[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Ivan Kolyhalov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441","\u0433\u0440\u0435\u0446\u0438\u044f","\u0440\u0435\u0444\u0435\u0440\u0435\u043d\u0434\u0443\u043c"], "comments": 108, "likes": 30, "favorites": 11, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Ivan Kolyhalov
21 634

Кризис в Греции: Причины, последствия, влияние на Россию

Колумнист ЦП, предприниматель Иван Колыхалов написал материал, в котором попытался объяснить возникновение греческого кризиса и то, как он может сказаться на экономике других стран, в том числе и России.

Последнее время из каждого утюга нам вещают про Грецию, их преддефолтное состояние и референдум, на котором все задорно машут флагами и кричат победное «Нет!». Люди радуются, у них праздник.

Собственно, а зачем нам об этом знать? Зачем нам их проблемы? Греция и Греция, дефолт и дефолт, боже мой, что нам что с того? Поёрничать над «западными врагами», разве что.

Однако Греция, ее проблемы и референдум — это может быть лишь верхушкой айсберга, который, судя по всему, имеет все возможности утащить за собой другие страны. Или, может быть, это так нам преподносят греческие политики, которые пытаются выторговать больше субсидий из ЕС? А может быть, Греция имеет все шансы стать первой ласточкой глобального обрушения мировой финансовой системы?

Да и какое это все к нам имеет отношения? Где Греция, а где мы.

Все далеко не так просто и однозначно. Давайте попробуем во всем по порядку разобраться.

Что такого в этой Греции

По большому счету, ничего особенного в этой южноевропейской стране с экономической точки зрения нет. Страна относится к развитым, занимает 43 место в мире по объему номинального ВВП ($242 млрд), в структуре ВВП Евросоюза ВВП Греции составляет всего-навсего 2%. Основная отрасль — туризм и услуги (85% ВВП), далее идут промышленное производство (12% ) и сельское хозяйство (3%).

Обычная маленькая страна с крохотным ВВП, практически целиком завязанном на туризме. Эка невидаль.

Изучая страну беглым взглядом, ничего сверхъестественного мы тут не увидим, однако на ожиданиях результатов и сразу же после проведенного референдума стоимость нефти рухнула более чем на 10% и продолжает лететь вниз. В то же самое время рубль улетает вдруг более чем на 10% и не думает останавливаться.

Как эта страна превращается для нас из малоинтересной в ту, от которой зависит стоимость нашей жизни в России? Вдруг наша безопасность и благополучие зависят от какой-то там страны, еле видной на карте и составляющей 10% от нашего ВВП.

Почему Греция делает столько шума

Если вы должны банку 100 долларов — это ваши проблемы. Если вы должны банку миллион долларов, то это уже проблемы банка.

Греция должна ЕЦБ больше 100% своего ВВП. Это гигантская сумма для греков, и возвращать очевидно нечем. Это как если бы вы отдавали банку 100% всего своего дохода (включая еду, жилье и одежду). Очередной пропущенный транш ставит под удар всю банковскую систему Еврозоны, которая строилась на принципах единой валюты. Фактически, Греция — банкрот, а уничтоженная промышленность страны делает ее полностью зависимой от туризма, который очевидно не вырастет за пару месяцев в цене, как нефть.

Греки достаточно быстро научились жить не только за счет туризма, но и также за счет очень длинных и очень дешевых кредитов, которыми страну обильно поливали из ЕС. При ставке Банка Греции на несколько пунктов выше, чем в западной Европе, этот рынок стал достаточно привлекательным для европейских денег. Да, все понимали прекрасно, что Греция — это большой риск, экономика очень маленькая и слабая, однако в моменты надувания пузырей доходность капитала выходит на первый план.

Дешевый «стероидный» впрыск долга надул пузырь огромных размеров на долговом рынке Греции. Потребительские кредиты лились рекой.

Никто не ждал испанскую инквизицию

Все было замечательно до долгового кризиса 2008 года. Пузырь долга лопнул по всему миру. Активы, включая нефть, стремительно теряли свою стоимость, и инвесторы стали массово панически убегать из рисковых активов, не желая более иметь дело с риском.

«Тихими гаванями» для убегающих денег во время кризисов всегда становятся казначейские бумаги США и государственные облигации надежных стран еврозоны, таких как Германия.

Ставка греческих долговых бумаг взлетела с 5% до 35%. Такой процент заемных средств, очевидно, неисполним, если только это не наркобизнес.

В экономиках с собственной валютой, такими как США, Китай, Россия управление кризисными процессами в экономике может быть осуществлено путем ослабления национальной валюты. Быстро и резко поднять промышленное производство, поднять доходы реального сектора и обеспечить продажи невозможно. Это длительный процесс, занимающий годы. Чтобы не допустить схлопывания экономики, массовых банкротств, увольнений и беспорядков девальвация становится единственным инструментом корректировки.

Однако в случае с евро такой фокус не пройдет. Валюта ведь общая. Как девальвировать валюту, которая тебе не принадлежит?

Новый золотой стандарт

Вся сила и мощь евро, которая должна была объединить все разрозненные страны, вдруг оказалась их же слабостью. Каждая страна стала заложницей нового золотого стандарта, на который она не имела никакого влияния.

Как известно, мир отказался от золотого стандарта как от сдерживающего фактора роста экономики. При росте экономики на 10% вам требуется на руках золота на 15-20% больше (за счет мультипликаторов). Поскольку золото добывается крайне низкими объемами, чтобы обеспечить рост всей мировой экономики требуется многократно увеличивать добычу золота ежегодно, что, очевидно, невозможно.

Однако как раз единая валюта и стала де-факто монетарным стандартом, который не в состоянии в периоды кризисов выправлять экономики зависимых стран.

Что же тогда делать, если вы не можете обеспечить стабилизацию кризиса в экономике за счет девальвации?

Спросить у кредиторов.

Как это ни парадоксально, но кредиторы Греции, а также видные экономисты и Нобелевские лауреаты лишь разводят руками, мол, сокращайте расходы и зарабатывайте больше. То есть увольняйте людей, сокращайте пенсии, сокращайте госаппарат и бюджетные траты, при этом пусть производство и туризм больше приносят налогов.

По сути, единственное, что могут сделать греки по рекомендации ЕС — это уволить всех, при этом производства (которых в ВВП почти нет) и туризм должны зарабатывать больше.

Но ведь очевидно, что это невозможно. Схлопывание экономики приведет к закрытию многих компаний и усилению падения, никак не к росту собираемости налогов.

Что же тогда остается делать

По сути, у Греции есть два выхода. Либо удается договориться о новых кредитах и смягчении условий старых кредитов, либо Греция объявляет себя де-факто банкротом, объявив дефолт по внешним долгам.

На новые кредиты никто идти не хочет, потому что это ничего не изменит. Подсевшая на кредитную зависимость Греция прекратит вообще какие-либо экономические действия и будет зарабатывать лишь получением все новых и новых кредитов. Страна превратится в большой «МММ», когда новыми кредитами гасятся частично старые кредиты, и рано или поздно всё равно пирамида рухнет, породив собой еще больший клубок проблем.

Выход из зоны евро и дефолт Греции не так страшен, как заверяют международные аналитики. Немедленный эффект затронет лишь финансовый сектор: схлопнутся несколько банков в Германии. «Потонет» ряд инвестиционных фондов. Вроде как даже ничего такого.

Однако в долгосрочной перспективе все не так уже радужно. Начиная с 2010 года, когда вопрос долга к ВВП всей еврозоны встал остро как никогда, эффект домино экономик стран таких, как Греция, Испания, Португалия, Италия замаячил весьма близко. Выход Греции из евро — «Грекзит» (“Greexit" от “Greek exit") — обещал обрушить всю финансовую систему Европы. В тот момент удалось договориться о новых кредитах.

История повторяется. И, судя по всему, при этой политике будет повторяться все дальше, а в Греции будет раздуваться новый финансовый пузырь, который через несколько лет положит всю Европу на лопатки, чего и боятся кредиторы.

Референдум, или Кому Грецию по дешевке

Вся ситуация зашла в тупик. Греция не может девальвировать национальную валюту, потому что ее нет. Схлопывать экономику греки не хотят, безработица и так уже достигает 25%, как во времена Великой депрессии в США. Остается только лишь торговаться и пугать кредиторов.

В торговле у греков также немного вариантов. Кредитовать банкрота может лишь сумасшедший, либо тот, кто надеется на скупку активов по дешевке. Евросоюз не хочет выпускать Грецию, так как многолетние долги в евросистеме распределятся на оставшихся членов еврозоны. Это очень плохо, но не смертельно.

Грекам же в случае отказа кредиторов в предоставлении новых кредитов ничего не остается, кроме как банкротиться со всеми вытекающими последствиями.

Остается призрачная надежда на противостояние России и Запада, которое может потянуть за собой продажу земли под авиабазы, ракетные комплексы и прочее под кредитные ресурсы. Премьер-министр Ципрас имеет все шансы встать в очередь за киприотом Пападопулосом в продаже своей страны под военные нужды. А его частые визиты в Кремль лишь эту возможность подкрепляют, как и его уверенность в торговле с ЕС.

Референдум — это лишь последняя капля в споре греков с кредиторами. Силовой ультимативный формат последнего предложения. Либо греки получают кредиты, либо кредиторы остаются ни с чем, а на месте Греции возникает второе Косово, Украина, Приднестровье, Сирия, в конце концов. Иными словами, дефолт Греции грозит не только финансовыми проблемами, но и военными. Некогда миролюбивая теплая Греция рискует оказаться горячей точкой практически в центре Европы. Референдумом Ципрас показал миру, что готов идти до конца. Готовы ли на это в Брюсселе?

Как это скажется на России

Расшатывание костяшки-доминошки Греции уже обрушило цены на нефть в начале июля с 65 долларов за бочку до 55, и падение не спешит останавливаться. В случае, если эта костяшка заденет другие страны, которые имеют отношение долга к ВВП примерно как в Греции, то развал Еврозоны не за горами.

Радоваться тут нечему, увязшая в кризисе Европа — наш главный и на данный момент единственный покупатель нефти и газа. Падение евро укрепит доллар и обрушит цены на нефть, что при панических сбросах активов может «утрамбовать» нефть в район 30-35 долларов за баррель, а долговой кризис породить рост неплатежей за наши поставки.

При объеме рублевой денежной массы в 32 трлн рублей, печатавшейся под $100+ за баррель, мы совершенно непринужденно можем увидеть и 100, и 150, и 200 рублей за доллар, как следствие и рост стоимости в 2-3 раза практически всей товарной продукции в магазинах. Думаю, не лишним будет упомянуть, что объем рублевой денежной массы (агрегат М2) вырос с 2000 года в 10 с лишним раз.

Греция имеет все шансы воплотить все ужасы, о которых я писал в прошлой статье.

По рублю предсказываю такую дальнейшую картину на ближайшую перспективу.

Правда, тут стоит учесть, что в отличие от Греции Россия достаточно спокойно может использовать накопленные ранее ресурсы на краткосрочное поддержание экономики и стабилизацию рубля. Хотя с учетом потенциальной цены на нефть в 35-40 долларов это представляется крайне оптимистичным.

#Колонка #кризис #Греция #референдум

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления