Andrey Zagoruiko
5 250

Эксклюзив: Гайдар Магдануров переходит из Microsoft в фонд Runa Capital

Недавно мы пообщались с Гайдаром Магдануровым и Машей Дроковой, оба - теперь - из Runa Capital. Напомню, на прошлой неделе Гайдар работал управляющим директором фонда посевного финансирования Microsoft. С понедельника Гайдар официально выходит на работу в фонд Runa Capital, и, конечно, я решил узнать все подробности лично.






 

Александр Пеганов: Гайдар, привет. Говорят, что ты стал в Runa Capital директором по инвестициям? Расскажи, что будет входить в твои обязанности, чем ты будешь заниматься на новом месте?

Гайдар Магдануров: Привет! Да, все верно. Я занимаюсь проектами на посевной стадии. Мы определяем их как проекты до создания выручки с объемом сделки до 1 миллиона долларов. Это будет моей зоной ответственности.

АП: У вас есть какой-нибудь примерный план на 2013 год? Сколько хотите совершить сделок?

ГМ: Мы постоянно ищем хорошие возможности для инвестирования. Мы планируем проинвестировать в 20-25 компаний в ближайшие полтора года. Но главное не количество, а качество , т.к. наша основная задача - выбрать лучшие проекты, такой cherry-picking компаний, которые будут расти дальше.

АП: Вы смотрите проекты только по России или по всему миру?

ГМ: По всему миру. Около половины портфельных компаний Runa Capital находится за пределами СНГ. Уже сейчас есть две потенциальные посевные сделки: одна в России, а другая в Соединенных Штатах. И это буквально за несколько дней работы –сейчас готовлю два инвестиционных меморандума по ним.

АП: Ты сам ищешь стартапы сам или у вас есть специальный отдел, который этим занимается?

ГМ: Есть несколько путей. Во-первых, проекты присылают на стандартный ящик Руны – businessplan@runacap.com, к сожалению, пока большая их часть не очень высокого качества. Другой вариант - когда мы с associate-ами и аналитиками ходим на конференции, выступаем в качестве жюри и экспертов технологических конкурсов и там смотрим различные стартапы,. Третий вариант - когда сделки приходят к нам напрямую через людей из большого нетворка фонда приносят проекты в соответствии с фокусом Руны.

Условия у нас очень простые: на посевной стадии мы инвестируем либо в сложную технологию, либо в масштабируемые проекты тогда, когда модель уже протестирована и есть market traction. Даже если стартап еще не зарабатывает деньги, понятно, какая у него бизнес-модель и команда, и как он будет работать в дальнейшем. Наша главная задача – не просто проинвестировать в компанию, а помочь ей развиваться.

[caption id="" align="aligncenter" width="730"] Доска почета в Руне[/caption]

АП: Ты довольно долго проработал в Microsoft, многие знают тебя, как евангелиста и директора фонда посевного финансирования. Тяжело было бросать такую большую компанию?

ГМ: Я пришел в Microsoft в 2007 году, и за это время компания стала для меня большой семьей. Мое взаимодействие с Microsoft началось еще раньше - примерно с 2002 года, когда у меня был портал для разработчиков, я был одним из его руководителей, проводил различные конференции и был внештатным евангелистом технологий Microsoft, поэтому уходить было, конечно, тяжело.

С другой стороны, то, что я делал в Microsoft, было связано с развитием рынка и бизнеса в целом. Нашей главной задачей было поддержать как можно больше хороших компаний, а у меня было желание к долгосрочному сотрудничеству со стартапами. Самым оптимальным решением было пойти работать в венчурный фонд, что я и сделал, когда Runa Capital принял решение уделить больше внимания проектам на посевной стадии.

АП: Ты говорил, что на тебя вышел сам Сергей Белоусов? Как это было?

ГМ: История очень простая. Вообще, с Сергеем мы уже были знакомы какое-то время. Я сидел и думал, что мне хотелось бы заниматься инвестициями, долгосрочными проектами и примерно в это время мне написал Белоусов, мы обсудили стартапы, в которых я мог бы помочь. За несколько месяцев нашего с ним общения я понял, что Руна - именно то место, где я могу реализовать свое желание долгосрочного взаимодействия с компаниями, помочь созданию новых бизнесов. Мне нравится, что фонд активно вовлечен в деятельность своих портфельных компаний. Тех фондов, которые способны это делать для технологических стартапов так же качественно, как Руна, очень мало не только в России, но и в мире.

АП: Ты зарабатываешь больше Маши или меньше?

ГМ: У меня другая система мотивации. В фондах работают не за зарплату, мотивация основывается на выходах и сделках. В Руну я пришел не за большой зарплатой.

Маша Дрокова: Кстати, по поводу количества проектов. Сейчас я могу наблюдать в среднем 300-400 стартапов в месяц, которые приходят к нам на почту, причем все больше компаний из США и Европы. Почему это происходит: мы инвестируем в хорошую американскую, французскую или британскую компанию, об этом пишет Techcrunch или VentureBeat, другие команды это видят, читают интервью и посты Белоусова, смотрят наш сайт и посылают нам бизнес-план. Плюс, мы ездим и выступаем на многих евпропейских и американских ивентам- это тоже повышает поток входящих проектов.
Кроме того наши портфельные компании делятся опытом взаимодействия с Руной, из-за чего другие команды также хотят работать с нами и через них выходят на фонд.
Мы постоянно налаживаем связи c различными инкубаторами и акселераторами, типа Techstars, Seedcamp, RocketInternet, а также у нас есть команда аналитиков, которые следят за рынком и ищут проекты с новыми, перспективными технологиями. Большинство партнеров фонда – серийные предприниматели с большим числом контактов в IT-среде по всему миру, и лучшие проекты приходят по рекомендации тех, с кем партнеры работали и делали бизнес до Руны. Мне кажется, что с приходом Гайдара мы сможем существенно увеличить скорость и эффективность работы с сидовыми проектами, а после инвестиции помогать им в режиме ежедневного взаимодействия.

АП: А в чем будет заключаться помощь стартапам на первой стадии?

ГМ: Мы помогаем уточнить бизнес-модель, выстроить процессы, поставить процесс разработки. Помогаем команде набирать новых людей, проводим собеседования, сводим компании с потенциальными партнерами. Помогаем технологическими консультациями –силами наших компаний-партнеров, Parallels, Acronis и портфельных компаний.

АП: Давайте на паузу поставим. Для читателей: мы с Машей и Гайдаром сидим в дорогом ресторане, нам принесли стейки, гусиную печень и свежевыжатые соки экзотических фруктов, поэтому мы прервемся минут на сорок, перекусим.


АП: Вернемся к Microsoft. Со стороны эта компания не похожа на место, куда молодой и амбициозный стартапер может обратиться за советом или денежной поддержкой. Хотя все и говорят, что Windows 8 - это платформа будущего, как ты думаешь, есть ли у нее потенциал? Ты оттуда ушел, ты что - не веришь в их будущее?

ГМ: Наоборот, определенно верю. Мой ноутбук сейчас на Windows 8, и я верю в эту платформу больше, чем во что либо еще. Это крутой продукт. Я заказал себе Нокию 920. Для эксперимента купил и айфон, но работа с электронной почтой в Windows Phone, на мой взгяд, на порядок удобнее. Да и батарейки айфона с моим режимом пользования мне хватает часов на 5-6, а Lumia хватало часов на 8-12.

АП: А если бы ты был молодым амбициозным предпринимателем, ты бы пошел в Microsoft за помощью? Или даже при том скудном выборе, который есть в России, ты бы пошел в какую-то другую компанию?

ГМ: Microsoft - это целая инфраструктура. Я пошел бы, и я уже ходил! Когда у меня был свой стартап, в 2005 году, и нам нужны были лицензии, которые стоили раз в пять больше, чем мы платили всем участникам проекта, Microsoft пошел нам навстречу. Это корпорация, которая может помочь в технологическом плане, поскольку у нее есть такая возможность, у нее есть эксперты, большое количество профессионалов. У нас даже в Руне есть проекты, которые осознанно выбрали именно платформу Майкрософта.

АП: Окей. В последнее время и Руна, и Parallels активизировались в отношении набора сотрудников - например, недавно в Parallels пришел довольно известный блогер и евангелист Алекс Пацай, сейчас в Руну перешел ты - тоже довольно медийная персона (И это только начало! – Маша смеется), с чем это связано?

ГМ: Сергей Белоусов выбрал отличную стратегию отбора сотрудников. Microsoft является кузницей кадров, с очень хорошим отбором и подготовкой сотрудников. Белоусов сначала нанял Биргера Стэна, который был президентом Майкрософт Россия, теперь работает CEO Parallels. Нанял Пашу Ершова, который был директором Public Sector в Microsoft , теперь он тоже работает в Parallels. Недавно в Acumatica перешел Юра Ларичев. Вокруг Сергея собирается отличная компания.

АП: То есть Белоусов перекупает лучших в лучших компаниях?

ГМ: Я бы не сказал, что перекупает, просто на каком-то уровне нематериальная мотивация у человека становится выше материальной. Представь, что ты директор и получаешь зарплату миллион рублей. К тебе придут и скажут - даем тебе зарплату два миллиона. Ты сначала подумаешь и скажешь "А что делать нужно?".

Может быть на ранней стадии, когда ты стажер и работаешь в колл-центре за 10,000 рублей, к тебе приходят и предлагают 30 тысяч, и ты не раздумывая уходишь. А если у тебя уже есть достижения, есть свои интересы, своя миссия, то ты пойдешь за нематериальной мотивацией, за интересными и сложными задачами. Такими задачами Белоусов и переманивает людей.

АП: Отличный способ оправдать низкую зарплату! Шучу. Ты лично встречаешься со стартаперами, чтобы понять, что они за люди?

ГМ: По-разному. Бывает встречаюсь лично, бывает общаюсь по электронной почте. Психологический профиль человека тоже очень важная штука, и по его поведению можно сразу сделать вывод, стоит ли вести с ним дела. Спрашиваю мнение о них их партнеров и клиентов из других компаний.

АП: Наверное, половина людей отсеивается уже на стадии имейла?

ГМ: Не совсем так. По имейлам отсеиваются идеи, но не реальные люди. Мне уже приходит очень много проектов, хотя я еще только начал работать. За некоторыми стартапами мы сперва наблюдаем пару месяцев и оцениваем их потенциал.

Я скажу такую, может быть немного циничную вещь, но посевных проектов очень много, и если вдруг возникают сомнения, то фаундерам лучше либо отказать, либо немного подождать и посмотреть, что с ними получится через несколько месяцев.

АП: Да, соглашусь, про "подождать". Часто бывает, в моей практике, что стартапер пишет какое-то письмо в ряд изданий или инвесторам, накачивает к моменту Х сайт трафиком, а через месяц все потухает - хайп создавался специально. В таком случае, конечно, выждать месяц-другой очень помогает для понимания.

Маша Дрокова: Добавлю, что даже если проект отвечает всем нашим требованиям, мы обязательно смотрим, есть ли у него заметное конкурентное преимущество. Продукт, команда, рынок, предыдущие успехи, трэкшен. Если какой-то из этих критериев прямо супер, хотя бы один, то мы начинаем активно им интересоваться. Если все показатели просто "выше среднего" - этого для нас недостаточно. Должен быть один фактор, который прямо "супер", тогда мы будем смотреть.

АП: Есть ли конкуренция за проекты на российском рынке? Вдруг, пока вы ждете, кто-нибудь уже вложит свой миллион долларов?

ГМ: Скажу страшные слова. Конкуренция есть, за проекты действительно борются. Но есть несколько венчурных фондов с мегапреимуществом, которые могут дать этим проектам намного больше. И на ранней стадии, на мой взгляд, круче Руны нет. Я сам пошел в Руну потому, что считаю этот фонд лучшим на данный момент. И по моему мнению у стартапа здесь вероятность успеха в разы выше.

АП: Твое мнение, окей, принято. Вы дружите с российскими коллегами? Есть ли регулярные встречи или активное общение между российскими фондами России?

ГМ: Рынок очень маленький, поэтому все друг друга знают, мы регулярно общаемся друг с другом. В Руне около половины сделок в виде соинвестиций.

Бывают случаи, что некоторые обмениваются сделками, если проект не подходит под их критерии. Например, если нам пришлют проект, который не отвечает нашим требованиям, мы отдадим его другому фонду. Если другой фонд заработает на этом стартапе, станет лучше к нам относиться и потом сам поделится с нами интересными проектами. Дружба – лучшая политика.

В России уровень инвестиций в сидовую стадию все еще очень маленький. Я был пару недель назад на Байкальской венчурной ярмарке, где собирались инвесторы, и мы общались о том, что очень маленький процент денег инвестируется в сид-стадию. И практически все фонды заявили о том, что они будут увеличивать процент денег, который вкладывается в проекты на посевной стадии.

АП: Они не понимают, что это практически гарантировано потерянные деньги?

ГМ: Не всегда. Во-первых, хороших проектов на поздней стадии довольно мало. Одна из стратегий - растить проекты смолоду, с посевной стадии. Есть же не только IT индустрия, есть биотех, есть альтернативная энергетика. Если сейчас не вкладывать, через 3-4 года у нас вообще ничего не будет.

АП: В России уже есть какие-нибудь успешные кейсы, выходы из проектов, в которые инвестировали на сидовой стадии?

ГМ: Ну, в России на самом деле наверное рано пока о чем-то говорить... Если сейчас не помогать проектам на посевной стадии, то скоро у нас хороших проектов не будет. Нужно подпитывать почву.

АП: Слышал мнение экспертов, что бум стартапов скоро пойдет на спад. Еще два-три года и молодые люди перестанут видеть миллиард Инстаграма в своих влажных снах. Что ты думаешь по этому поводу?

ГМ: Мода пройдет, мода на все проходит. Не будет массы бессмысленных проектов, а доля действительно стоящих, осмысленных стартапов возрастет. Во время моды есть свои плюсы - больше людей общаются, больше людей с идеями уходят из офисов в стартапы, и за счет этих людей количество проектов и конкуренция увеличивается.

АП: Представь, что нас читает абстрактрый стартапер из России, который находятся в поисках своего фонда. Почему он может пойти именно к тебе, в Руну? Что бы ты хотел ему передать? Чем заинтересовать?

ГМ: Во-первых, опыт и экспертиза. Я работал со стартапами на ранней стадии как ментор, как эксперт, как участник команды, как разработчик, архитектор, менеджер проектов, лет так пять. У меня есть довольно неплохой опыт. Опыт других партнеров в Руне. Опыт не только таких партнеров, но и портфельных компаний. Есть огромная база контактов, технологических специалистов, которые готовы помогать. Руна – это не просто фонд, это экосистема, попадая в которую проект получает экспертизу по всем ключевым направлениям развития продукта и бизнеса, партнеров и эдвайзеров из десятков крупнейших в мире технологических компаний – тех, с кем Руна делает бизнес более двадцати лет .

Далее. В фонде есть необходимые кадры для того, чтобы помогать по маркетингу, по стратегии, по анализу моделей и т.д. Наш основной месседж в том, что здесь мы реально поможем, не потому что мы хорошие и добрые, а потому что наша цель в конечном итоге- заработать денег. Чем успешнее проект, тем лучше и нам.

АП: Ок. Гайдар, Маша, спасибо за то, что уделили время.




По-моему очень интересная беседа получилась.

#Инсайд #стартапы #runa_capital #Гайдар_Магдануров #Маша_Дрокова

{ "author_name": "Andrey Zagoruiko", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0441\u0430\u0439\u0434","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","runa_capital","\u0433\u0430\u0439\u0434\u0430\u0440_\u043c\u0430\u0433\u0434\u0430\u043d\u0443\u0440\u043e\u0432","\u043c\u0430\u0448\u0430_\u0434\u0440\u043e\u043a\u043e\u0432\u0430"], "comments": 0, "likes": 14, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "777", "is_wide": "1" }

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]