[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a_\u0438\u0433\u0440","gamedev","\u0438\u0433\u0440\u044b","\u043c\u043e\u0431\u0438\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0438\u0433\u0440\u044b","\u0434\u043e\u0445\u043e\u0434\u044b","king","supercell","\u043c\u043e\u0438\u0431\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u043f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 1, "likes": 11, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9140" }
Daria Khokhlova
2 735

На King и Supercell пришлось 14% всех доходов рынка мобильных приложений в 2014 году

Издание App2Top опубликовало перевод исследования о том, какая доля доходов всего рынка мобильных приложений приходится на двух игровых гигантов — King и Supercell.

ЦП публикует материал с разрешения редакции App2Top.

Эрик Сёферт (Eric Seufert), ныне занимающий пост вице-президента по приобретению и вовлечению пользователей в Rovio, рассказал, почему приложения — это не самый важный источник доходов для Apple и Google, а также о том, какая доля денег мобильной экономики приходится на King и Supercell.

Оригинальную версию материала можно найти на Mobile Dev Memo, сайте, посвященном мобильной индустрии, который ведёт сам Эрик Сёферт, автор книги Freemium Economics.

И Apple, и Google в этом году опубликовали информацию о количестве денег, которые они выплатили разработчикам в 2014 году. Эти данные поддерживают представление о мобильном рынке, как экосистеме, в рамках которой лидеры получают всё.

На июньской WWDC Apple обнародовала, что заплатила $30 млрд разработчикам, начиная с возникновения App Store в 2009 году. На WWDC в 2014 году эта же сумма насчитывала $20 млрд. Тут можно сделать допущение, что последние $10 млрд были выплачены за последующие 12 месяцев (то есть, с середины 2014 года по середину 2015 года). Любопытно отметить, что Apple объявила о годовой выплате в $10 млрд на WWDC 2014, что демонстрирует отсутствие роста продаж App Store.

В феврале этого года Google сообщила, что выплатила $7 млрд разработчикам в 2014 году. Это сравнимо с $5 млрд, которые Google выплатила за 12 месяцев перед Google I/O 2014.

Эти цифры собираются в суммарные $24,286 млрд годового дохода приложений с App Store и Google Play (несмотря на то, что цифры Apple не за календарный 2014 год, добавление $10 млрд в 2014 году не выглядит лишенным смысла, учитывая объявление на WWDC 2015).

Из этих данных можно сделать два ключевых вывода:

  1. Прямые продажи составляют очень малую долю суммарных доходов компаний, поддерживая идею о том, что для каждой из платформ рынок приложений, скорее, вспомогательный инструмент по поддержке основного бизнеса (Apple зарабатывает на железе, Google на данных и рекламе), нежели важный источник доходов сам по себе. 30% сбор Apple с приложений в 2014 году — это 1,85% от доходов всей компании только за первый квартал 2015 года. 30% сбор Google с продаж приложений в Google Play в 2014 году — это 4,35% доходов поискового гиганта за первый квартал 2015 года.
  2. Поскольку King и Supercell, разработчики круглогодично сидящих в кассовых топах конкурентов Candy Crush Saga и Clash of Clans, сообщают о своих финансовых результатах, возможно приблизительно вычислить долю этих компаний в мировой экономике мобильных приложений. И получается, что на них приходится 14% рынка.

Важные замечания по этим цифрам:

  • Источник данных о кассовых показателях King с мобильного рынка находится в этой презентации.
  • King и Supercell по-разному сообщают о своих доходах (King дает non-GAAP цифры, Supercell, наоборот, докладывает о GAAP-показателях. Обе цифры — это общие показатели, полученные со сборов игр с платформ).
  • Выплаты разработчикам со стороны Google не учитывают доходы, сгенерированные Android-устройствами в Китае, где и King, и Supercell заключали соглашения с местными компаниями по распространению своих продуктов.
  • Эти данные не включают доходы с других платформ (к примеру, с Windows Phone), поэтому не являются репрезентативными в рамках всей мобильной экономики.
  • King удалила рекламу из своих мобильных игр в 2013 году, но объявляемые Supercell доходы — это средства, заработанные компанией как на IAP, так и на рекламе. Не представляется возможным узнать, какой процент доходов Supercell генерируется рекламой, так что данные носят не более, чем теоретический характер.

#Рынок_игр #Игры #мобильные_игры #доходы #king #supercell #рынок_игр #моибльные_приложения

Статьи по теме
Cколько тратят на маркетинг разработчики «топовых» мобильных игр — King и Supercell
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления