[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u0430\u043d\u0442\u0438\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f","\u0430\u0440\u043a\u0430\u0434\u0438\u0439_\u043c\u043e\u0440\u0435\u0439\u043d\u0438\u0441"], "comments": 53, "likes": 15, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "8355" }
Konstantin Panphilov
6 065

Как вам моя идея — Морейнис отвечает на вопросы читателей своей книги

В рамках совместного с ЦП проекта «Антистартап» инвестор Аркадий Морейнис опубликовал десять глав своей будущей книги.

Теперь автор отвечает на частые вопросы читателей — третий из них о том, почему нужно спрашивать у инвесторов их мнение не про саму идею, а про её реализацию, и почему не нужно пытаться влюбить инвестора в свою идею.

Мне очень часто задают вопросы вида «Как вам моя идея?». Вопрос этот задают в разных вариантах — просят мнения, комментариев, оценки перспектив. Кидают просто ссылку на сайт в комментариях и спрашивают: «Как можете прокомментировать?», пишут один-два абзаца с описанием идеи в личке и спрашивают «Ваше мнение?», размазывают описание идеи на целую презентацию в почте и пишут «Что вы скажете по поводу перспектив нашего проекта?» — неважно. Даже не очень важно, является ли этот вопрос вежливым заходом к запросу инвестиций или людей действительно интересует мое мнение.

Все равно, ответ на этот вопрос у меня один: «Никак». У меня есть целых три причины для такого ответа на этот вроде бы простой вопрос.

Первая причина — я не готов оценивать идеи. Практически невозможно угадать, какая идеи сработает, а какая — нет. И это не следствие тупости российских инвесторов, это признание реальности, существующей в любой стране и на любом рынке. Будущий успех непредсказуем. Недостаточно иметь правильную команду, железные яйца, холодный расчет и упорство. Что-то еще должно произойти, чтобы ваш продукт вдруг стал популярным и успешным. Но что именно — не знает никто.

Представьте, что кто-то пришел к вам и попытался рассказать про идею «чего-то типа микроблога, но в котором можно писать посты длиной не более 140 букв» — что бы вы ответили на идею Twitter? А если бы вам предложили инвестировать в еще одно мобильное приложение, с помощью которого можно было бы накладывать фильтры на фотографии — не забывайте, что до Instagram был еще, как минимум, Hipstamatic. Основатели Starbucks обошли около 200 инвесторов, прежде чем кто-то рискнул инвестировать в сеть дорогих кофеен. Джоан Роулингс получила порядка сотни отказов от издательств на книги про Гарии Поттера. Одна из известнейших в свое время звукозаписывающих фирм Decca отказала Beatles с заключением о том, что гитарная музыка уже выходит из моды. А что бы вы сказали по поводу сервиса, с помощью которого вы бы на время могли сдавать свою родную, кровью и потом купленную и обставленную квартиру абсолютным незнакомцам, приезжающим из-за рубежа и уезжающим с концами через несколько недель?

В общем, оценивать чужие идеи — это неблагодарное дело. Если вы действительно верите в свою идею, то самый правильный путь — это начать ее тестировать. Не путем опросов знакомых и инвесторов, а путем формулировки гипотез, создания минимально работоспособных продуктов и их тестирования. Если вы верите, то в первую очередь надо не спрашивать, а надо делать.

Вторая причина — уникальных идей нет. Я часто это повторяю, но так оно и есть. Весь дьявол — не в идее проекта, а в его реализации. Что было сделано? Какие варианты проверены? Насколько успешно? Какие еще варианты и гипотезы для проверки есть? Что вы делаете не так, как другие, реализующие подобные идеи. В общем, меня больше интересуют вопросы реализации, чем изначальная голая идея. Потому что залог успеха проекта — это правильная реализация идеи, а не пара абзацев или слайдов о потребностях, целевой аудитории и рынке. Такие абзацы или слайды в достаточном количестве и с приемлемым качеством может сгенерировать большинство людей с хорошо подвешенным языком, прочитавших несколько хороших книжек про стартапы. Но умение читать и хорошо подвешенный язык не гарантирует умение хорошо делать вещи хорошо подвешенными руками.

Как ни печально, но чаще всего задают вопросы про то, «как вам моя идея», те люди, у которых кроме идеи нет ничего. Они не программисты, не продавцы и не маркетологи. Они приходят с голой идеей и надеются на то, что им под эту якобы необыкновенную идею им дадут деньги, на которые они смогут нанять программистов, продавцов и маркетологов, которые смогут реализовать эту идею. Таких чудес не бывает — если у вас у самого нет компетенций, которые необходимы для реализации хотя бы минимально работоспособной версии продукта, если у вас нет команды, которая способна это сделать, то привлекательность изложенной вами идеи никакой роли с точки зрения инвестора не играет. А если у вас есть компетенции и команда, если вы верите в то, что хотите сделать — то что вам мешает начать это делать?

Третья причина — может быть и не настолько очевидна, но важна. Я не хочу оценивать идеи, я не хочу в них влюбляться. И не надо вообще пытаться влюбить инвестора в свою идею. Нет ничего хуже, если инвестор в нее действительно влюбится. Это будет плохо для всех — и для основателей проекта, и для инвестора.

Любовь навешивает на всех вас розовые очки. Мало того, что вы очарованы своей идеей, так еще и очарованный идеей старший товарищ не будет задавать вам нелицеприятных вопросов, на которые вам нужно будет искать работоспособные ответы, которые позволят проекту переползти долину смерти и выжить. Он будет вместе с вами строить воздушные замки, игнорируя реальные проблемы продукта, списывая их на недалеких пользователей, не понимающих всю прелесть идеи. Настоящая сила любого партнерства состоит в единстве и борьбе противоположностей, именно этот внутренний конфликт позволяет и заставляет проект развиваться. Без внутренних противоречий развития обычно не происходит — это обычное и хорошо забытое правило диалектики.

Очарованный идеей инвестор не сможет удержаться от того, чтобы начать влезать внутрь проекта — начиная от генерации потока идей и заканчивая участием в операционной деятельности. Обычно в получении идей и предложений от инвестора ничего плохого нет — это вполне разумный канал обмена опытом, гипотезами и перспективами развития. Да и разумная и своевременная помощь в решении некоторых операционных вопросов тоже никого не убивала. Но все хорошо в меру. Идей инвестора может оказаться слишком много, в еще более худшем варианте они могут оказаться взаимоисключающими — это естественное следствие «родительской любви», которую большинство из вас в свое время испытали на своей шкуре. Двойственность операционного управления и подчинения приведет к непониманию участниками и сотрудниками проекта своих ближайших задач и расшатыванию исполнительской дисциплины.

Будет еще хуже, если вы на этом этапе полностью доверитесь инвестору в принятии основных решений — через некоторое время это превратит вас в фаундеров-импотентов, которые могут исполнять, но отвыкают думать и принимать на себя ответственность за свои решения. В этом случае универсальным способом любых проблем проекта станет поход к инвестору с текстом: «Мы попробовали то, что вы нам сказали, это не сработало, что нам пробовать дальше?». Если таким путем проект действительно станет расти и развиваться, то рано или поздно инвестор задумается о том, а кто вы такие, и какую роль на самом деле играете в проекте? Вы превратитесь в обычных, но слишком дорогих исполнителей, имеющих существенную долю в проекте, успех которого зависел на самом деле не от вас. Результат таких раздумий, как правило, однозначен и неблагоприятен для вас.

Краткий вывод из того, что я тут понаписал — не надо спрашивать меня «как вам моя идея», надо спрашивать «как вам моя реализация вот такой идеи». Если вы ничего не делаете, то спрашивать про идею — бессмысленно. Если вы что-то делаете, то и рассказывать надо про то, что вы делаете, причем не про то, какое мобильное приложение или платформу вы разрабатываете, а про то, какие гипотезы вы проверяете, каких результатов вы добились, и про то, что вы делаете не так, как другие.

То, что вы делаете — это тема, которую можно обсудить. То, какая идея пришла вам в голову — это тема «на поболтать».

#Антистартап #Аркадий_Морейнис #Антистартап

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления