[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["instagram","\u0441\u043e\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0435\u0442\u0438","\u043a\u0435\u0432\u0438\u043d_\u0441\u0438\u0441\u0442\u0440\u043e\u043c","instagram_\u0434\u043b\u044f_\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441\u0430","\u0438\u043d\u0441\u0442\u0430\u0433\u0440\u0430\u043c_\u0434\u043b\u044f_\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441\u0430","\u0438\u043d\u0441\u0442\u0430\u0433\u0440\u0430\u043c","\u043e\u0441\u043d\u043e\u0432\u0430\u0442\u0435\u043b\u044c_instagram"], "comments": 8, "likes": 15, "favorites": 13, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9178" }
Daria Khokhlova
6 800

Основатель Instagram Кевин Систром о будущем соцсетей, высокой моде и ведении бизнеса с помощью сервиса

Редактор Financial Times Ханна Кучлер пообщалась с создателем Instagram Кевином Систромом и расспросила его о том, каким он видит будущее своего творения, почему не считает селфи проявлением нарциссизма и как относится к генеральному директору Facebook Марку Цукербергу.

Поделиться

В избранное

В избранном

На стенах в кабинете Кевина Систрома, пишет Ханна Кучлер, висят небольшие квадратные фотографии. На них запечатлены секвойя в лесу, чашка кофе и яхта на закате. Офис Instagram прилегает к кампусу социальной сети Facebook, которой сейчас принадлежит компания. В кабинете генерального директора стоит белый мраморный стол.

Сейчас у Instagram более 300 миллионов активных пользователей в месяц, 200 миллионов из которых заходят в социальную сеть каждый день. В среднем каждый пользователь проводит в приложении 21 минуту в день — просматривая фотографии, оценивая их и комментируя. Сам Систром описывает своё творение как «визуальную радиостанцию», с помощью которой пользователи могут общаться с друзьями.

Как отмечает редактор Financial Times, социальная сеть стала источником дохода для тысяч пользователей и изменила мир коммуникаций — теперь практически все, от знаменитостей до владельцев малого бизнеса, распространяют информацию о себе и своих продуктах через Instagram. В то время как большиство крупных технологических компаний, таких как Uber или Amazon, распространяются по всему миру, убивая привычные сервисы, Instagram, говорит Кучлер, находит друзей вне Кремниевой долины.

Мы делаем это не из-за того, что такова наша стратегия — а потому, что нам это нравится.

В ленте Кевина Систрома — снимки Карла Лагерфельда, селфи с известным шеф-поваром Джейми Оливером, коллекция костюмов Хиллари Клинтон. Основатель социальной сети, по его собственным словам, очень доволен, что Instagram заинтересовал представителей высокой моды и других глобальных сообществ.

В конце июня компания анонсировала новую функциональность мобильного приложения Instagram — теперь пользователи смогут искать интересных людей или снимки, просматривая отобранные вручную командой сервиса «Коллекции» на разные темы. Это, по словам Систрома, поможет формированию новых сообществ вокруг социальной сети.

Пока, пишет Ханна Кучлер, Instagram находится в самом начале своего бизнес-пути. Компания была приобретена Facebook за $1 млрд в 2012 году — это позволило команде сосредоточиться на развитии сервиса, не задумываясь о его монетизации. По словам Систрома, такой путь кажется ему предпочтительным — в сравнении с оценённым в $16 млрд мессенджером Snapchat, которому приходится активно искать пути к генерации прибыли. Сейчас компания готова начать продавать рекламу и искать другие источники дохода — установившиеся отношения с брендами и знаменитостями должны помочь команде, считает редакция Financial Times.

Одной из первых пользовательниц Instagram, которая начала использовать социальную сеть для продвижения своего бизнеса, стала 61-летняя предпринимательница Сара Филлипс. Она узнала о социальной сети от своей дочери, успевшей занять ник @newyorkcity (сейчас у девушки более 1,2 миллиона подписчиков), и, по её словам, тут же поняла, что Instagram станет хитом. Женщина немедленно заняла имена @food и @baking, где теперь выкладывает фотографии еды и выпечки, рецепты которых она публикует на собственном сайте CraftyBaking.

Филлипс запустила CraftyBaking в 2000 году. Изначально это была обычная почтовая рассылка, подписчики которой каждую неделю получали от женщины несколько оригинальных рецептов выпечки. Instagram помог предпринимательнице заключить несколько крупных сделок с крупнейшими продуктовыми сетями (Kraft, Unilever и другие), и теперь GraftyBaking — это полноценный обучающий кулинарный сервис, к которому может присоединиться любой желающий, заплатив $19,95 за годовое членство.

Сара Филлипс, пишет Financial Times, — одна из тысяч людей, жизнь которых изменил Instagram. Повара в ресторанах признаются, что они стали тщательнее сервировать каждое блюдо — так как популярность позиций в меню, по их словам, теперь определяется не вкусом, а тем, насколько хорошо блюда выглядит на фотографии. «Тосты с авокадо — отличный тому пример», — говорят они. Модельные агентства, подписывая контракты с девушками, начали принимать во внимание количество лайков у их фотографий в Instagram.

19-летняя уроженка Новой Зеландии Кристина Уэбб зарабатывает с помощью Instagram. В своём профиле она размещает красочные рисунки, на которых изображены диснеевские и другие выдуманные персонажи. Уэбб выпустила собственную книгу, посвящённую креативу, и называет Instagram «работой своей мечты». Девушка посещает учёбу и подрабатывает на полставки в новозеландской компании, и рисунок — это то, чем она занимается и занималась после возвращения домой ещё до того, как завела собственный профиль в соцсети.

Когда Кристина Уэбб в последний раз посещала США, она опубликовала для своих подписчиков приглашение встретиться с ней. Всего у девушки около 2,3 миллионов подписчиков — 1,7 миллиона на «бизнес-профиле» и 600 тысяч на личном. На встречу пришло около 300 человек — по словам Уэбб, она была шокирована, увидев такое количество фанатов.

Однако, по словам Сары Филлипс, устоявшиеся принципы работы брендом с пользователями Instagram должны в скором времени поменяться. «Очень часто они просят меня что-то сделать, не предлагая практически ничего взамен. Почему я должна рекламировать огромную продуктовую компанию за бесценок?» — говорит Филлипс. По словам предпринимательницы, сейчас бренды предлагают ей по $100 за фотографию, или и вовсе ограничиваются отправкой корзины с продуктами.

Филлипс считает, что Instagram нужно ввести определённые стандарты для брендов, которые хотят закупать рекламу у пользователей Instagram. «Такие предложения не несут в себе никакой выгоды для моего бизнеса. Если я буду принимать каждое из них, в один прекрасный момент моя компания рухнет», — говорит она.

***

Когда Кевина Систрома спрашивают, что изменилось в Кремниевой долине с тех пор, как он запустил Instagram, предприниматель замечает, что в ней появилось гораздо больше молодых людей. «23-летние выпускники колледжей основывают собственные компании, масштабируют их — всё это даётся им гораздо легче, чем нам раньше», — отмечает Систром, запустивший Instagram вместе со своим товарищем Майком Кригером, когда обоим было по 26 лет. В первый день после появления приложение загрузили 25 тысяч человек. Полтора года спустя аудитория сервиса составляла 27 миллионов активных пользователей.

Крис Сакка, известный предприниматель и один из первых инвесторов Instagram, уверен — Кевин Систром никогда не сомневался в том, что Instagram станет популярным по всей планете. По словам Сакка, Систром не пытался убедить инвесторов в этом — это казалось ему очевидным.

До того, как заняться разработкой Instagram, Систром работал в Google и Odeo — компании, основатели которой позднее запустили Twitter. Систром, как и множество других предпринимателей Кремниевой долины, закончил Стэнфордский университет.

Вырос будущий основатель Instagram в Массачусетсе. Там он изучал информатику в местной высшей школе и работал на локальной радиостанции. Переехав на обучение Флоренцию, Систром записался на курсы фотографии, где впервые опробовал пластиковую фотокамеру, делавшую квадратные снимки. Преподаватель научил его «накладывать» различные эффекты на фотографии, добавляя различные химикаты в раствор для проявления фотографий.

Специальные фильтры, квадратные снимки — это изменило мою жизнь.

Как рассказывает Систром, несколько лет спустя он запрограммировал несколько алгоритмов накладывания фильтров на фотографии, сделанные на мобильный телефон — так к нему пришла идея собственного сервиса.

Ещё одной причиной популярности Instagram, по мнению предпринимателя, стал ассиметричный способ добавления подписчиков — один пользователь может быть подписан на другого, но это не обязательно должно быть взаимно. Как говорит Систром, люди привыкли, что фотографии — это нечто личное, а Instagram показал им, что это не так.

Обратной стороной медали, по мнению критиков Instagram, является то, что активные пользователи Instagram (это, в основном, подростки), растут нарциссичными и пытаются создать вокруг себя реальность, которой на самом деле не существует. Систром уверен, что это не так: «Я не считаю множество селфи признаком нарциссизма. Это способ запечатлеть историю, собственные эмоции. Это просто красиво». Автопортреты, говорит он, существовали и до изобретения смартфонов.

Дело не в Instagram, а в самом социуме. Люди носят определённую одежду, ездят на определённых машинах, работают в определённых компаниях — всё это формирует социальный статус. Так и с Instagram.

***

Теперь, отмечает редактор Financial Times, когда Instagram удалось заработать хорошую репутацию, сервису нужно начать зарабатывать деньги. Систром настроен крайне оптимистично: он считает, что Instagram можно монетизировать быстрее, чем любую другую социальную сеть. При этом, говорит Кучлер, основатель фотосервиса обычно очень осторожен в своих заявлениях, но это утверждение не вызывает у него сомнений.

Изначально руководство Instagram, по словам Кевина Систрома, старалось развивать рекламу на площадке как можно медленнее — чтобы пользователи привыкли к тому, что она есть. Теперь, когда все посетители социальной сети чувствуют себя на ней комфортно, даже несмотря на рекламу, создатели готовы заняться внедрением большего количества оплаченных объявлений. Компания рассчитывает на помощь со стороны своего владельца — Facebook, — который поможет сервису двигаться быстрее.

Алгоритмы Facebook, читает Систром, позволят таргетировать рекламные объявления на нужную аудиторию. Кроме того, рекламодателям будет гораздо проще работать с Instagram через Facebook — так как они уже изучили все инструменты взаимодействия с компанией, и им не придётся приучать себя к новой платформе.

Как полагает редакция Financial Times, такие настроения определяют общую логику построения «семейства приложений» Facebook. Приобретая сервисы, ИТ-гигант предлагает небольшим стартапам относительную независимость и помощь в решении сложных вопросов: найме сотрудников, обеспечении работы серверов, общении с рекламодателями.

Сам Систром, по словам Кучлер, не любит обсуждать Facebook и Марка Цукерберга, и особенно не любит когда его сравнивают с руководителем: «Мы очень разные люди», — говорит он. Генеральный директор Instagram рассказывает, что встречается с Цукербергом довольно часто — в основном, по работе. Систром также занимает одну из руководящих должностей в Facebook, так что речь идёт обычно не только об Instagram. Свои отношения с Цукербергом предприниматель описывает как «продуктивные».

Facebook, по словам Систрома, помогает ему не волноваться о возможном «пузыре» стартапов — даже если он лопнет, говорит предприниматель, Instagram это не коснётся, так как Facebook — здоровая компания, которая генерирует стабильную прибыль.

Будущее социальных сетей Кевин Систром видит в видеосервисах — внедрением видео сейчас занимаются и Instagram, и Facebook. Несмотря на огромное количество видеосервисов, полагает Систром, никто ещё не прощупал эту почву до конца, и никто ещё не смог выяснить, как на самом деле должен работать успешный хостинг — пока всё строится на догадках.

#instagram #социальные_сети #кевин_систром #instagram_для_бизнеса #инстаграм_для_бизнеса #инстаграм #основатель_instagram

Статьи по теме
Обсуждение на Quora: Как я отказался от работы в Instagram
Как мы запускали Instagram — история сооснователя Майка Кригера
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления