[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Евгений Трифонов", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0437\u0430\u043a\u0440\u043e\u044e\u0442_\u043b\u0438_\u043d\u0430\u0441_\u0432\u0441\u0435\u0445_\u043d\u0430_10_\u043b\u0435\u0442_\u0437\u0430_\u0441\u043b\u043e\u0432\u043e_\u043c\u0430\u0440\u0438\u0445\u0443\u0430\u043d\u0430_\u0432_\u0442\u0435\u043a\u0441\u0442\u0435_\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u044e\u0448\u043a\u0443_\u0443\u043c\u043e\u043c_\u043d\u0435_\u043f\u043e\u043d\u044f\u0442\u044c","\u043c\u0430\u0440\u0438\u0445\u0443\u0430\u043d\u0430","\u043d\u043e\u0432\u044b\u0435_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b"], "comments": 27, "likes": 25, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6763" }
Евгений Трифонов
16 955

Технологии марихуаны: Как зарождается новая стартап-индустрия

В США появляется новая индустрия: стартапы, так или иначе связанные с марихуаной. Колумнист ЦП Евгений Трифонов разобрался, чем вызван бум, что происходит на рынке сейчас и чего стоит ждать в будущем.

В 2015-м году новости, в которых одновременно присутствуют слова «стартап» и «марихуана», стали появляться очень часто. 8 января произошел первый случай многомиллионных инвестиций: фонд Питера Тиля Founder Fund вложился в Privateer Holdings. 6 февраля о намерении инвестировать в подобные стартапы объявил рэппер Снуп Догг (давно известный, как большой любитель марихуаны). На днях появился специализированный дейтинг с изобретательным названием High There! («для поиска единомышленников»).

Чем все это вызвано? В данный момент употребление марихуаны в медицинских целях разрешено в 23 из 50 американских штатов, а в рекреационных целях всего лишь в четырех — но всё говорит о том, что их число будет расти. Поддержка «лигалайза» населением выше, чем когда-либо. Хотя федеральные законы США все еще запрещают марихуану, технически делая легализацию в любом отдельном штате незаконной, Обама прямым текстом говорит «мы не будем бороться с разрешающими».

Ожидается, что при следующем голосовании рекреационное использование легализуют в Калифорнии — штате с самым большим населением в США и мощнейшей экономикой; это не только резко увеличит рынок, но и подаст пример другим штатам, а также может повлиять на федеральное законодательство. И при этом, в отличие от других новых рынков, в случае с марихуаной уже есть сформировавшаяся многомиллионная платежеспособная аудитория, которая просто выходит из тени — грех за такую не побороться.

Калифорнийское голосование пройдет только в 2016-м году, а вступят в силу возможные изменения еще позже. Но это как раз отлично подходит стартаперской идеологии: заметить перспективный рынок и занять на нем лидирующую позицию еще до того, как он разрастется. Трой Дэйтон, возглавляющий ArcView Group, заявил:

Если вы верите, что в следующие три года нынешние барьеры падут, а в течение пяти-семи лет произойдет легализация на федеральном уровне, то наличие этих барьеров сейчас — большая удача: они дают маленьким игрокам возможность попробовать себя на региональных рынках без конкуренции со стороны больших транснациональных корпораций.

Другая причина, по которой ситуация отлично подходит стартаперам — существующая сейчас стигматизация потребления марихуаны: большие солидные компании не хотят ассоциироваться с «этими упоротыми» и лезть на территории с сомнительным юридическим статусом. Вероятно, это постепенно сойдет на нет, но пока что дает шанс маленьким и смелым. Стартапы всегда не только технологически изобретали новое, но и разрушали шаблоны в обществе, заставляя людей пересматривать свои взгляды. Тут им явно есть над чем поработать.

Подыгрывая стартапам, это в то же время и мешало им, поскольку инвестировать в подобное до недавних пор мало кто решался. Но теперь ситуация как раз меняется, что хорошо показывают слова Дугласа Лейтона из инвестиционного фонда Dutchess Capital:

Мы начали поглядывать на рынок марихуаны года два назад. Потребовалось много времени, чтобы мы почувствовали себя комфортно и в вопросе отношения на федеральном уровне, и в вопросе зрелости стартапов и предпринимателей на рынке.

Хорошо, ситуация удачная — но зачем вообще стартапы в случае с марихуаной, которую люди успешно употребляют много лет без них? Зачем технические инновации в таком офлайновом и традиционном процессе? Ответов на этот вопрос больше одного.

Во-первых, появилось множество вспомогательных сервисов. Социальная сеть для употребляющих марихуану MassRoots: хотя модель «соцсеть для...» в целом не зарекомендовала себя, конкретно здесь есть веская причина «люди не хотят писать о своем увлечении в Facebook, там бабушка увидит». WeedMaps, показывающий на карте диспенсарии (магазины марихуаны). Leafly, пытающийся стать местным Yelp (и уже купленный Privateer Holdings): здесь пользователи оценивают и разные сорта, и диспенсарии.

Во-вторых, hardware-проекты вроде Surna: компания занимается охлаждением помещений, в которых промышленно выращивают марихуану, и утверждает, что её охлаждение заметно энергоэффективнее традиционного (потому что до легализации невозможно было заняться этим вопросом на таком уровне, как теперь). Показательный момент: компанию возглавляет Том Боллич, когда-то ставший одним из первых сотрудников Zynga. В интервью подкасту CannaInsider (да, у новой индустрии уже есть специализированный подкаст) он сравнил ситуацию с охлаждением серверов в дата-центрах — в общем, ИТ-бэкграунд помогает самыми неожиданными способами.

В-третьих, есть более офлайновые истории: например, в Канаде, где марихуану для медицинских целей можно отправлять по почте, Privateer Holdings запустили для этого сервис Tilray. «[Privateer], конечно, не выглядит софтовой компанией, но SpaceX в 2009-м тоже не выглядела», — заявил партнер Founders Fund Джефф Льюис.

А в-четвертых, сказывается универсальность принципа there's an app for that. Такси когда-то тоже было далеко от мира венчурных инвестиций — а сейчас самым дорогим стартапом США является Uber. И новый сервис Eaze уже позиционирует себя как «Uber for weed»: это приложение, в котором жители Калифорнии с правом приобретения медицинской марихуаны могут заказать ее себе с доставкой на дом. Принципиальный для Uber момент «мы не транспортная компания, мы просто предоставляем приложение, а дальше водители и пассажиры уже сами все делают» здесь не менее важен: сама компания Eaze не продает марихуану, просто ее партнерами являются диспенсарии, и все связанные с законодательством заморочки оказываются на них.

Такое «мы в домике» не всегда срабатывает: суд официально предписал схожему проекту Nestdrop прекратить действовать в Лос-Анджелесе, сославшись на то, что в городе запрещено продавать марихуану с доставкой. Кофаундер Nestdrop заявил: «Они не понимают, что Nestdrop — просто коммуникационная технология».

Это совпадает с риторикой Uber, также столкнувшегося на многих региональных рынках с желанием властей классифицировать его как «нелегальное такси» и заявляющего в ответ «мы лишь приложение, мы в принципе не можем нарушать правила того, чего не делаем». Что дальше? Вероятно, стоит ждать еще одного бума в 2016-м в случае легализации рекреационной марихуаны в Калифорнии: не только из-за увеличения рынка, но и благодаря тому, что в этот рынок войдут живущие там стартаперы. Многие успешные проекты вроде того же Uber появлялись в Долине как «обслуживание самих себя и друзей», а уже затем разрастались на другие страны.

А кроме того, по мере развития рынка может быть преодолен еще один барьер. Сейчас стартапы, хотя и лезут в новую индустрию, предпочитают обходить стороной ее главный продукт: в большинстве случаев марихуана не проходит через их руки. Разумеется, отчасти это вызвано ее офлайновой сущностью, но есть и вторая причина в виде осторожности: если Обама вдруг передумает и придет в диспенсарии с ордером, производитель систем охлаждения и дейтинг-сервис не будут нести никакой ответственности и смогут переориентировать свой бизнес вместо его закрытия. Стоит ожидать, что, когда явление в целом станет привычнее, желающих залезть в его самую рисковую часть станет больше.

Для дочитавших — песня о том, каково сейчас получать разрешение на медицинскую марихуану в Калифорнии:

#золотойфонд #Колонка #закроют_ли_нас_всех_на_10_лет_за_слово_марихуана_в_тексте_россиюшку_умом_не_понять #марихуана #новые_стартапы

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления