[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0430\u043b\u0435\u043d\u0430_\u0432\u043b\u0430\u0434\u0438\u043c\u0438\u0440\u0441\u043a\u0430\u044f","\u0443\u0434\u0430\u043b\u0435\u043d\u043d\u0430\u044f_\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430","pruffi"], "comments": 50, "likes": 13, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "8778" }
Andrey Frolov
4 965

Алёна Владимирская: «20% работников на удалёнке — это мировой путь, но не российский»

Основатель кадрового агентства Pruffi Алёна Владимирская рассказала ЦП, что не считает реальным прогноз о том, что к 2020 году 20% трудящихся россиян будут работать удалённо. По её наблюдениям, работодатели на самом деле опасаются системы дистанционной работы, так как не могут ежеминутно контролировать выполнение задач.

Есть две большие разницы. Если смотреть с точки зрения мировых тенденций, то всё к этому идет. Но вот у нас, к сожалению, это какая-то особенная история, особенный путь. У нас на самом деле работодатели глубоко не верят всему тому, что нельзя проконтролировать, причем проконтролировать именно физически — подойти и посмотреть, сколько времени работник тратит на обед, вдруг он не работает, вдруг он там делает что-то другое. Это видно не только на персонале, но и на облачных технологиях, которые идут очень сложно ровно потому что люди боятся, что нет постоянного контроля.

До кризиса, когда рынок резко рос, действительно люди у нас начинали оптимизировать расходы и говорили «мы не будем платить за офисы (особенно в Москве, где офисы дорогие), мы теперь будем работать удаленно» и многое другое. И тогда родился рынок дауншифтеров-фрилансеров, которые сидели на Гоа или где-нибудь в Таиланде и работали на кучу компаний.

Сейчас кризис нас повернул совсем в другую сторону — стоимость аренды упала и упала стоимость часа работы. И за те же самые деньги люди активно рвутся в офис. При этом все еще существует первая паранойя, при которой работодатель очень не верит в «удалёнку» и уверен в том, что всё, что не контролируется ежесекундно, не может быть качественным.

Мы часто говорим: «Смотрите, на эти деньги мы не можем вам найти программиста в офис, ну давайте мы найдем вам хорошего удаленного программиста, который будет трудиться за те же самые деньги». А работодатели говорят: «Но как, мы же не сможем проконтролировать код ежеминутно и не сможем проконтролировать работу». Мы отвечаем: «Есть, во-первых, масса методик для контроля, во-вторых, вы же платите все равно за сделанную работу, какая вам разница, не работает человек на работе или не работает, скажем, в бассейне, какая вам разница?» Но люди все равно говорят, что не верят, не доверяют и не хотят — такой вот иррациональный страх.

И этот страх виден не только в маленьких компаниях, мы его видим и в крупных компаниях. Частый аргумент звучит следующим образом: «у нас нет прямого контакта с удаленными работниками, они не понимают продукт и будут изобретать велосипед». Чаще всего российский бизнес системно не настроен, не отлажен структурно, по KPI, процессам и схемам. Большое количество «лички» приводит к тому, что люди вообще не умеют работать с удаленными сотрудниками ни на одном из этапов, и это приводит к отказу от «удалёнки».

Два года назад было ощущение, что рынок удалённой работы начинает хоть как-то расти, но сейчас он упал, фактически вернулся к уровню 2008 года. Мы видим, что работодателей, которые хотят работать с удалёнными сотрудниками, все меньше и меньше. Они не учатся работать с такими сотрудниками и из этого делают выводы, что виноваты сами сотрудники, а такая форма работы неэффективная.

Для возвращения интереса к удалённой работе, я думаю, должно произойти какое-то структурное изменение в «удалёнке» по всем отраслям, потому что сейчас нет самой структуры для того, чтобы она росла. Мне кажется, что даже после кризиса интерес начнет возникать не сразу, а через несколько лет.

Что касается самого прогноза, то мне кажется, что к 2020 году «удалёнки» всё-таки будет больше, чем сейчас. Но не 20% от всех работников, как сейчас прогнозируют.

#Мнения #алена_владимирская #удаленная_работа #Pruffi

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления