[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u0430\u043b\u0435\u043a\u0441\u0430\u043d\u0434\u0440_\u0432\u0438\u043d\u043e\u043a\u0443\u0440\u043e\u0432","\u0431\u043e\u043b\u044c\u0448\u043e\u0439_\u0433\u043e\u0440\u043e\u0434","\u0434\u043e\u0436\u0434\u044c","\u0441\u043b\u043e\u043d"], "comments": 2, "likes": 11, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "7252", "is_wide": "1" }
Konstantin Panphilov
2 721

Медиаинвестор Александр Винокуров рассказал РБК о бизнесе «Дождя», «Слона» и «Большого Города»

Предприниматель Александр Винокуров, инвестировавший в издания «Слон», «Большой Город» и «Дождь», рассказал РБК о развитии своего медиабизнеса, эффективности платной подписки и развитии сети клиник «Чайка». ЦП приводит самые интересные факты из беседы.

О размещении акций медиахолдинга на бирже

Винокуров отметил, что не является совладельцем изданий «по случайным семейным причинам» (его жена, Наталья Синдеева, владеет «Дождём», «Слоном» и «Большим Городом»). Деньги были Винокурова и Синдеевой, а инвестировал он «ради некоего прекрасного будущего этих компаний, на которое еще надеется». Винокуров также опроверг намерение Михаила Ходорковского инвестировать в «Дождь».

Где сейчас IPO? Я уверен, что в нынешних обстоятельствах никто не захочет вкладывать деньги в телеканал «Дождь». Когда-то у нас были предложения, настоящие предложения, которые ничем не закончились. О переговорах с группой ОНЭКСИМ было известно, примерно в то же время мы разговаривали еще с несколькими потенциальными инвесторами. При прочих равных модель «Дождя» выглядит привлекательной для бизнеса. Показатели американских аналогов «Дождя» — MSNBC, CNN и Fox news — очень хорошие, показатель EBITDA margin чуть ли не 50%!

О перспективах медиабизнеса

Оценка журнала Forbes от 2008 года, согласно которой состояние Винокурова равнялось $230 млн, он назвал «сильно завышенной», и сравнил такие рейтинги с шоу-бизнесом. Он ответил на вопрос о том, не жалеет ли, что перешёл от недвижимости к инвестированию в медиа:

Нет, я хочу серьезно медиабизнесом заниматься, мне сейчас это интересно. Почему мы не бросаем медиа? Ответ предпринимателя — потому что мы верим, что эта штука может летать намного лучше. Посмотрите на финансовые показатели холдинга РБК. Почему инвесторы продолжают тратить деньги на некоторые подразделения, которые никогда не приносили дохода? Ровно потому же, почему и я. Они верят, что это имеет экономический смысл, что они смогут на этом зарабатывать.

Ответ обычного человека — потому что это наша жизнь. Делаю ли я своё дело, чтобы дать работу 200 журналистам? И это тоже.

Инвестор объяснил неприбыльность «Слона» собственными ошибками: «Мы тратили лишние деньги, нанимали больше людей, чем нужно». Он надеется, что в 2015 году все проекты выйдут на окупаемость.

О рекламе на «Дожде»

По словам Винокурова, до исключения «Дождя» из сетки вещания крупных операторов в начале 2014 года телеканал окупался.

Я сейчас скажу страшную вещь — нам вообще-то не очень нужна теперь аудитория, нам нужны подписчики. Радоваться большой аудитории для нас даже опасно — это значит, что кто-то получает телеканал бесплатно в отличие от тех, кто платит за него деньги.

Самые главные для нас сейчас показатели — это количество прямых подписчиков (на «Дождь» в интернете, в том числе с помощью технологии Smart TV) и так называемых подписчиков a la carte (от фр. «выбор из меню»; в контексте платного ТВ означает, что абоненты могут подписываться на отдельный канал, а не на пакет), а также количество проданных кабельными операторами пакетов, в которые всё-таки входит «Дождь».

Общее количество подписчиков «Дождя», по утверждению Винокурова, 61 тысяча человек. Ближайшая цель — 100 тысяч. Он затруднился пояснить, как отразилось повышение стоимости подписки до 4800 рублей на количестве подписчиков, но отметил, что на данный момент это число ниже максимального за всё время (70 тысяч). Инвестор рассказал, что компания снижает издержки: она сократила зарплаты, затраты на аренду и уменьшила число сотрудников почти вдвое.

О «Слоне», модели подписки и выплатах авторам

В 2014 году «Слон» выручил 72,7 млн рублей, а EBITDA составила минус 30,4 млн рублей.

«Слон» действительно был ближе всего к окупаемости, несколько раз подходил к прекрасному слову break-even (анг. — «точка безубыточности»), но потом возвращался в отрицательную зону. Если ответить кратко, то можно сказать — нам не удалось увеличить объем проданной рекламы. В этом году на это в большей степени повлияла ситуация с «Дождем» — часть рекламодателей ушла. Но я не очень переживаю по этому поводу — уверен, что сейчас на рекламу гораздо больше влияет рыночная ситуация, а не этот эффект.

«Слон», по словам Винокурова, должен восприниматься как онлайн-журнал об экономике и политике, за который надо платить. Основной трафик приносит новостной раздел.

Винокуров прогнозирует, что выручка от рекламных продаж «Слона» останется на уровне 2014 года.

Авторы «Слона» работают за гонорары, оговоренные заранее — модель revenue sharing, при которой автору платят в зависимости от числа продаж, журналистам не полюбилась. Винокуров рассчитывает, что доходы от подписки составят не меньше 20% от общей выручки. Цель по подписчикам для «Слона» — 100 тысяч человек, «больше, наверное, и не сможем». Текущее количество подписчиков Винокуров не раскрыл.

По поводу paywall переживают в том числе наши авторы. Им важно, чтобы люди их читали. Мы им объясняем, что это некоторый компромисс: мы закрываем контент, зато теперь мы можем платить им больше. Сейчас мы, в отличие от многих коллег, никого не сокращаем, не уменьшаем зарплаты. Мы даже осторожно несколько человек наняли и наймем еще.

О проблемах журнала «Большой Город»

Я купил «Большой город», думая, что это крутой бренд, продается недорого, команда — супер и сейчас мы все тут наладим. А потом всё по кусочкам развалилось. Но если зачеркнуть все субъективные причины, к которым я тоже отношусь, есть одна объективная причина — бумажных журналов скоро не будет.

С момента закрытия бумажной версии журнала прошёл почти год, с тех пор у него нет главного редактора, а материалы пишут всего три человека. Платного контента на сайте «Большого Города» не будет — «платным может быть любой контент, если он эксклюзивен».

Сегодня у Bg.ru есть своя аудитория, пусть и не очень большая. По инерции люди заходят и читают его, у рекламодателей тоже сохраняется интерес к сайту. К тому же для нас очень ценны контакты с аудиторией журнала в соцсетях. Поэтому я сейчас думаю не о создании нового медиа, а о развитии существующего сайта в нечто большее.

О клиниках «Чайка»

У клиник «Чайка», кроме самого Винокурова, ещё четыре совладельца — бывшие коллеги и друзья по «КИТ Финансу» Максим Цыганов и Сергей Тихонов, а также гендиректор Оксана Григорова и исполнительный директор Вячеслав Ключников. Особенность клиник в том, что они размещаются в бизнес-центрах (хотя это, по словам Винокурова, не обязательный элемент концепции — основатели «хотели сделать просто хорошую клинику»). Самая доходная из них находится в «Москва-Сити».

Об офисах в «Москва-Сити» для «Чайки», «Слона» и «Большого Города»

Перепонтовались. Хотелось здесь сидеть. На самом деле в свое время, когда сюда переезжал «Слон», мы сэкономили: на «Красном Октябре» редакция сидела на 600 кв. м подешевле, теперь сидит на 300 кв. м подороже. Сейчас «Слон» из «Сити» уедет и «Чайка», скорее всего, тоже — нам это уже не по карману. Хотя мне тут нравится — кофе вкусный.

#александр_винокуров #большой_город #дождь #слон

Статьи по теме
«Дождь», «Большой Город» и Slon проведут IPO и перейдут на премиальный контент
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления