[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0434\u0435\u043d\u044c\u0433\u0438","\u043c\u0442\u0441","\u0431\u0438\u043b\u0430\u0439\u043d","\u0430\u043b\u044c\u0444\u0430_\u0431\u0430\u043d\u043a","\u0431\u0430\u043d\u043a\u0438","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d\u044b","\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0439\u0441\u043a\u0438\u0435_\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d\u044b","\u043c\u0435\u0433\u0430\u0444\u043e\u043d","sms","\u0431\u043e\u043b\u044c\u0448\u0430\u044f_\u0442\u0440\u043e\u0439\u043a\u0430","sms_\u0440\u0430\u0441\u0441\u044b\u043b\u043a\u0430","\u0443\u0432\u0435\u043b\u0438\u0447\u0435\u043d\u0438\u0435_\u0438\u0437\u0434\u0435\u0440\u0436\u0435\u043a","\u044f_\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430\u043b_\u0432_\u0431\u0430\u043d\u043a\u0435_\u0438_\u0441\u0430\u043c_\u0432\u0438\u0434\u0435\u043b","\u044d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0442","\u0438\u0437\u0434\u0430\u043d\u0438\u0435_\u044d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0442","\u0447\u0442\u043e_\u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c_\u0431\u0430\u043d\u043a\u0430\u043c"], "comments": 28, "likes": 19, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6748" }
Daria Khokhlova
10 177

Почему банки отказываются от SMS и переходят на мессенджеры и push-уведомления

В начале 2014 года правительством России были внесены изменения в федеральный закон «О национальной платежной системе», которые обязали все банки и платежных операторов информировать клиента о любых операциях по его карте. В то же время операторы «большой тройки» в несколько раз подняли цены на SMS для юридических лиц — в том числе, и для банков.

ЦП узнал, как банки сокращают возросшие расходы на SMS и как на их деятельности сказались принятые поправки к закону.

В мае 2014 года Владимир Путин подписал закон «О внесении изменений в федеральный закон “О национальной платежной системе”». Поправки к федеральному закону коснулись деятельности банков и платежных операторов: теперь они обязаны уведомлять клиентов о любой операции по их картам.

Как отмечает издание «Эксперт», теперь банки вынуждены идти на ухищрения: некоторые предоставляют пользователям самостоятельно выбрать, каким именно образом получать уведомления — по SMS, при помощи пуш-оповещений или через интернет-банк, обязывают клиентов самостоятельно оплачивать SMS (во многих банках услуга «SMS-информирование» — платная).

Как сообщили издания «Ведомости» и «Банки.ру», в конце 2013 года операторы «большой тройки» («Билайн», «МегаФон» и МТС) существенно подняли цены на SMS для юридических лиц, объясняя это тем, что по низкой цене в пять-шесть копеек большинство банков рассылали своим клиентам спам. Повышенная цена на одно сообщение должна была это предотвратить. Как рассказал «Эксперту» бывший сотрудник одного из крупных банков Владислав Королев, цены на SMS сначала поднялись с пяти до 40 копеек, а затем — и до 80.

«Эксперт» попросил представителей крупнейших операторов рассказать, насколько на самом деле выросли цены на SMS для юридических лиц, и с чем это связано.

«МТС не повышала цены на информационные и рекламные SMS-рассылки, — говорит руководитель направления по работе со СМИ МТС Дмитрий Солодовников. — Еще с июля 2013 года в целях борьбы со спамом мы стали переводить взаимодействие с банками на прямые договоры (минуя SMS-агрегаторы) и установили новую тарифную шкалу, в рамках которой средневзвешенная цена за SMS для банков оказалась даже ниже прежней — для большинства банков одно SMS обходится в среднем примерно в 25-30 копеек».

По словам Солодовникова, конечная цена в каждом конкретном случае зависит от объемов рассылок.

«Естественно, что ранее при наших тарифах банкам было выгоднее заказывать рассылку через других операторов или SMS-агрегаторов, специализировавшихся на массовых рассылках, по демпинговым ценам — пять-шесть копеек за SMS. При такой схеме нашим абонентам поступал спам, при этом были случаи, когда банковские рассылки шли через агрегаторов, не имеющих лицензии на оказание услуг связи или сертифицированного оборудования. Такие посредники не несли никаких обязательств по сохранности банковской тайны».

«В конце 2014 года “МегаФон” пересмотрел шкалу цен на услугу “Мобильное информирование”, но цена на рассылки либо осталась прежней, либо снизилась по ряду значений шкалы, — рассказала «Эксперту» пресс-секретарь «МегаФона» Алия Бекетова. — Для банков же существует специальная опция в рамках данной услуги, которая распространяется на транзакционный трафик банка (рассылку обязательных уведомлений банка о состоянии счета клиента). Ее стоимость — 0,30 копеек, и условия данной опции не менялись до настоящего момента».

Банки стараются сократить возросшие расходы на SMS-оповещения. Они пытаются перевести абонентов на альтернативные способы получения оповещений: при помощи USSD-команд или пуш-уведомлений, некоторые и вовсе переходят на мессенджеры. Избавиться от SMS оказалось не так просто, как рассказал ЦП начальник управления по развитию мобильных сервисов «Альфа-Банка» Андрей Алексахин.

Андрей Алексахинначальник управления по развитию мобильных сервисов «Альфа-Банка»

Операторы в конце 2013 года существенно подняли цены на SMS-сообщения. Раньше одно SMS нам обходилось примерно в три копейки, сейчас — в 35. Мы оптимизируем расходы — убрали лишнее и опциональное, переходим на USSD, пуш-уведомления, смотрим на всякие мессенджеры — вроде WhatsApp или Telegram.

Есть свои сложности, но в перспективе от SMS мы, конечно, откажемся. До конца этого года SMS-трафик сократим существенно, в разы.

Из сложностей, например, можно выделить статус доставки. По SMS он всегда понятен. Для каких-то маркетинговых рассылок это непринципиально, в случае паролей — важно.

Как взаимодействовать с клиентом через мессенджеры, банки пока не придумали. Возникает масса проблем — начиная с того, что у пользователя на смартфоне может быть не установлено нужной программы.

Украинский «Приватбанк» уже пользуется мессенджерами — у банка есть соглашение с Viber, и клиент, у которого установлено приложение Viber, может получать уведомления через него. Право банка самостоятельно выбирать способ отправки уведомлений прописано в условиях предоставления банковских услуг «Приватбанком».

Существуют и другие программные решения — например, разработанный бывшим банковским сотрудником сервис TIM Connect, при помощи которого банки могут посылать уведомления на смартфоны своих клиентов, и который оценивает одно уведомление в 10 копеек. Проблема с такими проектами та же самая, что и с мессенджерами — банку потребуется, чтобы на телефоне клиента было установлено специальное приложение. Если программа не установлена, сервис автоматически оправит пользователю SMS — такое сообщение обойдется банку дороже.

#деньги #МТС #билайн #альфа_банк #банки #законы #российские_законы #мегафон #sms #большая_тройка #SMS_рассылка #увеличение_издержек #я_работал_в_банке_и_сам_видел #Эксперт #издание_эксперт #что_делать_банкам

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления