[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Philipp Kontsarenko", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441","coub","\u0430\u043d\u0442\u043e\u043d_\u0433\u043b\u0430\u0434\u043a\u043e\u0431\u043e\u0440\u043e\u0434\u043e\u0432","\u0432\u043b\u0430\u0434\u0438\u043c\u0438\u0440_\u0438\u0441\u0430\u0435\u0432","\u0437\u0430\u043f\u0430\u0434\u043d\u0430\u044f_\u043f\u0440\u0435\u0441\u0441\u0430","\u043f\u0440\u043e\u0434\u0432\u0438\u0436\u0435\u043d\u0438\u0435_\u0432_\u0441\u043c\u0438"], "comments": 44, "likes": 17, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "7073", "is_wide": "1" }
Philipp Kontsarenko
8 396

Владимир Исаев, «Яндекс»: Чтобы попасть в российские медиа, приподнимитесь со стула

Руководитель группы по работе с иностранными СМИ в «Яндексе» Владимир Исаев написал ответ на заметку основателя Coub Антона Гладкобородова о том, что российские издания игнорируют успех отечественных стартапов на международном рынке. 

По мнению Исаева, предпринимателям необходимо понимать фундаментальные основы журналистики и знать, как устроены российские медиа.

Заметка Антона Гладкобородова, хоть она и написана явно на эмоциях, хороша хотя бы тем, что вытаскивает наружу давнюю и очень больную проблему о возможностях небольшого и безымянного бизнеса рассказать о себе широко и громко. 

Многочисленные (кто бы мог подумать, что их столько!) предприниматели бросились поддерживать его комментариями о нелегкой доле и о тернистой дороге на ЦП через Techcrunch, попинывая отечественных журналистов, которые лениво покуривают сигары, вместо того, чтобы рыть землю и искать гениальные команды. Всё это правильно, и журналистам действительно иногда стоит резче двигаться (хотя, пожалуй, я не знаю ни одного, кто при этом курил бы сигары). Но всё же это только половина правды, как бы ни хотелось считать ее полной. 

В общем, вылезло сразу два косяка. Во-первых, оказалось, что проблема отсутствия публикаций во многом вовсе не в журналистской лежебокости, а в самих стартапах. Я бегло опросил пять знакомых блогеров, пишущих про мобильные приложения и технологии. Не последние люди в нашем селе. Четверо ответили, что ничего не слышали о проекте Lapka, о продаже Bulb или о пензенском iFunny — знают только про Coub, «да и те куда-то пропали с радаров». 

Двое вспомнили какие-то явно несвежие новости про Coub. И ни один не знает про могучее обновление Coub на iOS. Ни один из пятерых опрошенных. Никто не знает, сколько у Coub пользователей в России из 60 млн, что за команда, где сидит, что ест и чем живет. 

Антон, скажите честно, зачем Coub-у Россия? Зачем местной прессе про вас писать? Вам интересен российский массовый пользователь? Не похоже: сайт coub.com на английском, блог, куда могла бы прийти пресса, тоже. Интерфейс явно с расчетом на англоязычного пользователя. Вы хотите рассказать про свои технологии местным гикам? Логичнее было бы вложить силы в контент на «Хабрахабре», на Apps4All — начинать окучивать грядку там, где гики живут. Рассказывать техно-истории. Выходить в топы, транслировать на лидеров мнений и журналистов, которые «Хабр» стороной не обходят. Ровно этим, кстати, завоевал сердца российских техногиков американо-российский Evernote. 

Вы показываете на своем примере нам всем, что рожденный здесь у нас под боком проект может стать успешным в мире? Мы это, в общем, знаем на примере Telegram, Parallels, Acronis. В конце концов, дорогу на запад пробили даже не они, а первые постсоветские стартапы Kaspersky Labs и ABBYY. Может быть, вы хотите привлечь новый раунд инвестиций здесь в России? Тогда тем более непонятно. Если это для того, чтобы про вас прочитали российские фонды — их немного, проще встретиться тет-а-тет. 

Всё это, конечно, рассуждения дилетанта. Но я, правда, не вижу причины, по которой вам нужны публикации в России, при том что вы, как вы говорите, уже гремите славой за рубежом. Но если эта причина есть, почему вы раньше не выстраивали отношения с российскими журналистами? Почему никому не рассказывали о себе? Почему сами, извините, вовремя не приподнялись со стула, но обвиняете в этом других? 

Вторая проблема, обнажившаяся в дискуссии — непонимание фундаментальных законов, по которым работает пресса. Отсюда смешные обвинения в предвзятости, любви к деньгам и платным публикациям. Techсrunch, The Next Web, да в общем почти все крупные стартап-медиа зарабатывают не на контенте, а на оффлайновых мероприятиях. Посмотрите, сколько у них в год конференций, митапов, авардов, сколько примерно стоит входной билет, а сколько — участие стендом, какие там спонсорские пакеты и, главное, как быстро всё это раскупается. 

Десятки журналистов Techcrunch пишут о любой мало-мальски интересной команде, потому что их знания о рынке и их экспертиза напрямую влияют на экономику издания, пусть и отложенно. Это нормальный бизнес, и стремление писать, как нам кажется, про всех подряд очень четко лежит в его парадигме. При этом — обратите внимание — варианты попасть в такие медиа у новых стартапов тоже ограничены. 

Интерес может вызвать, например, новый проект уже известного предпринимателя. Дуров с Telegram, Левчин с Affirm, Уильямс с Medium — у них есть кредит доверия «по умолчанию», потому что они уже как минимум один раз показали, на что способны. Похожая картина с венчурными фондами: интерес к стартапу со стороны Мильнера и DST, Sequoia Capital или Google Ventures уже говорит о многом. 

В принципе любые упоминания денег (желательно несколько миллионов) — это само по себе свидетельство состоятельности стартапа, на которую дальше можно наслаивать остальное: апдейты приложений, рост количества пользователей или что у вас там еще есть. 

Но только после, потому что бизнес на стартапах — это финансовый бизнес, а финансового бизнеса без денег или без гарантии именем не бывает. Ну или придумайте совершенно потрясающую историю в стиле «Автор нового-медового стартапа — мальчик, похищеный в младенчестве и воспитанный пчёлами». Точно напишут. 

Бизнес на стартапах — это финансовый бизнес, а финансового бизнеса без денег или без гарантии именем не бывает.

Есть ли в России медиа, у которого в штате хотя бы 30 журналистов, пишущих исключительно про интернет, приложения и вот это вот всё? Я такого не знаю. Наш рынок интернет-предпринимательства не может прокормить такую конструкцию, и это накладывает отпечаток на то, по каким законам работает пресса. 

Во-первых, многие, если не большинство, перспективные стартапы разобраны венчурными фондами или инкубаторами. У них есть свои пресс-службы, помогающие с PR, это их работа и прямой интерес. 

Во-вторых, дефицит ресурсов действительно заставляет копипастить с иностранных сайтов — потому что то, что написано на них как минимум уже прошло экспертизу на состоятельность и не нуждается в проверке (а значит в ресурсах). Это, может, и печально, если учесть, что можно копипастить и креативно — например, «догнать» ньюсмейкера и запросить дополнительные комментарии. Но ждать проактивности, о которой говорит Антон, довольно сложно чисто по экономическим причинам. 

В-третьих, чего уж греха таить, самомнение большинства стартаперов в России довольно сильно опережает то, что они на самом деле из себя представляют проекты. Это нормально: родители должны любить своих детей. Но даже в такой любви нужно иногда критически смотреть на чадо. Любите своего ребенка, но не надо ждать такой же любви от окружающих. Журналист должен «продать» материал читателю, чтобы привлечь трафик на сайт. У него тоже есть дети. Если кто-то, пускай Coub, сможет это обеспечить — я уверен, что за право написать о нём журналисты будут драться.  

Повторюсь еще раз: мнение Антона интересно, и как минимум хорошо тем, что обнажает проблему, хотя, признаюсь, звучит этот наброс, как классическое «я бежала за вами через весь парк, чтобы сказать, как ненавижу вас». 

А если пост Антона — попытка бюджетного пиара того самого мощного обновления Coub для iOS, то она блестяще удалась. По крайней мере, я купился и скачал.

#Мнения #яндекс #Coub #Антон_Гладкобородов #Владимир_Исаев #западная_пресса #продвижение_в_СМИ

Статьи по теме
Антон Гладкобородов, Coub: Российские издания игнорируют успехи местных ИТ-проектов
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления