[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e","\u0441\u0448\u0430","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u0440\u043e\u043c\u0430\u043d_\u043c\u0430\u0437\u0443\u0440\u0435\u043d\u043a\u043e","stampsy","\u043f\u0430\u0431\u043b\u0438\u0448\u0438\u043d\u0433","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430","\u043f\u0435\u0440\u0435\u0432\u0435\u0437\u0442\u0438_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f_\u0432_\u0441\u0448\u0430","\u0432\u0438\u0437\u0443\u0430\u043b\u044b","\u0432\u0438\u0437\u0443\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0439_\u043a\u043e\u043d\u0442\u0435\u043d\u0442"], "comments": 56, "likes": 27, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "7239", "is_wide": "1" }
Daria Khokhlova
18 333

Создатель Stampsy Роман Мазуренко о перезапуске, переезде в США и визуальной культуре

В начале февраля платформа для создания визуального контента Stampsy объявила об окончании бета-тестирования и перезапуске. Сервис, бывший ранее приложением для iPad, теперь ориентирован на веб, а команда переезжает в Нью-Йорк.

ЦП связался с основателем Stampsy Романом Мазуренко и выяснил, зачем компания решила перезапустить приложение, почему перезапуск происходил в Нью-Йорке и где команда собирается вести бизнес дальше.

Приложение Stampsy появилось в App Store в 2012 году. Сервис для iPad помогал пользователям создавать «стэмпы» — десятистраничные журналы — лукбуки, мудборды, «визуальные эссе». На каждой странице стэмпа может быть размещено изображение, текст или и то и другое.

В феврале 2014 года сервис перезапустился — и превратился из мобильной платформы в веб-приложение. Создатели добавили новую функциональность, заново «собрали» модульный редактор и запустили бета-тестирование Stampsy.

Одной из ключевых особенностей нового интерфейса является возможность использовать элементы чужих стэмпов в своих — при этом создатель оригинального стэмпа получает уведомление о том, что его работа была использована другим посетителем сайта, а в новый стэмп встраивается ссылка на оригинал. При желании можно собрать свой стэмп, вообще не используя оригинальные элементы.

В феврале 2015 года Stampsy стал доступен всем. Компания объявила об окончании тестирования и представила финальную версию продукта, а также показала новый видеоролик о приложении.

Основатель сервиса — один из создателей Look at Me Роман Мазуренко. ЦП связался с Мазуренко и узнал, как создавался эффектный проморолик, почему сервис переключился на англоязычную аудиторию, как собирается монетизироваться и кого стартап считает своими основными конкурентами.

ЦП: Расскажите про перезапуск. Что переделывали, что кардинально изменилось?

Роман Мазуренко: Перезапуск для нас — это смена стратегии, а концепция осталась та же.

Вышла такая история: буквально за шесть недель до начала работы над новым приложением мы получили фичеринг в американском App Store — хотя и работали в России. И через полтора месяца после получения фичеринга нам пришлось «убить» приложение — потому, что мы сменили стратегию.

iPad и мобильные устройства, на которые мы нацеливались изначально — это всё-таки фотоистория, а нам хотелось делать медиа, но для массового пользователя (Stampsy пользуется, например, моя мама).

Мы перенесли всю базу стэмпов и подписчиков (на тот момент Stampsy пользовалось около 30 тысяч человек), на основе пожеланий пользователей сделали новый соцредактор, и вот, пару недель назад представили обновленный Stampsy широкой публике.

Почему вы решили переключиться на американский рынок и переехать в Нью-Йорк?

На самом деле, мы переключились не столько на американский, сколько на англоязычный рынок. Причина очевидная — англоязычных пользователей больше, чем русскоязычных. В принципе, большая часть нашей русскоязычной аудитории владеет английским языком, так что никаких проблем для них не должно возникнуть.

Насчет переезда в Нью-Йорк мы ещё решили не окончательно. Пока часть команды действительно находится в Нью-Йорке, мы снимаем офис недалеко от команды Coub — но пока лишь проверяем ряд гипотез. Половина разработчиков всё ещё в Москве.

Скорее всего, хотя точно не ясно, мы перевезем всех в Сан-Франциско. Но пока, повторюсь, мы ещё не уверены.

Кого вы считаете своими конкурентами — если говорить об англоязычном рынке?

Тренд на сложный контент, состоящий не из одной фотографии, а из большого количества частей, поддерживают многие крупные и даже великие компании. Одним из самых близких к нам проектов я считаю Medium.

Нас часто сравнивают, и это очень приятно. Мы даже запустились примерно в одно время. У Medium больше средств, финансовых возможностей, больше команда — но по качеству мы им совершенно не уступаем, чем я очень горжусь.

Недавно я встречался с руководством Medium, мы обсуждали, куда они движутся, что собираются делать. Они делают ставку на текст и не собираются отходить от этой концепции. В этом разница между нами: у них — текстовый редактор, который, в том числе, позволяет вставлять в текст картинки. У нас — модульный редактор, он создан для визуалов, для тех, кому важнее визуальная составляющая, а не текст.

То есть, по сути, аудитория Medium может без проблем публиковаться и у нас. Наша аудитория, в большинстве своем, не может публиковаться на Medium. Medium — наш идеологический конкурент.

В то же время у нас есть прямые конкуренты, откуда мы собираемся переманивать аудиторию — это Tumblr, Instagram, Pinterest, Behance. Они уже начинают уходить к нам.

Пока Stampsy полностью бесплатен, но в комментарии для The Next Web вы упоминали о том, что рассматриваете некоторые модели монетизации, в том числе freemium. Что в вашем случае означает freemium, как вы собираетесь её реализовывать?

У нас, в отличие от того же Medium, нет $25 млн финансирования. И нам, как стартапу, нужны средства на развитие. Мне кажется, что если даже 10% нашей аудитории будут платить по $70 в год — этого будет вполне достаточно, чтобы обеспечить дальнейший рост — и это будет справедливо.

Что касается того, как мы собираемся реализовывать freemium-модель. Все фичи, которые уже доступны в Stampsy бесплатно, останутся такими навсегда — как и сама платформа. Платными, скорее всего, станут те функции, которые нужны пользователям, о которых они просят, но которые не ведут к росту проекта.

Например, множество пользователей присылает нам письма о том, что они хотели бы иметь возможность встраивать стэмпы на сайты через embed. Это фича, которая нужна аудитории, и которая ведет к росту проекта — потому что она помогает большему количеству интернет-пользователей узнать о Stampsy. Поэтому она будет бесплатна.

С другой стороны, многие хотели бы иметь возможность создавать приватные коллекции — например, нам писала редакция Bloomberg о том, что им такая функция очень пригодилась бы. Но такая фича не ведет к росту площадки — поэтому она будет доступна пользователям платно.

Расскажите про съемку видеоролика.

На самом деле это видео — оно не продуктовое, оно идеологическое. В нем мы рассказываем, почему нужны такие журналы, как мы просматривали их раньше и что будет дальше. Если оно вам понравилось — значит, мы добились того, чего хотели — объяснили вам, в чем наша концепция и почему вы должны быть с нами. Продуктовое мы тоже представим, уже очень скоро.

С созданием ролика нам очень повезло. Оно обошлось нам гораздо дешевле, чем мы планировали, и в нем нам удалось показать гораздо больше, чем мы собирались. Его делало агентство Hugo & Marie, с ребятами из которого мы познакомились на какой-то вечеринке в Нью-Йорке.

Вообще Нью-Йорк — это город-индустрия, и если бы мы перезапускались не там, всё могло бы сложиться по-другому. Нам очень нравилось агентство, и вот на этой вечеринке мы набрались смелости и познакомились с ребятами. Оказалось, что они пользуются Stampsy — и они с радостью помогли нам с созданием ролика.

В чем разница между аудиторией, на которую вы ориентировались пару лет назад при запуске своего приложения, и аудиторией, на которую вы ориентируетесь сейчас?

Абсолютно никакой. Мы поменяли стратегию, но не поменяли концепцию — и в этом наша большая удача, потому что если бы мы поменяли концепцию, нам пришлось бы делать кардинально другое приложение.

Сейчас наша задача — обслуживать масс-маркет. Множество пользователей создают простейшие стэмпы, состоящие из одной картинки — и это прекрасно. Потому что на такую простоту мы и рассчитывали. Вся прелесть нашего редактора в том, что при помощи него можно создавать и такие вот простейшие стэмпы, и сложные конструкции. При желании Stampsy может пользоваться и моя мама, и профессиональный визуальный художник.

Мы ориентируемся на людей, прежде всего, с высоким уровнем визуальной культуры — это, грубо говоря, все, кто пользуется Instagram, а не Twitter. Есть «текстовые» люди — они предпочитают Quora, Medium, Twitter. А есть те, кто сидят в Instagram, Pinterest или Tumblr — это и есть наша аудитория.

#Интервью #США #стартапы #роман_мазуренко #stampsy #паблишинг #медиа #перевезти_стартап_в_США #визуалы #визуальный_контент

Статьи по теме
Бывший главред сайта «Афиши» о своем проекте Luka, Y Combinator и причинах переезда в США
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления