[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0440\u0443\u0431\u0440\u0438\u043a\u0430_\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","gva_launchgurus","\u0434\u0440\u0443\u0433\u0438\u0435_\u0440\u044b\u043d\u043a\u0438","\u0438\u0440\u0430\u043d","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f_\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a","\u0438\u0440\u0430\u043d\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f_\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f_\u044d\u043a\u043e\u0441\u0438\u0441\u0442\u0435\u043c\u0430_\u0438\u0440\u0430\u043d\u0430","\u0434\u0430\u043d\u0438\u0438\u043b_\u043a\u043e\u0437\u043b\u043e\u0432"], "comments": 5, "likes": 12, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "8926" }
Daria Khokhlova
3 040

Стартап-рынок Ирана — особенности и перспективы

Даниил Козлов, директор по развитию бизнеса GVA LaunchGurus, посетил крупнейшую конференцию iBRIDGE Berlin «Высокотехнологичное предпринимательство в Иране. Новые возможности и вызовы». Там он пообщался с крупнейшими инвесторами и предпринимателями Европы, Америки и Ирана и написал колонку о том, чем иранский рынок похож на российский и какие он даёт возможности стартапам.

Особенности стартап-рынка в Иране

Стартап-индустрия в Иране отстает от российской на 8-10 лет. Но уже появились первые крупные компании в сферах видеоконтента Aparat), ecommerce (Digikala), социальные сети (Cloob.com), сайты для бронирования отелей и путешествий (zoraq.com), платёжные системы (Paypaad).

Рынок открывает потрясающие возможности. В стране 80 миллионов человек и ещё столько же в соседних странах, которые могут пользоваться продуктами и услугами иранских стартапов.

Иран во многом похож на Россию 10 лет назад:

  • много талантливых ИТ-инженеров и программистов, которые выходят из нескольких ведущих вузов;
  • мало людей с предпринимательским опытом, опытом коммерциализации инновационных продуктов;
  • пока мало инкубаторов и акселераторов;
  • есть один большой государственный фонд по поддержке стартап-индустрии — как наш РВК;
  • есть порядка десяти частных фондов, но реально активно инвестирует пока один (Sarava);
  • недавно открылся Plug and Play;
  • мало ангелов;
  • инвестору юридически сложно защищаться при структурировании сделки, нет юридических механизмов для создания опционов, конвертируемых займов, и так далее.

Я рассказывал иранцам об акселерационных программах, которые мы делаем в России, опыте GenerationS, организованном РВК. Рассказывал о том, что в этом году мы запускаем в рамках GenerationS масштабный онлайн-акселератор, который объединит на одной платформе полторы тысячи стартапов со всего СНГ и несколько сотен экспертов. Иранцы были впечатлены и взяли на заметку, у них ничего подобного пока нет.

Интересно, что у иранцев есть деньги. Есть иранские венчурные инвесторы, которые находятся за пределами страны и уже начали инвестировать в иранский рынок. Локальные фонды тоже набирают силу и пытаются понять, как им начать более активно инвестировать, где брать проекты, с кем партнёриться.

При этом к рынку уже проявили интерес ведущие мировые акселераторы и фонды такие как фонд Plug and Play и фонд 500 Startups.

Тренды и тенденции по проектам

Пока доминируют ИТ, приложения и интернет. Есть медийные стартапы. Достаточно быстро растёт Hamgardi (аналог Yelp), у него сейчас 3 миллиона уникальных посещений в месяц.

В b2b популярны Bar X, который занимается оптимизацией логистики, Shooka, организующий видеосервисные центры для больших компаний, и некоторые другие. Есть проекты, нацеленные на женскую аудиторию: BanooYar помогает женщинам вести здоровый образ жизни, MamanPaz дает тысячам женщин возможность ежедневно готовить и продавать обеды мужчинам, которые хотят домашней еды.

Инвестиционный климат и открытость рынка

Есть один активный фонд Sarava, который инвестировал в некоторые самые успешные проекты (Digikala, Café Bazaar). Частники почти не инвестируют в стартапы, но начинают интересоваться. Есть местные венчурные фонды, которые становятся более активными — Griffon Capital, Middle East Bank, PSIG Venture Capital и другие. Но пока особо развитого инвестиционного климата нет. И зарубежных денег в венчурной индустрии тоже мало. Если санкции отменят, я полагаю, они там быстро появятся.

Многие эксперты говорят, что санкции скоро отменят и Иран «откроется» миру для взаимодействия. Сами иранцы настроены положительно, местные инвесторы и стартаперы очень открыты, все свободно говорят по-английски. Они показали в Берлине 40 стартапов, многие из которых уже зарабатывают сотни тысяч долларов в год: Digikala — ведущий e-commerce, Café Bazaar — местный вариант Google App Store (в Иране нет самого Google), Hamgardi (вариант Yelp). Стартапы ищут инвестиции и выходы на другие рынки.

Иранцы готовы работать с Россией, запускать совместные проекты, инвестировать. Местные инвесторы готовы рассматривать российские стартапы, которые имеют возможность стать успешными на иранском рынке.

Кому может быть интересен рынок в Иране и чем

  1. Стартапам из России, которые ищут рынки похожие на наш для расширения своего присутствия. На иранском рынке мало конкурентов там, где в России конкурентов уже хватает — дэйтинг-сайты, ecommerce, социальные приложения, игры, логистические решения, решения для общепита и туризма, такси, решения для бизнеса типа CRM. Очень много свободных ниш.
  2. Инвесторам — есть неплохие проекты с достаточно сильными командами, и практически во всех случаях рынок ещё свободный. Но инвестировать придется через сложные схемы, так как законодательство в этой сфере не развито, а это значит, что для инвестора защитить свои инвестиции в рамках иранского законодательства непросто.
  3. Профессионалам, которые могут поделиться компетенциями с иранскими коллегами, экспертами или готовы к совместной проектной работе.

Иранский рынок переходит в стадию бурного роста и будет очень быстро меняться в следующие два-три года. За всеми этими изменениями лучше активно следить — будет открываться большое количество возможностей.


Чтобы написать колонку для ЦП, ознакомьтесь с требованиями к публикуемым материалам.

#Колонка #Колонка #Рубрика_Колонка #GVA_LaunchGurus #другие_рынки #иран #стартап_рынок #иранский_стартап_рынок #стартап_экосистема_ирана #Даниил_Козлов

Статьи по теме
Как устроен стартап-рынок Южной Кореи: инвесторы, акселераторы и лидеры рынка
Переезд или ведение бизнеса в Северной Корее — мнение юриста
Почему стартапам стоит задуматься о переезде в Барселону — мнение основательницы чилийского сервиса ValorTop
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления