроки:

  1. Будут девальвировать рубль;
  2. Кучу народу поувольняют;
  3. Упадет недвижка;
  4. Упадут цены и будут везде распродажи;
  5. Какие-то бизнесы закроются и из-за этого освободится «поляна», которую можно под шумок забрать;
  6. Довольно быстро все закончится и через 3-4 года будет все по-старому.

К сожалению, в этот раз все иначе. К сожалению, в этот раз быстро кризис не закончится и дальнейшая перспектива у нашей страны довольно мрачная. Можно долго на эту тему сокрушаться или надеяться на «пронесет», можно блистать оптимизмом и постить раз за разом в Facebook про «наши победят фашизм на Украине», а можно посмотреть правде в глаза и быстро думать, а что же делать дальше.

Итак, что же нам известно:

  1. В структуре доходов бюджета России экспорт углеводоровов занимает 50%. Все остальное якобы НДФЛ, НДС, налог на прибыль и сопутствующие. На самом деле, через косвенные трансферты это соотношение будет сильно больше. Если посмотреть на структуру экспорта через призму платежного баланса, то мы увидим, что 80% в этом списке будет занимать экспорт углеводородов. Все остальное делится в смешных пропорциях на всех остальных.
  2. «Крым наш», но нам за это влупили санкции, которые снимать никто не намерен. Самое страшное в этих санкциях — это фактическое эмбарго на коммерческие интересы в РФ и Крыму. Если совсем точнее, то американским компаниям, а также компаниям из стран-союзников США фактически запрещено заниматься бизнесом, который связан с предоставлением кредитов, обслуживанием нефтяных платформ и буровых установок. Также, как мы видим по Крыму — отказ в предоставлении услуг и сервисов онлайн-компаний и запрет на переводы с использованием Visa и Mastercard.

Что это значит для обычного гражданина? С Visa и MC все понятно. Неприятно, но не смертельно. Вроде как наши законодатели заявляют, что снова заработают, хотя с трудом верится.

А остальное очень даже. Если учесть, что 80% рынка обслуживания нефтедобычи составляли высокотехнологичные американские компании со штатом в 10 тысяч человек (на территории России), то представить ситуацию замены этих компаний просто мало возможно. Представьте, что вы купили себе Volkswagen, а вдруг запчасти для него стали под запретом. Долго вы на нем проездите? Иными словами, добывать нефть скоро будет некому. Представить ситуацию, что вы резко заменили запчасти для VW запчастями от «Волги», да еще которую сняли с конвейера 10 лет назад, тоже проблематично. В итоге мы можем наблюдать в новостях разговоры о том, что Россия снижает добычу, чтобы якобы поддержать стоимость нефти.

Если учесть, что цена на нефть формируется фьючерсными контрактами в Лондоне и в Нью-Йорке, а не в ОПЕК, то можно понять довольно легко, для кого эти заявления.

Крайне немаловажным является запрет кредитования российской экономики. То есть деньги брать неоткуда. С учетом того, что рубль является де-факто производным инструментом от доллара, вдруг оказалось, что рубль никому не нужен. Этот факт легко можно проследить, начиная от крупных банков, первыми сливающих рубли в 2014 (и якобы против кого была 17% ставка придумана), ну а также по настроениям, царящим до сих пор в обменниках.

Это значит, что в отличие от всех предыдущих кризисов, даже если вдруг нефть вернется к 120 долларам за баррель (в то же время в России ее добыча уже падает от месяца к месяцу, а к концу года и вовсе может упасть до исторических минимумов) ничего, собственно, не изменится. У многих здравомыслящих аналитиков гуляет соотношение примерно 100 к 100, то есть нефть по 100 и доллар к рублю по 100.

В прошлые кризисы наша власть и бизнес могли перекредитоваться на Западе, перекрутиться, тут подтянуть, там подождать и в итоге выкарабкаться за счет доступа к финансированию. Что и произошло в 2009-2010 гг. В этот раз этот фокус не пройдет. Доходы от нефти будут падать вне зависимости от ее цены, инвестиции в страну запрещены. Экономика схлопывается изнутри.

Что в ответ на все это сделала наша власть на настоящий момент:

  1. Сначала объявила санкции в виде запрета импорта большей части продовольствия. Многие посмеялись, мол, и без устриц с хамоном переживем. Однако помимо этих «излишеств» в списке числились простые овощи, рыба, мясо.
  2. Девальвировала рубль с 33 до 66 (на момент написания статьи). То есть в два раза. С учетом локализации производства на уровне 30% (согласно данным Минэкономразвития), мы получили увеличение цен в среднем в 1,5-2 раза на импортную продукцию, а также отказ зарубежных поставщиков поставлять продукцию без предоплаты в валюте. То есть фактически кушать нам скоро останется только белорусскую картошку (которую, кстати сказать, тоже придется покупать за доллары по распоряжению Лукашенко).
  3. Потребовала от бизнеса импортозамещения большинства импортной продукции, на что бизнес с удовольствием отозвался, но тут же…
  4. …подняла ставку ЦБ до 17% (опустив чуть позже до 15%), что сделало кредитные средства недостижимой роскошью на протяжении почти двух месяцев. Взлет межбанковских ставок до 25%, а кредит для бизнеса в 30-40% стал для многих большой неожиданностью. Неожиданностью оказалось это для держателей кредитных линий. Это когда вы имеете доступ к деньгам, зависите от них и используете для неотложных срочных нужд, либо для финансирования краткосрочных убытков.

Представьте ситуацию, когда вам требуются деньги для выплаты зарплаты, например, оплаты топлива для комбайнов, а на столе лежит письмо из банка, что деньги теперь можно взять не по 12-13%, а по 30%.

На момент написания статьи межбанковская ставка опустилась до 15,5-18,5%, то есть примерно до 25% для бизнеса. Тем не менее в настоящий момент кредиты почти не выдаются из-за возросших рисков невозврата. Не выдается ипотека, а сегодня (11.02.2015) даже «Тинькофф-банк» сократил кредиты населению.

В итоге, судя по действиям и заявлениям всех членов власти, можно сделать простой вывод: никакого плана по выходу из этой ситуации нет. Люди наверху тупо ждут отскока нефти. Это легко можно проследить по заявлениям без исключения всех, кто говорит ртом для СМИ, по действиям ЦБ на валютном рынке, по золотовалютным резервам, по «антикризисным программам» (где, кстати, для сельского хозяйства выделено меньше процента средств для поддержки).

В американской экономической мысли последнее десятилетие набирает обороты новое ответвление, называемое «Социономика». Ее самое важное и главное отличие от классической экономики заключается в отрицании постулата о том, что все экономические агенты являются рациональными и принимают решения рационально. В социономике принято за факт, что экономические агенты принимают решение на основе эмоций, импульсов, поведения толпы, характера новостей и чего угодно, но не здравого смысла или экономических расчетов. Это подтверждается статистическим фактом, что 90% агентов на биржевых рынках проигрывают свои капиталы.

В 30-х годах 20-го века Ральф Нельсон Эллиот выдвинул теорию о волновом принципе поведения толпы, начиная от первичных импульсов, заканчивая полным циклом формирования тренда. С тех пор эта теория была широко развита и принята в американском экономическом обществе. Не как основа, но как важная составная часть экономики и анализа поведения экономических агентов.

Что же это дает нам? Это нам дает инструмент анализа текущей ситуации и нашего места в ней. Для того, чтобы понять вообще где мы находимся в настоящий момент и куда двигаемся дальше, давайте обратимся именно к Эллиоту и взглянем на следующий график, являющийся, по сути, квинтэссенцией его правил и постулатов.

На графике мы видим цены на нефть. В левой части легко узнается характерная гора 2008 года и последующий за ней обвал. В правой части мы видим развитие событий до 2014 года. В это время мы все стали обрастать стартапами, грамотностью, узнали, что такое инкубаторы, свободное обращение электронных денег, биткоины и Facebook за 100 миллиардов. Не обращайте внимания на цифры и буквы на графике, это обозначения из теории Эллиота. Самое главное мы видим на красной линии в правой части. Сначала поход на 40 долларов за баррель (что мы уже сделали), потом отскок до 80, потом опять вниз до 20.

Знаю, многие из вас сейчас про себя называют меня умником задним умом, глядя на этот график.

Что скажете про этот?

Как вы можете наблюдать, все-таки есть люди и теории, которые позволяют сесть на вертолет до появления туч.

Как мы можем это интерпретировать? Примерно следующим образом:

  1. Власть никаких уроков не сделала в 1998 году, не сделала в 2008 году и не сделает сейчас. У власти те же люди, что и 15 лет назад.
  2. Никакого плана по выходу из кризиса нет. Власть тупо ждет отскок цены на нефть. Максимум на что они способны — сокращать расходы, что приведет к безработице, падению доходов и трат внутри страны, рост мелкой преступности, рейдерство и передел собственности по типу 90-х годов (силовой блок уже сокращают).
  3. Как только нефть наберет устойчивый рост (а власть в этом пока еще сомневается), все, что предшествовало кризису, начнет возвращаться. По телевизору мы увидим «вставание с колен», «нас просто так не нагнешь», «Россия выдержала удар». Помимо этого, будет кратковременное укрепление рубля. Искусственно краткосрочно выросший рубль (55-57 в ближайший месяц), как электоральный механизм даст ура-патриотам орать громче. Но…
  4. …не так долго, потому что дальше нефть уходит на $20-30 за бочку и крики начинаются не от радости, а от боли в известных местах. Рубль улетает в небеса до 100-115.

Как вам баклажаны по 1000 рублей, бензин по 80 рублей, мясо по 800 рублей, а зарплаты всё те же?

Есть мнение, что после этого нефть может начать долгое-долгое восхождение обратно на $120. Но ведь мы уже знаем, что пока мы не уладим конфликт с Украиной, для нас что $120, что $12, что $500 — совершенно ничего не значащие цифры.

Итак, друзья мы схлопываемся, и быстрее, чем могли себе представить в самых страшных снах, строя открытый рынок и капитализм последние 20 лет. Мы сокрушительными темпами возвращаемся в 90-е года.

А как все это относится к венчуру, спросите вы, и стартапам? Дорогие мои, я думаю, что ФРИИ провёл последний набор в своей жизни, а инкубаторы при университетах превратятся в посиделки студентов и старых друзей на тему «Как было прикольно раньше». А может перепрофилируются в учебные помещения, например, для дополнительного платного образования.

Как можно заработать на схлопывающемся рынке? На падающем рынке можно заработать маржинальной торговлей. На схлопывающемся рынке можно заработать, хватая все, что не прибито к полу и бегом, пока не убили другие растаскивающие.

Возьмите онлайн-ритейл, самый большой в рунете бизнес, и скажите, каковы его шансы, если продуктовый ритейл уже начал рушиться? А что с обслуживающими этот ритейл стартапами, спросите вы? То же самое.

Возьмите рекламу, второй по значимости рынок. Каковы ее шансы, когда бизнес рушится, а контрагенты просто перестают платить, не отвечая на телефон?

Может, HR? Возможно, но кому спецов продавать, если конторы либо закрываются, либо уезжают?

Недвижка! Она всегда будет в цене! Давайте посмотрим на этот график:

Мы видим московскую недвижку. Поразительное сходство с ценой на нефть, не находите? Которую мы, кстати, проанализировали, и знаем, куда она двинется дальше. А раз мы знаем, что будет с нефтью, мы знаем, что будет с недвижкой в Москве.

Стартап по поиску никому не нужной недвижимости? У людей денег нет, ипотеку не получить, а если получить, то под 30% годовых. Иностранных вложений нет, компании уходят, экспаты уезжают.

«Но она же отскочит! Как всегда отскакивала!». Так же, как и для экономики цена нефти уже ничего не значит, так и для недвижимости тоже. Не отскочит. Для того, чтобы более полно оценить мои слова на прочность, предлагаю вам посмотреть на недвижимость Японии в 80-х годах, которая без всяких санкций рухнула на 80% и не вернулась на докризисные уровни до сих пор.

Может, стартап по поиску билетов на самолеты, путешествий и проч? На рынке, который уже схлопнулся на 50%, будет следовать курсу USD/RUB и негласному запрету на выезд сотрудников силовых ведомств? Оптимистично.

Представьте себе толпу людей, которая, как и раньше, покупает подорожавшие в три раза путевки в Египет при курсе 100 рублей за доллар.

Вообще эта статья должна была закончиться тем, что я бы давал рекомендации о том, где можно заработать. На данный момент некоторое время можно пытаться зарабатывать на Западе. Деньги там пока есть (которые тратятся на потребление), можно делать приложения, можно еще буквально несколько месяцев спекулировать на акциях, венчуре и пр. А потом случится вот что:

Это индекс S&P 500, составленный из 500 крупнейших компаний в США. Попросту говоря, он рухнет. Глядя на его же график ниже, я думаю, не нужно долго объяснять, куда именно? На графике вы увидите первую гору «доткомов», вторую гору, рухнувшую в 2008, и сейчас, причем мы на самом пике:

А как это с нами связано? Напрямую. Углубление кризиса все сильней и сильней. Не бегство, а уже массированная эвакуация капитала. Продажа всего и вся. Падение цен на все.

Ждет нас как минимум пять лет такой болтанки, что предыдущие штормы покажутся просто слегка ветреной осенней погодой.

Мой совет? Спасайтесь, кто может. Вывозите, конвертируйте, сокращайте, увольняйте, берегите, не ввязывайтесь, не начинайте. Только быстрые спекуляции здесь и сейчас. Никаких кредитов, никаких инвесторов, никаких стартапов. Животные инстинкты — ваш верный путь к спасению.

Завершая статью, хочу вам показать наглядно, что нас ждет довольно скоро.

При нынешней власти в России будет успешный опыт Венесуэлы, которая ввела контроль цен на продукты:

Может быть, глядя на картинку, вам придет в голову, как можно заработать на обнищавшей толпе, стоящей за продуктами в очереди в разрешенные дни (не больше двух раз в неделю).

Удачи!

#золотойфонд #Колонка #недвижимость #рынок #кризис #нефть

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления