[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u0432\u043e\u043f\u0440\u043e\u0441\u044b","\u0440\u0430\u0437\u043d\u043e\u0435"], "comments": 17, "likes": 15, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "7988" }
Редакция vc.ru
5 842

Как привязать приложение в App Store к российскому юридическому лицу

Здравствуйте. Тут уже поднимался вопрос о регистрации в App Store от лица компании. Расскажите, пожалуйста, как правильно привязать приложение в App Store к российскому юридическому лицу? Спасибо.


Отвечает Роман Янковский, директор центра поддержки бизнес-инициатив «Стартап»

В отличие от «традиционных» нематериальных активов (патенты, софт), которые относительно легко регистрируются и вносятся в уставный капитал, «привязать» приложение App Store и Google Play к конкретной компании на порядок сложнее. Связано это с тем, что:

  • Мобильные приложения как объект права появились совсем недавно. Пока нет ни соответствующего законодательства, ни судебной практики. Непонятно, что вносить в бухгалтерский баланс и как.
  • По сути, речь идет не о самом приложении (коде), а об аккаунте App Store. Площадка зарегистрирована по иностранному праву. Споры с площадкой практически бесполезны (как пример — блокировка всех крымских аккаунтов в прошлом году).

Однако не будем обсуждать правовые тонкости. На практике речь идет в первую очередь о привязке аккаунта App Store к счету российской компании, то есть о физической, «бухгалтерской» стороне вопроса.

Задача: деньги от Apple должны идти на российское юридическое лицо. С точки зрения аккаунта тут нет особых сложностей. Приложение можно перевести с аккаунта индивидуального разработчика на аккаунт компании, это недорогая и относительно быстрая процедура. Здесь основная проблема — длинный путь приходящих денег.

Несмотря на то, что существует дочерняя компания в России «Эппл Рус», платежи за приложения идут из единого процессингового центра в Калифорнии в долларах (и по дороге пересекают границу РФ). Говорим «деньги, которые пересекают границу», подразумеваем валютный контроль.

1. Простой вариант: забить на юрлицо

Проще всего вывести деньги на долларовый счет физического лица. Дело в том, что такие счета не требуют специального валютного контроля (о нем далее), соответственно долларовые поступления на них не требуют специального оформления.

Правда, такая деятельность может в соответствии с УК РФ быть признана незаконным предпринимательством (статья 171). Для этого требуется, чтобы регулярные поступления на физическое лицо в течение 3 месяцев составили более 1 500 000 рублей.

Существует точка зрения, что поступления из App Store относятся к «авторской деятельности» (создание произведений литературы — кода программ), которая не требует регистрации в качестве предпринимателя. Однако не думаю, что следователь с этим согласится.

Конечно, пока нет практики реального осуждения разработчиков приложений за незаконное предпринимательство. И все же это риски.

Чтобы избежать и этих рисков, можно заключить агентский договор с ИП или юридическим лицом — короче говоря, с зарегистрированным предпринимателем. Это в теории снижает риски квалификации по ст. 171 УК РФ, однако придется как минимум заплатить все налоги. Причем их объем может оказаться больше, чем если напрямую переводить деньги на юрлицо или ИП.

2. Валютный контроль

Юридическое лицо или ИП могут завести расчетный счет в банке и переводить деньги за приложение сразу на него. Это дает самую низкую ставку налогообложения (6% или меньше). Также это самый прозрачный с точки зрения российского законодательства вариант.

К сожалению, ИП или юридическое лицо контролируется Росфинмониторингом. Это служба, которая осуществляет «валютный контроль» — по сути, выпускает дополнительные требования к российским банкам по проверке поступающих из-за рубежа денег.

Валютный контроль нужен, чтобы:

  • Не давать предприятиям хранить средства и осуществлять сделки в валюте внутри страны (укрепляет рубль);
  • Отслеживать подозрительные капиталы, поступающие из-за границы;
  • Отслеживает поступления, чтобы взыскивать повышенные налоги с нерезидентов (чтобы компании не прятали доходы в притворных сделках с иностранными компаниями);
  • Может, что-то забыл. Неважно.

Валютный контроль осуществляется на основании Инструкции Банка России № 138-И (от 2012 г.). Это длинный и малопонятный документ, так что я опишу основные моменты (упрощенно).

1. В валюте внутри страны рассчитываться нельзя. Держать на счету ее тоже нельзя. Почти во всех случаях валюту надо либо высылать обратно за рубеж, либо менять на рубли.

1.1. Валютный счет бывает двух видов: транзитный и текущий. Транзитный нужен для того, чтобы было куда переводить деньги. На нем можно хранить валюту в течение короткого срока. После того, как на транзитный счет поступает валюта, банк автоматически по внутреннему курсу меняет ее на рубли. Рубли поступают на ваш обычный счет.

1.2. Текущий валютный счет нужен, если вы не только получаете валюту, но и «обратно» оплачиваете ей товары или услуги зарубежных компаний. Короче, если вам нужна валюта для внешнеэкономических сделок (чтобы по десять раз не переводить валюту в рубли и обратно). Просто так иметь текущий валютный счет не имеет смысла. Это не «тумбочка с баксами» для вашей компании. Помните, что совершать сделки внутри страны в валюте нельзя? Запрет распространяется и на покупку валюты у «несвоего» банка.

2. Каждую валютную сделку нужно раскрывать (объяснять).

2.1. Если в фирму приходят деньги, должны быть документы, по которым деньги пришли. Раньше это был двуязычный контракт в оригинальными печатями и счета (инвойсы). Сейчас можно дать простую копию. У некоторых банков требования могут быть жестче (кто боится потерять лицензию).

2.2. На крупные поступления (более $50 000 в течение года) нужно оформлять паспорт сделки — формальную анкету для банка с указанием, за что, кем перечисляются деньги, какой предмет договора и так далее. Банк пересылает эти паспорта в Росфинмониторинг.

3. Как было раньше?

Инструкция 138-И действует почти три года. Она существенно упростила порядок оформления внешнеэкономических сделок: например, раньше паспорта сделки оформлялись начиная от $5 000, платежи надо было подтверждать инвойсами и справками, а договор нужен был только в оригинале (с «синими печатями»).

Из-за последнего требования платежи от Apple фактически были «вне закона»: офис в Калифорнии не подписывал договоры российским Цукербергам. В 2012 году требования смягчили. Теперь большинство банков довольствуется распечатанной офертой (типовым договором) с сайта Apple и скриншотом личного кабинета вместо инвойса. Паспорт сделки оформляется достаточно просто и сотрудники банка готовы помочь с этим.

4. Какие трудности еще актуальны?

  • Хотя формально внешнеэкономические контракты (к ним относится и оферта Apple) могут предоставляться в банк на английском языке, банк все равно тратит много времени на перевод. В интернете нет актуального перевода. Некоторые банки прямо требуют перевести договор (требование можно обойти с помощью Prompt).
  • Некоторые банки могут потребовать какие-либо документы от контрагента, даже если это Apple. С такими банками сотрудничать не стоит: проще сменить банк, чем получить что-либо от калифорнийского офиса Apple (проверено).

Вот небольшая таблица по банкам:

5. А может, оффшор?

Открытие компании за рубежом избавляет от многих хлопот. Можно открыть счет в иностранном банке, получать средства напрямую на него в валюте и хранить их там. При необходимости деньги можно переводить в российский офис крупными траншами либо по агентскому договору. Неудивительно, что многие так делают.

Достоинство офшора — прозрачность структуры и свобода от налогов. Если деньги в валюте нужны для каких-то достаточно крупных проектов за рубежом (скажем, оплату серверов или выплату вознаграждения подрядчикам в валюте), они не проходят через «лишнюю» в такой схеме российскую границу. Следовательно, с них не удерживается российский налог.

Однако если деньги от приложений нужны российской компании (например, на оплату труда работников, промо в соцсетях и так далее), офшор будет лишним звеном в цепочке. Он требует денег на содержание, а также вызывает вопросы у проверяющих структур (у того же Росфинмониторинга).

Риски также связаны с активизировавшейся антиофшорной политикой в стране. Новый требования, по сути, сделают содержание офшоров еще хлопотнее. Впрочем, пока до конца не ясно, какие конкретно требования к оффшорам будут выполняться на практике. Поэтому с открытием оффшора я советую повременить.

6. И все-таки, как?

Откройте транзитный валютный счет в одном из крупных, но либеральных российских банков.

Переведите приложение с аккаунт разработчика — физического лица на аккаунт компании.

Принесите в банк оферту с сайта Apple, подписанную с вашей стороны.

Радуйтесь жизни!

#вопросы #Разное

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления