[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043e\u0431\u0441\u0443\u0436\u0434\u0435\u043d\u0438\u0435","\u043b\u0430\u0437\u0435\u0440\u043d\u0430\u044f_\u043a\u043e\u0440\u0440\u0435\u043a\u0446\u0438\u044f","\u043e\u043f\u0435\u0440\u0430\u0446\u0438\u044f_\u043d\u0430_\u0437\u0440\u0435\u043d\u0438\u0438"], "comments": 215, "likes": 82, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "7293" }
Konstantin Panphilov
71 676

Стоит ли делать лазерную коррекцию зрения

Сотрудники редакции ЦП проводят за компьютером большую часть суток, и многие из нас носят очки. Рано или поздно перед каждым встаёт вопрос — продолжать смотреть на мир сквозь линзы или решиться на лазерную коррекцию зрения. ЦП предлагает читателям обсудить вопрос — стоит ли делать операцию на глаза.

В 2013 году на операцию решилась Эльнара Петрова, основатель коммуникационного агентства NextMedia. Она описала впечатления от процесса:

Эльнара ПетроваNextMedia

Как проходит операция? Сама операция идет 20-30 минут. Ее продолжительность зависит от вашей собранности. Я сразу настроилась на результат, поэтому не плакала, не задавала лишних вопросов, только выполняла указания врача. Очень помогло то, что во время операции меня держала за руку ассистент доктора. Эмоционально это было очень важно.

Первое, что говорит доктор — это то, почему не стоит бояться операции. Операция не несет рисков, потому что лазер работает на поверхности глаза.

Больно ли делать операцию? Нет, скорее неприятно. Неприятно, когда в глаз ставят векорасширитель — это штука, которая не дает глазу моргать во время операции. Второй неприятный момент наступает, когда лазер давит на глаз, чтобы срезать роговицу. После этого уже ничего не страшит.

Операцию делают под местным наркозом, я бы даже назвала его очень местным. В глаза капают капли, которые делают их менее чувствительными и дают перед операцией выпить таблетку от боли.

В день делают до трёх таких операций, это, действительно, конвейер. Сразу после меня оперировали девушку с дальнозоркостью.

Что было страшным для меня? Первые три часа после операции. Глаза болели так сильно, что я не хотела их открывать. Помогали сон и еда. Сейчас пугают красные глаза, их одновременная слезливость и сухость. Но и это пройдет, просто нужно чуть больше времени.

Как я вижу? Сейчас у меня 100% зрение, но с особенностями. Я хорошо вижу вывески магазинов через дорогу, но плохо читаю с компьютера. Мозг еще не верит, что глаза могут обрабатывать столько информации, ему нужно привыкнуть. Для этого мне нужно больше напрягать глаза, фокусироваться на разных объектах.

ЦП предлагает читателям, прошедшим через такую операцию, поделиться опытом — и объяснить, стоит ли её бояться. А тем, кто ещё сомневается, рассказать, в чём заключаются их страхи.

#золотойфонд #Обсуждение #лазерная_коррекция #операция_на_зрении

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления