Andrey Zagoruiko
3 067

Рекламная сеть Okeo: размер имеет значение

Фонд Bricolage инвестировал в рекламную сеть Okeo, специфика которой - использование крупноформатной рекламы (биллборд и фулл-скрин) с оплатой по кликам. Сумма инвестиций не разглашается, однако известно, что проект, инициированный фондом Russian Ventures, оценили в $2 млн, - а среди клиентов уже в первые три месяца работы оказались такие немаленькие заказчики, как World Class, Ренессанс Страхование, Sotmarket и другие.

О том, не отпугивает ли аудиторию фулл-скрин, насколько важно в бизнесе личное доверие и сколько стоит филе черной трески - обо всем этом наш главред Алекс Пеганов расспросил управляющего партнера Russian Ventures Евгения Гордеева.

 



 

***


Алекс Пеганов: Евгений, добрый день. Мы сегодня с вами тут обедаем, в этом отвратительно дорогом ресторане (средний чек - 5000 рублей), и обсуждаем свежие новости о том, как ваша портфельная компания Okeo при оценке в $2 млн получила неразглашенную сумму  инвестиций от фонда Bricolage Дмитрия Репина. Можете рассказать какие-то подробности, что-то, что не попало в пресс-релиз? Для чего это вам? Долго ли вы к этому шли?

Евгений Гордеев: С Bricolage получилось очень просто: мы запустили новую компанию Okeo, буквально в первую же неделю вышли с предложением к нескольким фондам, и Bricolage был первым, кто за две или три встречи предложил внятные условия, очень выгодные нам как стартаперам. И дальше мы просто вошли в сделку: компания, приятная для переговоров, очень приятные условия, плюс интересная команда со стороны Bricolage, которая все это инициировала - люди с достаточным опытом и пониманием, куда это будет двигаться. Поэтому сделка была такая, очень комфортная.

А.П.: Мы говорим про контрольный пакет?

Е.Г.: Нет, они берут миноритарный пакет - это типичный стартап-фонд.

А.П.: То есть, мы можем предположить, что это сумма до $500 тыс?

Е.Г.: Предположить можем *улыбается и ест филе черной трески*



А.П.: Это смарт-мани? Вам этот фонд чем-то может быть полезен?

Е.Г.:  Конечно, мы рассматриваем инвестиции как смарт-мани, потому что в команде Bricolage, - вообще в команде Digital October, - есть люди, к которым мы можем обращаться за советом, за помощью в продвижении на рынке.

А.П.: Почему вы пошли именно в Bricolage? 

Е.Г.: Okeo - компания очень молодая, поэтому наша задача - отдать как можно меньшую долю, соответственно, не сильно размыв себя на старте. Поэтому, пока не проверим нашу основную финансовую модель, мы не можем привлекать большие деньги - это просто невыгодно, рискуем отдать большую долю, но не продвинуться с точки зрения бизнеса.

А.П.: Я тут подсобрал пару вопросов от профессионалов рекламного рынка, которые интересуются непосредственно моделью Okeo - как она работает, насколько она проверена и так далее. Формат работы Okeo - это микс работы, с одной стороны, медийки, с другой стороны, кликов...

Е.Г.: Мы продаем красивые клики.

А.П.: Специалисты считают что у вашей рекламы должен быть невысокий CTR...

Е.Г.: Cредний CTR у нашего биллборда 1%.

А.П.: Хм, это не такой уж и низкий.

Е.Г.: Это очень высокий! Это примерно в 5 раз больше, чем у рекламы 240х400.

А.П.: В комментариях к новости у тебя на Фейсбуке было довольно много скептически настроенных молодых людей, экспертов, которые критиковали как модель, так и формат полноэкранной рекламы.

Е.Г.: Это не профессионалы рынка, это просто пользователи, которые жалуются, что им показывают рекламу. Пользователи, которые бесплатно заходят на сайты - конечно, они хотят, чтобы рекламы не было. Они не понимают, что мы в определенном смысле для сайтов зарабатываем деньги, на которые эти сайты существуют, такой внешний рекламный отдел.

А.П.: Некоторые там высказывали такую небезосновательную точку зрения, что полноэкранные баннеры отпугивают аудиторию. Логично предположить, что так и есть. Я бы себе не поставил фулл-скрин баннер, потому что, хотя люди и ходят ко мне бесплатно, я не готов им в лицо вываливать какой-нибудь условный Range Rover или Opel Astra, как на Слоне или Коммерсанте.

Е.Г.: У нас есть другая рекламная сетка iBrand, которую используют порядка 60 крупнейших российских сайтов. Это совершенно разные сайты - начиная от "Эха Москвы" и до "Комсомольской правды".

А.П.: Возвращаясь к моему вопросу про отпугивание аудитории - данные есть какие-то?

Е.Г.: Данных нет, потому что никто не делает замеры в вакууме. Есть, в принципе, рост аудитории. Конечно, если ты вообще уберешь рекламу с сайта, аудитория будет расти быстрее, а если полностью закидаешь рекламой - будет падать. Вопрос баланса: ты каждый месяц тратишь деньги на то, чтобы людей заманить к себе на сайт, и должен это как-то монетизировать. Фулл-скрин - это тренд общемировой, если и есть отток аудитории, то незначительный. Возьмем, например, forbes.com - использует фулл-скрин, и все нормально. Нажимаю "закрыть" и прохожу дальше.

А.П.: Ты заговорил о трендах - в целом, веришь в будущее фулл-скрин баннеров?

Е.Г.: Конечно.

А.П.: А учитывая, что все уходит в mobile, как ты там видишь фулл-скрин баннер?

Е.Г.: Мобильный баннер на весь экран. Я тебе больше скажу: я вижу это как видео-баннер на полный экран на мобильном.

А.П.: Класс. В условиях Москвы и отвратительного мобильного интернета это будет максимально востребовано, я согласен. Прекрасная стратегия. Наверное. 

Коллеги интересуются, как поменяется и поменяется ли вообще стратегия развития Okeo после получения денег?

Е.Г.: Мы просто ускоримся. У Okeo очень простое предложение рынку - мы даем нашим рекламодателям, прежде всего, качественные клики - качественную аудиторию - качественный трафик на свой сайт. И делаем это в обрамлении красивых ярких баннеров. В нашем случае это продукт с контрольным выстрелом. В смысле, обычно что предлагают? Крутить красивую рекламу, а про CTR забыть, какой будет - такой будет. А мы предлагаем покрутить красивую рекламу и оплатить ее по факту по кликам. То есть, если аудитория заинтересуется твоей рекламой (а чтобы она заинтересовалась, это должна быть релевантная аудитория, и мы к этому сейчас идем), то мы получаем такую win-win ситуацию для рекламодателя.

А.П.: Ты упомянул про качество аудитории переходов и конверсию. Эксперты склоняются к тому, что люди нажимают: а) случайно, от испуга б) промахиваясь на кнопку "закрыть", - и так далее. Нет исследования о том, что с полноэкранного баннера пришли люди, которые действительно интересуются рекламой?

Е.Г.: Cкорее всего, это задают вопрос люди, которые в рекламном рынке ничего не понимают. С точки зрения кейсов - компания iBrand уже второй год имеет больше половины возвращающихся рекламодателей очень высокого уровня: от Range Rover и Вentley до банков и элитной недвижимости. Если уж говорить о коллегах - агентства, которые размещают эту рекламу, не дураки, они используют все метрики, которые имеют на своих сайтах, чтобы посчитать стоимость перехода, стоимость активного пользователя и т.д. С учетом того, что они возвращаются, есть все основания полагать, что этот продукт эффективный.

 



 

А.П.: Формат рекламы у iBrand и Оkео - он же разный?

Е.Г.: Фулл-скрин.

А.П.: А в чем тогда разница?

Е.Г.: iBrand продает по показам на самых крутых сайтах.

А.П.: А, понимаю, у них охват, у вас эффективность.

Е.Г.: Да. Оkео продает более эффективную рекламу, но не на элитных сайтах, потому что iBrand - это брендинг, а Оkео - привлечение качественной аудитории.

А.П.: Ты упомянул креатив, красивые большие баннеры. Вы их рисуете или клиент?

Е.Г.: Бывает, что мы рисуем, бывает - что просто помогаем.

А.П.: Большая ли команда у Оkео? Я знаю, у вас есть господин Писаревский - кто ему помогает?

Е.Г.: Сейчас в компании работает шесть человек.

А.П.: Это все выделенные сотрудники, или часть работают в Russian Ventures, и вы их как-то шарите между проектами?

Е.Г.: Четыре фулл-тайма и два шареных.

А.П.: Как вы оценили проект в $2 млн за такое короткое время? По какой метрике?

Е.Г.: В нас поверили. Поверили просто в идею. На примере iBrand люди увидели, как мы за год сделали миллионную компанию, увиели, что Оkео имеет потенциал в своей нише сделать примерно такую же историю успеха - и поверили в нас, в команду.

А.П.: А у Писаревского какой бэкграунд? Он довольно молодой парень судя по профилю на Фейсбуке.

Е.Г.: Ему 24 года, Физтех, совершенно гениальный продакт-менеджер, полу-технарь - полу-маркетолог. Идеальный микс для подобной компании. Плюс, он проработал достаточно долгое время в крупной корпорации Pernod Ricard в маркетинге.

А.П.: Вы только в России планируете развиваться, или есть какие-то планы?

Е.Г.: Только Россия, только хардкор.

А.П.: Вы как фонд Russian Ventures владеете частью Оkео...

E.Г.: У нас контрольный пакет.

А.П.: Погоди, у вас контрольный пакет, вы, грубо говоря, 30% вы продали Bricolage. С чем остался фаундер и команда?

Е.Г.: Ну, мы не можем этого сказать. Мы всегда исходим из таких реалий, что менеджмент может очень сильно нарастить долю по мере того, как развивает компанию. У нас был пример: когда мы запускали iBrand, доля менеджмента была меньше блокпакета. А со временем за счет того, что менеджмент делал правильные шаги, эта доля выросла больше контрольного пакета.

А.П.: Они выкупали свою долю у вас?

Е.Г.: Нет, мы им просто отдавали им долю, когда они достигали определенных договоренностей.

А.П.: А в чем для вас смысл?

Е.Г.: Мы просто понимаем, что вложились в правильных людей - и, соответственно, эти люди развивают компанию в верном направлении. У нас сейчас пакет меньше контрольного, но нас все устраивает. По той сделке, которая сейчас готовится, iBrand оценивается в $8млн - с учетом того, что мы инвестировали меньше полумиллиона. И во многом это заслуга менеджмента.

А.П.: Для Оkео это уже раунд А, получается?

Е.Г.: Ну, это небольшой такой раунд. Для меня раунд А - это больше миллиона.

А.П.: А вы готовитесь к следующему раунду?

Е.Г.: Конечно, уже сейчас.

АП: Спасибо за уделенное время. Давай я заплачу.

ЕГ: Нет, я заплачу.

АП: Окео. До новых встреч!

[caption id="" align="aligncenter" width="800"] Евгений Гордеев уезжает делать новый стартап. На самом деле нет, он ездит на не самой новой Volvo[/caption]

#евгений_гордеев #okeo #треска #bricolage

{ "author_name": "Andrey Zagoruiko", "author_type": "self", "tags": ["\u0435\u0432\u0433\u0435\u043d\u0438\u0439_\u0433\u043e\u0440\u0434\u0435\u0435\u0432","okeo","\u0442\u0440\u0435\u0441\u043a\u0430","bricolage"], "comments": 0, "likes": 12, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "844", "is_wide": "1" }

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "create", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]