[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e","\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441","google","\u043f\u043e\u0438\u0441\u043a","seo","\u043c\u0438\u043d\u0443\u0441\u0438\u043d\u0441\u043a"], "comments": 49, "likes": 15, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "8167", "is_wide": "1" }
Konstantin Panphilov
7 693

Зачем «Яндекс» борется с SEO-ссылками — мнение директора по продукту Wizard.Sape

Генеральный директор рекламной компании K50 Георгий Терновский обсудил с руководителем системы продвижения сайтов Wizard.Sape Антоном Шаманаевым последствия появления нового алгоритма «Яндекса», который, по заявлению представителей поисковика, должен опустить в выдаче сайты, которые используют SEO-ссылки для продвижения.

Терновский спросил у Шаманаева о стратегии «Яндекса», эффективности ссылок и будущем SEO-сферы после 15 мая, когда «Минусинск» будет введён в строй.

Георгий Терновский

Разговоры о том, стоит покупать ссылки или нет, порядком надоели. Я ещё год назад решил, что не стоит, но на сайтах, где я могу принимать какие-то решения, продолжали закупать ссылочную массу.

Во-первых, не хотели рисковать, так как позиции хорошие. Во-вторых, мои коллеги продолжали уверять, что ссылки должны быть. Одним из самых авторитетных людей, у которых я тогда уточнял, что нужно делать, был Антон Шаманаев, руководитель Wizard.SAPE. Вместе с ним мы решили написать эту статью, приуроченную ко дню «икс» — 15 мая, когда должны начаться санкции со стороны «Яндекса».

Антон Шаманаев

Георгий Терновский: В этом году «Яндекс» не только говорит, что не надо покупать ссылки, но и что закупщиков будут пессимизировать. Вроде как предельно точный посыл. Ссылки надо отключать, да, Антон?

Антон Шаманаев: Смотри, я всегда был против резких движений со ссылочной массой. На моей практике это заканчивалось, как правило, плохо. Ведь в алгоритме, кроме широко раскрученных фильтров, есть и другие факторы, отслеживающие саму динамику ссылочной массы.

А что касается того, нужно ли снимать ссылки — нынешнее «отключение ссылок» далеко не первое. Отключать ссылки каждую весну уже стало традицией. Правда, с каждым годом из этого делается все более громкий инфоповод, что немного затуманивает разум.

Надо понимать, что сейчас, в преддверии «Минусинска», не идет речи о фундаментальном изменении алгоритма ранжирования. Идет речь о добавлении нового наказания (фильтра) за SEO-ссылки. В Google такой фильтр — Penguin — был введен еще три года назад. Ссылки в Google перестали работать? Нет. Но их нужно закупать или получать бесплатно, соблюдая осторожность и аккуратно отбирая только качественные. Что мы и так давно призываем делать и чему постоянно обучаем нашего робота Wizard.Sape. С «Пингвином» он справляться научился.

Я не понимаю, зачем «Яндексу» этот инфоповод? Чтобы ссылочные бюджеты перешли в контекстную рекламу «Яндекса»? Так с большей вероятностью они отправятся в недогретый Google AdWords, а не в перегретый «Директ». Так что их мотивы мне непонятны, объясни. Ваши мотивы говорить, что ссылки нужны, понятны — вы продаете ссылки.

Все пойдут как раз-таки в «Директ». Он больше на слуху, проще, дружелюбнее, да и доля «Яндекса» в рунете пока еще сильно выше Google. Мы говорим не о крупных рекламодателях, а о тысячах мелких бизнесов. Вы в К50 с ними не работаете, а мы работаем.

Ну доля уже скоро сравняется. Они и так все в «Директе», а вот новые бюджеты пойдут в Google. Это контекстная реклама, вы в ней не работаете. У нас, кстати, много небольших клиентов. Я думаю, «Яндексу» и правда лучше оставить деньги в Sape, чем помогать Google, так что мотива для инфоповода тут нет. Просто они отключают ссылки.

Мелкий клиент — это тот, который тратит на рекламу в интернете одну-две тысячи рублей в месяц. Мне кажется, вы с такими не работаете. Вот такие как раз-таки идут в «Директ», поскольку он у нас более раскручен. И за эту массу рекламодателей борется «Яндекс» (и правильно делает).

Кстати, в тот же день, когда Садовский выступал на конференции в Минске, и все шумели про «Минусинск», «Яндекс» под шумок внедрил авторасширение семантики в «Директе». В профессиональной контекстной тусовке ребята быстро прореагировали и посоветовали товарищам перед выходными залезть в аккаунты и снять галки, чтобы не слить бюджет. Но ведь основная масса рекламодателей — непрофессионалы.

Нужно это «Яндексу» или нет, мы не сошлись, хотя аргумент про авторасширение семантики — интересный, тебе детективы надо писать. Давай продолжим дальше.

Ты прав, «Яндекс» больше года творит в SEO-индустрии настоящую детективную историю. Год назад в марте 2014 года они с помпой «отключили ссылочное ранжирование» в московском регионе по ряду тематик. Потом целый год в SEO-шной тусовке обсуждалось и исследовалось, что же конкретно было отключено и было ли.

Пришли к выводу, что отключение ссылочного ранжирования произошло не в целых тематиках, как было озвучено Садовским, а по каждому запросу в отдельности. Предлагалась (и критиковалась) методика определения того, отключены ли ссылки по запросу или нет. В итоге «был ли мальчик», так ясно и не стало. К концу года из «Яндекса» стали поступать слухи, что ссылки то ли включили обратно, то ли не отключали вовсе. И вот теперь — новый сезон сериала.

К слову, сделали такой опрос в хардкорном сообществе по SEO.

То есть, утвердительно ответить, «да» или «нет», не могут даже топовые SEO-спецы, и это, кстати, те ребята, которые не покупкой ссылок живут, а аудитами — важность которых возрастет. Как я понял, главное, почему надо покупать ссылки — это для продвижения в Google и продвижения в регионах, так?

На мой взгляд, результаты опроса красноречиво показывают, что твой вопрос поставлен неверно. С тем же успехом его результаты можно трактовать так, что ссылки покупать нужно.

В продвижении на Google или на регионы в «Яндексе» ссылки действительно играют важнейшую роль, от которой просто так не откажешься. В «Яндексе» по Московскому региону влияние ссылок уже давно сильно ослаблено по сравнению с другими регионами и поисковиками.

Однако, несмотря на это, мы в «Визарде» весь 2014 год наблюдали вполне позитивную картину и по московскому «Яндексу». Новые сайты, приходящие на продвижение, ставили ссылки и росли. Не ставили — не росли. Снижали рекомендованные системой бюджеты — росли медленнее. Мы про это писали статьи, рассказывали кейсы на конференциях. Да, мы заинтересованное лицо, но когда выгружаешь статистику и видишь очевидные закономерности — иной раз трудно молчать. Многие владельцы сайтов слишком верят страшилкам и слухам, из-за этого сами себе мешают добиться топа проверенными средствами.

Мог бы ты выложить данные кейсов и исследований? Вот, например, есть динамика трат на ссылки у лидера украинского рынка по поисковой оптимизации агентства Netpeak.

А вот комментарий руководителя отдела SEO Netpeak Михаила Корбонова: «По статистике, за последний квартал ежемесячно от 60% до 80% проектов имеют рост органик-трафика по сравнению с предыдущими периодами, при этом около 10% имеют двойной рост».

Это замечательно, что у агентства растут сайты клиентов. Но агентства по своей модели более тесно работают с объектом продвижения. Они прорабатывают сайт изнутри, ставят продвижение на правильные рельсы с самого начала. Мы как автоматический сервис не имеем возможности внедрить за клиента SEO-правки на его сайте. Мы можем только уговаривать его это сделать, предлагая различные бесплатные инструменты анализа. К сожалению, по факту лишь малая часть наших клиентов внедряет рекомендации. Поэтому нам пока приходится продвигать сайты ссылками. И вот как это получается (график за 2014 год, как раз когда ссылки были «отключены»):

И еще насчет агентств. Одно агентство — это хорошо. Но у нас в «Визарде» работает несколько сотен SEO-агентств (кстати, за прошедший год их число выросло в три раза), и мы видим изнутри, как они работают.

Я не говорю о том, что агентство, приведенное тобой как пример, работает неправильно. Это прекрасно — уметь продвигать сайты без ссылок. Как прекрасно уметь ходить зимой в одной майке и не болеть. Но большинство народа все же одевается.

Ну хорошо, раз ты просишь, вот тебе еще один кейс. Знакомые продвигали сайт в тематике ремонта бытовой техники. Изначально поставили оптимизатору задачу: продвигать без ссылок. Все сделали хорошо: структуру сайта, уникальные тексты, лендинги проработали. Потратили деньги. Сайт, конечно, вырос, но совсем чуть-чуть. Потом уговорили человека добавить сайт в «Визард». Ну и вот:

Да, он в ноябре 2014 решил снять ссылки. Он же хотел без ссылок продвигаться. Вот, снял.

Я думаю, можно обмениваться разными графиками, наверняка еще может быть куча факторов, влияющих на это. Вот скажи, ты хорошо будешь спать в ночь с 14 на 15 мая? И что ты напишешь, если будет сильная буря и много кто попадет под «русского пингвина»?

С «Яндексом» уже давно нормально не выспишься. Будет сильная буря или нет — будем разбираться с тем, как в реальности изменится алгоритм. Такое бывало уже не раз и будет еще. У нас есть огромная база для аналитики, которая позволит изменить наши автоматические стратегии так, чтобы они оставались эффективными. «Пингвина» от Google успешно пережили. Сайты, попадавшие под него, спасали.

К слову, на Западе страх оптимизаторов перед «Пингвином» гораздо сильнее, чем у нас. Понятно, это объясняется долей трафика на сайт, которую приносит Google там и здесь. Однако им страх связывает руки, многие из них боятся ссылок как огня. Вместо того, чтобы эмпирически нащупать работающий алгоритм и быстрее достигать результатов, что делают отечественные специалисты. Поэтому сейчас в аналогичной ситуации мы желаем нашим клиентам не поддаваться панике.

А вообще, не говоря о Google и «Пингвине», в самом «Яндексе» довольно давно уже работают фильтры за ссылочный переспам. Они работают и позапросно, а в некоторых случаях и на весь сайт. С ними все оптимизаторы успешно справляются. «Минусинск» с технологической стороны — не более чем еще один фильтр.

А вот с пропагандистской стороны в него вложили гораздо больше, это факт. Как ты считаешь, действительно ли SEO-ссылки так уродуют рунет, как об этом говорит Садовский?

Мне кажется, это в принципе ненужное явление, кто может купить ссылки, лучше бы эти деньги потратил на юзабилити и тесты сайта.

Да, только у нового сайта, сколько ты ни трать на его юзабилити, позиции от этого не вырастут. Пока реальность такова. И меня, честно сказать, немного пугает, что произойдет, если SEO-ссылки станут за гранью закона. А произойдет, по-видимому, новый расцвет черных методов SEO типа XRumer, спама по каталогам, мотивированных отзывов на форумах, спама в комментариях в соцсетях и блогах и так далее. Дорвеи будут, по твоему совету, иметь прекрасное юзабилити и коммерческие факторы, они уже это делают.

Для экосистемы рунета так будет лучше? Не думаю. Уже сейчас, выбирая покупку, постоянно сталкиваешься с лже-отзывами, проплаченными обзорами и заметками. А именно они станут «новым SEO». И в отличие от безобидных подвальных ссылочек, такие рекламные сообщения будут бить по мозгам непосредственно нашим с вами, а не поисковых роботов.

Почему-то, когда речь заходит о борьбе «Яндекса» с биржами ссылок и инструментами автоматического SEO, они признаются абсолютным злом, а «Яндекс» — борцом за чистоту интернета. Между тем, и SEO, и «Директ» — прежде всего, рекламный бизнес. И непонятно, чем SEO-ссылки как инструмент заработка принципиально вреднее блока объявлений РСЯ ( рекламной сети «Яндекса» — прим. ред.).

Возьмем два одинаковых говносайта (уж чтоб наверняка), один продает ссылки, второй — в РСЯ, и своих полутора калек посетителей сливает в объявления. Чем с точки зрения экологии интернета отличаются эти сайты? Ничем. Однако ж один попадает под АГС, а второй зарабатывает свою копеечку в РСЯ. Надеюсь, «Яндекс» знает, что делает. Впрочем, как уже говорилось, я уверен, он много недоговаривает.

Ты предлагаешь вариант меньшего зла. Очевидно, что «Яндекс» хочет в принципе фактор зла убрать.

Принципиально иного сценария я не вижу. И то, что «фактор зла» остается, лично мне дает понять, что не ради добра «Яндекс» затеял эту акцию, а с вполне конкретными бизнес-целями.

#Интервью #яндекс #Google #поиск #seo #минусинск

Статьи по теме
«Яндекс» и Google против оптимизаторов: Как эволюционировали алгоритмы в борьбе за чистоту поиска
Дмитрий Шахов о борьбе «Яндекса» против SEO-ссылок: «Поисковик противоречит сам себе»
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления