{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["ipo","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","box","\u043e\u0431\u043b\u0430\u0447\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0435\u0440\u0432\u0438\u0441\u044b","\u0430\u0430\u0440\u043e\u043d_\u043b\u0435\u0432\u0438","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u0438","\u043a\u043e\u0440\u043f\u043e\u0440\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u0430\u044f_\u043f\u043b\u0430\u0442\u0444\u043e\u0440\u043c\u0430","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_box"], "comments": 1, "likes": 11, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "7519", "is_wide": "1" }
Daria Khokhlova
2 863

История корпоративной облачной платформы Box: До IPO и после

23 января 2015 года корпоративная платформа Box первой из облачных сервисов вышла на IPO. Организация разместила свои акции на нью-йоркской фондовой бирже NYSE, ей удалось привлечь $175 млн при оценке $2,5 млрд.

ЦП вспомнил, как создавался сервис и узнал, почему критики скептически относились к размещению акций сервиса на фондовой бирже.

Генеральный директор и основатель Box — 30-летний предприниматель Аарон Леви. Облачную платформу он вместе с другом Дилано Смитом основал в 2005 году, однако утверждает, что не помнит себя до её появления: «Кажется, я всю жизнь занимался Box». Платформа начиналась как простой облачный файлообменник, а позднее переросла в полноценный облачный сервис, который позволяет управлять файлами, редактировать их и делиться ими с коллегами.

С восьми лет Леви начал сам зарабатывать на карманные расходы. Он ходил по соседям и раздавал им флаеры, в которых было указано, что подросток готов за небольшую плату выгулять соседскую собаку или прополоть грядки.

Вся команда стартапа была знакома с детства — Леви и Смит учились в одной школе, а ещё пара человек жила по соседству. Вечерами после занятий компания собиралась дома у родителей Леви и обсуждала различные бизнес-идеи — сайт по продаже недвижимости, сверхбыстрый поисковик, сервис по поиску отелей и так далее. Молодые люди не только придумывали сервисы, но и тут же реализовывали их — правда, ни один так и не стал успешным.

Сам Леви любит повторять, что не считает такие проекты провальными — они действительно не «выстрелили», но, по его словам, многому его научили. Вместе команда создала около 15 сервисов.

В качестве курсовой работы в университете Аарон Леви решил написать облачный файлообменник — ещё при поступлении в вуз его заинтересовало, можно ли хранить файлы онлайн. Это, по его мнению, существенно упростило бы процесс обмена данными между ним и друзьями.

Леви обсудил идею с давними знакомыми — и они поддержали молодого предпринимателя. Вместе друзья сформировали концепцию Box и решили объединиться для создания облачного хранилища.

Когда компания начала разрабатывать облачный сервис, ни у кого из членов команды не было понимания, кто составляет его целевую аудиторию и как его можно монетизировать. У студентов не было опыта в бизнесе и предпринимательстве — они просто создавали сервис, которым им было бы удобно пользоваться.

В 2005 году стартап привлёк первые инвестиции — предприниматель Марк Кьюбан предложил команде сделку на $350 тысяч. Эти деньги пошли на маркетинг, привлечение аудитории и расширение штата — компания наняла ещё несколько инженеров. Как отмечает издание TechRepublic, инвестиции стартап получил фактически случайно — Леви познакомился с Кьюбаном и рассказал ему о задумке, но он не упоминал о поиске инвестиций, так как команда об этом даже не задумывалась.

В конце 2005 года Аарон Леви и его друзья осознали, что им нужна чёткая стратегия. Команда переехала в Сиэттл, где стартаперы пытались понять, как убедить пользователей, что хранение файлов в облаке удобнее и выгоднее, чем на флешке или другом физическом носителе.

К марту 2006 года рост компании замедлился, лишь малый процент пользователей покупал платные услуги. Команда не оправдывала ожиданий инвесторов. Тогда у предпринимателей родилась идея перевести пользователей на freemium-модель, предложив всем подписчикам 1 ГБ бесплатного хранилища.

В октябре 2006 года стартап закрыл свой второй инвестиционный раунд — $1,5 млн в компанию вложил венчурный фонд Draper Fisher Jurvetson. В то же время команда решила переключить своё внимание на корпоративный сектор, предложив свои облачные решения таким организациям, как Sony и Procter & Gamble. Обнаружилась другая проблема — высокая стоимость услуг стартапа по сравнению с аналогичными предложениями от ИТ-гигантов Amazon, Microsoft и Oracle.

В 2007 году на рынок вышел iPhone, в 2008 году в мире произошёл кризис, а в 2010 году свет увидел iPad. Все три события сыграли на руку Box. В 2008 году команда привлекла ещё $6 млн.

Когда на одной из конференций Аарона Леви спросили, какой совет он мог бы дать молодым предпринимателям, стартапер ответил: «Найдите самую тяжеловесную, старую и медленно развивающуюся отрасль в индустрии — и постройте программное обеспечение, которым было бы удобно пользоваться всем».

В 2010 году множество крупных и средних компаний начало переходить на использование Box — доходы стартапа росли, затраты практически не увеличивались, и команда получила возможность продавать свои услуги по сравнительно невысокой цене.

Толчок развитию сервиса придали и устройства Apple — они привнесли в корпоративный мир мобильность и новые возможности работы с файлами, какие до этого никто не представлял. Как только Аарон Леви узнал о выходе iPad, компания тут же занялась разработкой приложения Box для планшета. Леви видел в устройстве огромный потенциал.

В отличие от Box, ИТ-гиганты не спешили адаптировать свои облачные платформы для iPad, таким образом дав фору стартапу. Топ-менеджер Microsoft Стивен Элоп, например, заявил, что корпорация подождёт, прежде чем разрабатывать программное обеспечение для нового гаджета.

В том же 2010 году команда Box закрыла свой четвертый инвестиционный раунд на сумму $15 млн. Третий был закрыт годом ранее, в 2009 году — его общая стоимость составила $7,1 млн.

В 2011 году сервис привлёк ещё $129 млн в двух раундах. Ряды его инвесторов пополнились такими фондами, как Andressen Horowitz, Salesforce Ventures и Bessemer Venture Partners.

К концу 2014 года на счету стартапа уже 11 инвестиционных раундов, а общая сумма привлечённого капитала составляет $559 млн. В марте 2014 года команда сервиса публично объявила о своём намерении выйти на IPO. Размещение акций на нью-йоркской фондовой бирже состоялось в январе 2015 года. Box удалось привлечь $175 млн при оценке в $2,5 млрд.

Сейчас аудитория Box состоит более чем из 20 миллионов пользователей из более чем 180 тысяч различных компаний. 97% организаций из престижного списка Fortune 500 пользуются программным обеспечением Box. Каждый год компания увеличивает свой доход в среднем в два раза. В штате Box более 900 сотрудников по всему миру.

Однако несмотря на все успехи компании, Box всё ещё не приносит прибыли. По мнению издания Inc, ситуация может измениться лишь через несколько лет. Леви это не смущает.

Основатель Box считает, что фундаментальные изменения во взаимодействии человека с техникой происходят раз в 10-15 лет. «Менфреймы сменили ПК, ПК сменило облако и мобильные технологии». Сейчас, как заявляет Леви, можно с уверенностью говорить о смерти жёсткого диска и о серьезных проблемах на рынке ПК. К концу 2015 года, по его мнению, более 60% ИТ-специалистов будут управлять своими файлами с мобильных устройств.

По словам Скотта Вайса, одного из партнёров инвестиционного фонда Andreessen Horowitz, Леви с первых минут знакомства производит на людей очень хорошее впечатление — всего за 10 минут он способен убедить собеседника в своей правоте и заставить того поверить в будущее облачных технологий. «Он не совершает ошибок. За пять минут он успевает пошутить, высказать какую-то глубокую мысль и полностью изучить своего собеседника».

Сейчас Леви 30 лет. Он просыпается в 10 утра, и в 11 уже появляется в офисе. До 19:30 он проводит совещания, интервью, и его сложно застать на рабочем месте. Самого Леви такое количество встреч разочаровывает:

Я часто спрашиваю себя, почему мы не можем делать всё быстрее? Почему нам нужно провести три совещания вместо одного, чтобы наконец прийти к общему согласию?

По словам сотрудников Box, чаще всего Аарон Леви даже не обедает. После этого предприниматель спит около часа — а затем опять начинает работать, но уже у себя в кабинете. В три часа ночи Леви отправляется домой. Предприниматель работает практически без выходных.

Одной из главных корпоративных ценностей Box Леви называет способность ошибаться. По его словам, команду не смущают провалы — на них сотрудники учатся не совершать подобных оишбок в дальнейшем.

Своим кумиром Аарон Леви считает Стива Джобса — по его словам, каждый раз, когда ему приходится принимать сложное решение, он задаёт себе вопрос, как поступил бы Джобс на его месте.

До и после IPO

По словам Аарона Леви, IPO стало для команды разочаровывающим моментом — просто потому, что вся команда очень устала. «Мы много работали, и наверное, выдохлись. Единственное чувство, которое испытали все члены команды — облегчение от того, что мы наконец это сделали».

С того момента, как Box подала заявку на размещение акций на нью-йоркской фондовой бирже, до самого размещения прошло чуть больше девяти месяцев.

Многие ставили под сомнение бизнес-модель сервиса — по словам Тена Тцуо, генерального директора сервиса по организации оплаты счетов Zuora, через 10 лет после выхода на IPO CRM-платформы Salesforce эксперты с Уолл-Стрит всё ещё не могут признать сервисы, работающие по подписке, перспективными.

Колумнист издания Forbes Курт Марко в своём материале заявил, что для Box IPO — «начало конца», так как расходы компании всё ещё значительно (на 70%) превышают её доходы. По мнению Марко, это проблема не столько Box, сколько всех облачных платформ — как отмечает автор статьи, превратить подобную компанию в независимый прибыльный бизнес очень сложно, «если не невозможно»:

Хранение и обмен файлами в облаке — это не самостоятельный продукт, а лишь функциональность других продуктов — вот что команда Box поняла слишком поздно.

В мире, где правят мобильные технологии, считает Марко, загрузка файлов в облако может быть лишь дополнением к другим приложениям. «Кажется абсурдным, чтобы пользователь создавал документ, затем переключался на другое приложение, загружал его в облако, и лишь после этого мог делить им с коллегами и знакомыми. Облако должно быть лишь частью большой системы».

По мнению Курта Марко, в правильном направлении движутся ИТ-гиганты, которые интегрируют облачные вычисления в другие приложения и сервисы — Apple и iCloud, Google и Google Drive, интеграция Microsoft Office с облаком.

Вох и Dropbox, на самом деле, осознают рискованность своих предприятий. Именно поэтому руководство решило предоставить разработчиками API для работы с облаком и позиционировать себя как back-end-платформу для других приложений.

По словам Аарона Леви, критика в сторону Box стала для него и команды неожиданностью — компания быстро растёт, а это значит, что ей нужны большие деньги на поддержание своей жизнедеятельности. «Мы были несколько удивлены. Да, мы привлекли большое количество венчурного капитала, и действительно тратим много денег — но исключительно ради быстрого и эффективного роста».

Возможно, отмечает Аарон Леви, его ошибка заключалась в том, что он не дал экспертам ясно понять, как он собирается развивать компанию, и как в будущем будет работать её экономика.

Недовольство аналитиков также вызвала задержка, с которой Box разместил свои акции на нью-йоркской фондовой бирже, но, по словам руководства компании, сервису пришлось немного подождать, так как команда почувствовала изменения на рынке. Следовало сначала определить, что это за изменения и как они скажутся на бизнесе Box. Одновременно стартап закрыл ещё один инвестиционный раунд. Деньги пошли на расширение пользовательской базы и обеспечение роста компании.

Мы хотим построить многомиллиардную корпорацию. Для того, чтобы это стало возможным, нам нужно масштабировать бизнес.

— Аарон Леви

В феврале 2015 года Box предоставила компаниям-подписчикам возможность самостоятельно контролировать ключи, при помощи которых шифруются их данные, анонсировав сервис Enterprise Key Management (EKM). Технология является результатом сотрудничества Box, Amazon Web Services и Gemalto и предполагает использование специализированного устройства AWS CloudHSM с модулем SafeNet Hardware Security Module (HSM) от Gemalto.

Box и Amazon не будут иметь доступа к этим ключам, что означает невозможность передавать информацию клиентов разведывательным службам даже при наличии у тех формального постановления суда.

Аарон Леви надеется, что подобный шаг со стороны Box убедит многие пока сомневающиеся компании перейти на облачное хранение информации. Особенно это касается организаций, которые работают в сфере здравоохранения и финансовых услуг — такие компании не могут допустить, чтобы их данные попали в ненадёжные руки.

За время своего существования Box поглотила восемь компаний, большинство из которых ориентированы на создание корпоративного продукта. Subspace, приобретённая Box в начале 2015 года, разрабатывала платформу для интеграции рабочей среды между ПК, ноутбуками и мобильными устройствами.

Компания продолжает делать ставку на корпоративных клиентов. Многие воспринимают Box как потребительскую платформу, и это, по словам Леви, в корне неправильный подход, так как всё внимание команды сосредоточено на B2B-стратегии. Цель Box — разработать удобную платформу для совместной работы, обмена и управления контентом внутри компаний.

Мы только начинаем наш путь. 10 лет мы шли к этому, и наконец готовы превратить наработки в большой бизнес.

— Аарон Леви.

#IPO #стартапы #box #облачные_сервисы #Аарон_Леви #история_компании #корпоративная_платформа #история_box

Статьи по теме
Box провёл первое IPO среди облачных сервисов и привлёк $175 млн при оценке $2,5 млрд
Облачный сервис Box готовится к IPO?
Облачный сервис Box идет на IPO
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]