[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","\u0438\u0437\u0440\u0430\u0438\u043b\u044c","\u0438\u0437\u0440\u0430\u0438\u043b\u044c\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f","\u0438\u0437\u0440\u0430\u0438\u043b\u044c\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f_\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a","\u043a\u0430\u043a_\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u0442\u044c_\u0432_\u0438\u0437\u0440\u0430\u0438\u043b\u044c\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f","\u0440\u043e\u043c\u0430\u043d_\u0433\u043e\u043b\u044c\u0434","jscapital"], "comments": 25, "likes": 18, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Daria Khokhlova
9 506

Израиль: страна, где стартап выбирает инвестора, а не наоборот

Редакция ЦП заметила, что в последнее время чуть ли не каждый второй стартап, приобретенный американскими ИТ-компаниями, родом из Израиля.

Роман Гольд, управляющий партнер израильской инвестиционной платформы JSCapital, написал для ЦП колонку, в которой развеял мифы относительно израильского стартаперского рынка и рассказал, что на самом деле происходит в стране.

Что происходит на израильской стартап-сцене

На сегодняшний день Израиль — один из наиболее динамичных стартап-хабов на планете. Исследование Startup Genome поместило Тель-Авив на второе место в мире — после Кремниевой долины, а в рейтинге инновационных государств от Bloomberg Израиль занял пятое место, обогнав США и Великобританию. Мировое признание пришло к Израилю не сразу и не вдруг — страна демонстрирует впечатляющую динамику VC-рынка на протяжении последнего десятилетия. Впрочем, 2014 год оказался исключительно удачным даже на фоне стабильно высоких достижений прошлых лет.

Тель-Авив

В минувшем году израильские стартап-компании установили рекорд привлечения средств, мобилизовав $3,4 млрд, что на 46% превышает показатели 2013 года, когда израильтяне удовольствовались «лишь» $2,3 млрд. Хорошую динамику мобилизации капитала демонстрируют и израильские венчурные фонды: 12 фондов привлекли $914 млн — на 68% выше по сравнению с 2013 годом, когда 11 фондов освоили $544 млн.

Все это говорит о том, что уровень доверия к израильскому стартап-рынку беспрецедентно высок. Конечно, Израиль и раньше не испытывал недостатка в кредите доверия, особенно после того, как за страной закрепился бренд «Startup Nation» (после выхода одноименной книги). Но 2014 год стал переломным — рынок шагнул на новый уровень развития.

От «Startup Nation» к «Exit Nation»

Впервые об эволюции израильского стартап-рынка заговорил председатель экономической комиссии Кнессета доктор Авишай Браверман — еще прошлой весной он заявил, что Израиль превращается из Startup Nation в Exit Nation, причем рассматривая эту трансформацию в негативном ключе. Депутат высказал опасение, что погоня за монетизацией снизит инновационный потенциал страны, однако лидеры VC-индустрии его не поддержали.

Так, управляющий партнер одного из старейших израильских венчурных фондов Pitango Capital (основан в 1993 году, под управлением $1,6 млрд) Хеми Перес (между прочим, сын экс-президента Шимона Переса) подчеркнул, что гонка за быстрым экзитом не отражает все нюансы израильской стартап-сцены — на рынке достаточно предпринимателей, желающих вырастить по-настоящему большую компанию и регулярно отклоняющих предложения об M&A (слияния и поглощения — ред.).

Отчет аналитической компании IVC за 2014 год подтверждает видение Переса: объем средств, привлеченных на IPO израильских компаний, достиг наивысшего показателя за 10 лет — $2,1 млрд. Семнадцать IPO 2014 года демонстрируют убедительную тенденцию по сравнению со скромными восемью IPO 2013 года.

Вместе с тем и M&A остается лакомым кусочком для инвесторов: средний мультипликатор доходности израильской M&A-сделки в прошлом году составил 6,2. Всего же в 2014 году в Израиле состоялось 99 экзитов общим объемом $6,94 млрд. Рейтинг экзитов возглавила компания Mobileye, чье публичное размещение акций стало самым успешным IPO израильской компании за всю историю Нью-йоркской фондовой биржи.

При этом не наблюдается никакого снижения IPO-активности израильских компаний: в 2015-2016 годах публичное размещение акций планируют провести не менее 25 израильских стартапов.

Что в Израиле делать русским инвесторам

Ответ до банального прост: инвестировать. В Израиле уже инвестируют такие фонды, как AltaIR Capital, Flint Capital, Titanium Investments (эта тройка — лидеры по активности на рынке), Maxfield Capital, TMT Investments, LETA Capital и другие. Если говорить о вендорах, достаточно упомянуть «Яндекс» (открывший R&D-центр на базе поглощенного израильского стартапа KitLocate) и Mail.Ru Group.

Многие инвесторы годами присматриваются к израильскому рынку, не понимая, что это мало что дает — рынок меняется намного быстрее, чем кажется со стороны. Если вы хотите выйти в Израиль — либо найдите надежного локального партнера, либо создавайте собственное представительство.

Как правильно выходить на израильский стартап-рынок

Приготовьтесь к тому, что в Израиле все устроено по-другому — и, прежде всего, иное отношение к деньгам. Израильский стартап-рынок не испытывает недостатка в финансировании. Это значит, что за хорошими стартапами выстраивается очередь из американских, европейских, китайских и, конечно же, израильских инвесторов. С другой стороны, денег много не бывает — и в этой очереди всегда можно занять свое место. Рынок рад новым игрокам, которые играют по правилам.

Наблюдая за израильской стартап-индустрией на протяжении нескольких лет, мы в JSCapital сформулировали пять ключевых принципов успешного присутствия зарубежных инвесторов на Святой земле:

Уважение. У вас есть деньги — и вы хотите инвестировать в Израиле? Мазаль тов! Вы — в хорошей компании из трех с половиной сотен венчурных фондов и тысячи бизнес-ангелов, на которых приходится 5 500 израильских стартапов. Рынок венчурного капитала весьма насыщен, поэтому стартапы выбирают инвестора, а не наоборот — особенно это чувствуется на раундах серии A и выше.

И одним из серьезных препятствий при взаимодействии с потенциальными инвесторами может стать недостаточно уважительное отношение инвестора к стартапу. Разумеется, заискивать перед перспективным проектом — тоже не вариант. Наш выбор — открытое общение на равных.

Израиль

Скорость. Понравился стартап? Тогда включайтесь в гонку: как правило, у вас есть около трех месяцев на закрытие сделки. Около трети сделок срывались из-за недостаточно высокой скорости продвижения со стороны инвестора. Реактивная работа, конечно, не догма, но может стать серьезным конкурентным преимуществом на израильском рынке.

Впрочем, еще более важный фактор — прозрачность коммуникаций. Если процесс принятия решения занимает месяц, не обещайте результат за две недели.

Ценность. Израиль — очень семейное государство. Традиции взаимопомощи и благотворительности насчитывают не одну тысячу лет — никуда не исчезли они и в 21 веке. Кстати, основа современной израильской стартап-индустрии также была заложена благодаря филантропии: большинство партнерских средств для государственного фонда фондов Yozma были собраны американским инвестиционным консультантом и видным меценатом Стэнли Чейзом посредством связей с американским еврейским истеблишментом.

Подавляющее большинство израильских стартапов и венчурных фондов, а также зарубежных игроков, работающих на местном рынке, предлагают собственную программу социальной ответственности. «Берешь (инвестируешь) — отдавай (помогай или развивай)» — негласное правило, возведенное в ранг закона.

Китайские инвесторы в массовом порядке спонсируют израильские университеты, американские фонды поддерживают целый ряд волонтерских проектов — все это происходит совершенно добровольно, просто тут так принято.

Репутация. Один из самых деликатных моментов, особенно для инвесторов из постсоветского пространства. С одной стороны, речь идет о репутации страны происхождения денег, с другой — о репутации самого инвестора и его представителей.

Управление собственной репутацией в Израиле — настолько сложный и трудоемкий процесс, что у инвестора фактически есть всего два варианта работы на израильском рынке: либо создание постоянного представительства с людьми, которые вольются в местную стартап-тусовку и станут неотъемлемой ее частью (постоянное присутствие в Израиле — необходимое условие), либо работа через израильского партнера с сильным репутационным шлейфом в стране.

Деньги, связи и даже знания — не конвертируются в репутацию автоматически. Репутация — это доверие, общение, взаимодействие. И кое-что еще.

Ритуал. Многие воспринимают Израиль как исключительно западное государство, но не стоит забывать, что здесь все-таки Ближний Восток. А значит, интегрироваться в местное сообщество, не принимая целый комплекс ритуалов, будет крайне затруднительно. Если вы хотите работать на этом рынке, вы должны быть своим.

Заглянуть на свадьбу двоюродного брата сооснователя стартапа, с которым вы ведете переговоры — это не проявление вежливости, а ритуал. Еженедельный кофе с израильским юристом — не деловой этикет, а ритуал. Помнить, кто, когда и у кого родился, женился, ушел в армию — не досадная необходимость, а ритуал. И относиться ко всему этому необходимо как к ритуалу, неискренность тут чувствуют за версту. Зато искренность воздастся сторицей.

Некоторые из этих принципов представляются очевидными, некоторые — не воспринимаются всерьез до тех пор, пока не происходит лобовое столкновение с израильской действительностью. Мы вывели эти принципы, исходя из собственного опыта — и наглядно доказали их эффективность. К примеру, фонд Flint Capital, с которым мы работаем, всего за девять месяцев вошел в тройку самых активных венчурных фондов Израиля в 2014 году.

Что будет завтра

Мы видим три основных тренда на ближайшую «пятилетку» израильской стартап-индустрии. Во-первых, продолжение экспансии инвесторов из Китая, Латинской Америки и России. Во-вторых, дальнейшее укрепление репутации Exit Nation, то есть, увеличение числа M&A и, в особенности, IPO. И, наконец, мы ждем нового витка государственного стимулирования развития стартап-сцены — речь идет о создании Управления инноваций при Министерстве экономики.

А вообще, мы знаем, что завтра будет еще интереснее, чем сегодня. Завтра наши амбиции вырастут, а задачи станут еще сложнее. А это значит, что нам придется еще активнее соображать и еще лучше работать. Что касается стартапов — у нас будет, чем вас удивить.


Чтобы написать колонку для ЦП, ознакомьтесь с требованиями к публикуемым материалам.

#Колонка #инвестиции #Израиль #Колонка #израильский_стартап #израильский_стартап_рынок #как_инвестировать_в_израильский_стартап #роман_гольд #jscapital

Статьи по теме
Почему деньги американских компаний мешают развитию европейских стартапов
Страна-стартап: Как Израилю удалось завладеть преимуществом в сфере высоких технологий
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления