[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043c\u0438\u043a\u0440\u043e\u0431\u043b\u043e\u0433\u0438","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u043f\u0440\u043e\u0432\u0430\u043b\u0430","\u043a\u043b\u0430\u0434\u0431\u0438\u0449\u0435_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u043e\u0432","\u0441\u043c\u0435\u0440\u0442\u044c_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0430","nouncer","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u043f\u0440\u043e\u0432\u0430\u043b\u0430_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0430","\u044d\u0440\u0430\u043d_\u0445\u0430\u043c\u043c\u0435\u0440"], "comments": 12, "likes": 13, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "8885" }
Daria Khokhlova
4 532

Смерть стартапа: История провала сервиса микроблогов Nouncer, который не успел запуститься раньше Twitter

Бывший директор по разработке стандартов в Yahoo Эран Хаммер в своём блоге поделился историей провала собственного сервиса микроблогов Nouncer.

Проект не успел запуститься раньше Twitter, хотя разработка велась с 2006 года, и команда решила кардинально сменить стратегию — а через два года Хаммеру пришлось закрыть стартап.

Nouncer — сервис микроблогов, который был запущен в 2007 году (чуть позже популярной социальной сети Twitter) и просуществовал почти два года. В 2008 году команда проекта объявила о его закрытии. В заметке о том, почему стартап пришлось «заморозить», его создатель отмечает, что построение Nouncer стало «самым захватывающим приключением» в его профессиональной жизни.

По словам Хаммера, в 2006 году — когда ни одного успешного сервиса микроблогов ещё не существовало — объяснить людям, что такое микроблог и зачем им нужно пользоваться, было довольно сложно. Twitter удалось запустить свой продукт раньше, чем Nouncer — когда тот ещё находился в разработке.

«С одной стороны, нам стало гораздо легче рассказывать, что мы собираемся создать, но с другой, мы потеряли возможность стать первыми на рынке. Ниша оказалась занята, возникла конкуренция (за то время, что команда проекта вела разработку Nouncer, были представлены ещё несколько подобных социальных сетей — Jaiku, Pownce и другие), и пришлось задуматься о реальном бизнес-плане», — говорит основатель стартапа.

По иронии судьбы, в тот же день, когда я ушёл со своей работы, чтобы вплотную заняться Nouncer, компания Twitter представила свою социальную сеть на конференции SXSW — и стала быстро расти.

Как только сервис микроблогов привлёк к себе общественное внимание, его клоны, по словам основателя Nouncer, стали появляться повсеместно. Тогда команда решила сосредоточиться не на создании пользовательского приложения и копировании уже имеющейся в Twitter функциональности, а на разработке масштабируемой технологии, которая могла бы пригодиться и Twitter, и другим игрокам на рынке, когда они набрали бы большую пользовательскую базу.

По словам предпринимателя, уже тогда он был уверен, что микроблоги изменят мир и корпоративные коммуникации навсегда. Во время своей работы в финансовом конгломерате Citigroup Хаммер получал до 500 электронных писем в день и тратил на их прочтение по два часа каждое утро. Целью Хаммера стало помочь компаниям общаться со своими клиентами и партнёрами с помощью микроблогов.

Смена стратегии, по словам Эрана Хаммера, принесла новые расходы и увеличение времени на разработку. Теперь перед командой стояла задача не создать пользовательское приложение, а разработать технологию для построения и масштабирования как новых, так и уже существующих микроблогов, и снабдить продукт понятным пользовательским интерфейсом. Однако, по словам предпринимателя, всё это было не так важно в сравнении с тем, чтобы изменить направление бизнеса, пока ещё не поздно.

Мы отказались от разработки веб-сайта и поставили перед собой задачу стать поставщиком инфраструктуры для других компаний. Вместе с этим увеличились накладные расходы, возросло время вывода продукта на рынок и стали возникать трудности с поиском ресурсов.

За месяц до закрытия проекта Эран Хаммер решил заново ознакомиться с текущей ситуацией и структурировать всё, что было сделано за почти два года. Тогда предприниматель, по его словам, понял, что ему так и не удалось построить такую команду, которая была бы способна осуществить задуманное: «Целый год я только и занимался тем, что искал разработчиков и партнёров. Но я никого не нашёл. Все они нам не подходили или не хотели с нами работать».

В первый год своего существования Nouncer привлёк финансирование от семьи основателя и других частных инвесторов. Деньги, говорит Хаммер, не были проблемой для проекта — к 2008 году стартап не истратил и половины полученных средств, и, если бы было нужно, он смог получить больше инвестиций.

Однако это, по мнению основателя, не помогло бы компании: «Я спрашивал у своих знакомых, присоединились бы они к команде, если бы проект Nouncer привлёк $1 млн. Все они отвечали отрицательно. Мне не удалось построить команду, в которой хотелось бы работать другим. А это очень важно».

Эран Хаммер провёл несколько встреч с инвесторами и решил, что лучше всего будет просто закрыть стартап. Это решение, по словам предпринимателя, далось ему легко — он понимал, что даже если получит ещё больше средств, нет никаких оснований полагать, что это сможет привлечь в команду новых людей. Без них стартап не смог бы двигаться дальше темпами, которые устроили бы инвесторов и основателя. Хаммер вернул оставшиеся средства тем, кто профинансировал проект, и объявил о его закрытии.

Неспособность управлять компанией в одиночку

Оглядываясь назад, говорит Хаммер, он понимает, какое воздействие на бизнес оказывают небольшие решения. В процессе работы над Nouncer компания разработала ещё один продукт — JabAbout, расширение для Facebook, которое позволяло распространять короткие сообщения в маркетинговых целях, используя социальные графы. Его функциональность не подходила для реализации непосредственно в Nouncer, но не противоречила общей концепции и философии стартапа.

В итоге приложение JabAbout не привлёкло большого количества пользователей и было отключено.

Средства и время, затраченные на реализацию JabAbout, отмечает Хаммер, не были очень большими. Однако его разработка велась в то самое время, когда руководство компании осознало, что проекту нужно сменить стратегию, и занималось составлением нового бизнес-плана и переформированием основного продукта. «Урок, который я извлёк из этого — не стоит отвлекаться от вашей главной цели для того, чтобы совершить маленькую победу», — говорит предприниматель.

Основная проблема, по словам Хаммера, заключалась в том, что у него не было партнёра по бизнесу, который смог бы наблюдать за его действиями и останавливать в случае, если что-то покажется ему неправильным или неэффективным. Когда Хаммер только начинал работать над Nouncer, он нанял двух своих друзей и разделил с ними полномочия управления проектом.

Однако чуть позже, когда предприниматель понял, что хочет построить свою компанию, уволился с работы и вплотную занялся Nouncer, друзья отказались от сотрудничества с ним — и Хаммер опять стал руководить стартапом в одиночку, оставив за собой всю интеллектуальную собственность Nouncer. По словам предпринимателя, партнёры не сошлись во взглядах на бизнес, но им удалось сохранить дружеские отношения.

Решение продолжать руководить проектом в одиночестве, как отмечает Эран Хаммер, само по себе было не так плохо. Однако у предпринимателя не было опыта управления собственной компанией, и это, в конечном итоге, сыграло против него. Голос Хаммера, по сути, был решающим, и некому было остановить основателя от необдуманных решений.

Выбор технологии

В качестве языка реализации задуманной технологии Хаммером был выбран C++. Такое решение предприниматель принял, исходя из предполагаемой функциональности сервиса и собственного десятилетнего опыта работы с системами высокочастотного тейдинга.

Решение о выборе C++, по мнению Эрана Хаммера, было вполне обоснованным, однако тут же создало дополнительные проблемы — у основателя не получалось найти разработчиков, заинтересованных в работе на стартап. Любая крупная компания, которая занимается технологиями масштабирования, говорит Хаммер, ищет разработчиков C/C++.

Однако когда команда Nouncer только начинала разработку продукта, на рынке не было ни одного конкурента сервиса, и Эран Хаммер решил не торопиться. Это сильно затормозило работу над проектом. Однако Хаммер отмечает: «Не факт, что если бы мы вели разработку быстрее и на другом языке, мы бы успели выйти на рынок до Twitter».

Хаммер считает, что выбрать другую платформу, конечно, стоило — по крайней мере, для ранней разработки. Уже позднее можно было бы перевести отдельные компоненты системы на C++. «С технической стороны моё решение было правильным, но с точки зрения бизнеса оно нанесло по Nouncer ощутимый удар».

Выяснение, что представляет из себя продукт

Как отмечает Эран Хаммер, он всегда ясно представлял, что будет из себя представлять Nouncer. Как оказалось, этого было недостаточно, чтобы хоть кто-нибудь заинтересовался проектом.

Когда Хаммер принял решение о смене стратегии, он первым делом отказался от услуг дизайнера, так как тот был не нужен компании. Пользовательское приложение должно было превратиться в набор методов для разработчиков и документ, объясняющий, как использовать эти методы. Однако когда команда подготовила проект к альфа-релизу, выяснилось, что именно отсутствие интерфейса или какого-либо рабочего примера сервиса, построенного при помощи Nouncer, мешало потенциальным пользователям оценить продукт.

Большиство пользователей хотели бы иметь конкретный пример, на который они могли бы опираться при изучении API. Иначе обучение оказывается слишком дорогостоящим.

Кроме того, по словам Хаммера, в своих презентациях он постоянно смещал фокус продукта — иногда он говорил, что технология предназначена для розничных магазинов, иногда представлял Nouncer как средство для расширения социальных сетей и так далее. «Так происходило просто потому, что я был сильно взволнован. Однако это создало путаницу, и многие не могли понять, что же именно мы разработали».

Место ведения бизнеса

На момент запуска собственной компании Эран Хаммер жил и работал в Нью-Йорке. Именно там он и решил строить бизнес. Спустя год Хаммер осознал, что его окружение не способствовало развитию стартапа, и ему давно следовало бы перебраться в Кремниевую долину. Дело, по словам предпринимателя, было не в том, что в Нью-Йорке невозможно построить бизнес (по мнению Хаммера, это не так), а в том, что Nouncer «не подходил Нью-Йорку».

Как отмечает Хаммер, когда разработчик ищет работу в Нью-Йорке, он предпочитает ориентироваться на крупные и уже показавшие своё влияние компании, где он мог бы построить хорошую карьеру и получить нужный опыт. В этом плане небольшим стартапам очень сложно конкурировать с гигантами с Уолл-Стрит за внимание хороших специалистов. В Кремниевой долине, говорит предприниматель, всё по-другому — люди приезжают туда для того, чтобы устроиться в стартап.

Кроме того, с самого начала Эран Хаммер решил, что платформа Nouncer будет работать с открытыми стандартами — такими, как OpenID (Хаммер участвовал в разработке этого стандарта). Предприниматель познакомился с представителями сообществ, которые занимаются развитием подобных технологий, и выяснилось, что большинство из них также проживает в Долине. Чтобы взаимодействовать с ними в полной мере, основателю пришлось бы перевезти стартап в тот же район.

Нью-Йорк — не такое уж плохое место для запуска своего стартапа. Я бы даже сказал, отличное. Просто нужно осознавать, что не каждый бизнес «подходит» любому городу.

На самом деле, всё было не так уж плохо

Опыт запуска собственного стартапа Хаммер не считает неудачным. По его словам, большинство стартапов проваливаются, и Nouncer повезло, что у проекта были средства и он смог просуществовать почти два года. Предприниматель отмечает, что вести свой бизнес было захватывающе. Основная причина, по которой он решил отказаться от стартапа, заключается в том, что он не был счастлив.

Как отмечает Эран Хаммер, он не может выделить среди всех сделанных ошибок главную. Он получил множество полезных уроков — например, уяснил важность работы с сообществом, — и рад, что попытался создать компанию.

После закрытия стартапа Эран Хаммер получил должность директора по разработке стандартов в Yahoo и поучаствовал в разработке спецификаций открытого протокола авторизации OAuth. Сейчас Хаммер занимается разработкой и поддержкой фреймворка Hapi.js в исследовательском подразделении Walmart — Walmart Labs.

#стартапы #микроблоги #история_провала #кладбище_стартапов #смерть_стартапа #nouncer #история_провала_стартапа #эран_хаммер

Статьи по теме
Смерть стартапа: 10 уроков провала контентного проекта Backfence от сооснователя Washington Post
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления