[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Victor Stepanov", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d\u0434\u0436\u0435\u0440\u044b","\u043c\u0435\u0433\u0430\u0444\u043e\u043d","\u0442\u0435\u0440\u0440\u043e\u0440\u0438\u0437\u043c","\u043c\u043e\u0431\u0438\u043b\u044c\u043d\u044b\u0439_\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u043d\u0435\u0442","\u043e\u043f\u0435\u0440\u0430\u0442\u043e\u0440\u044b_\u0441\u0432\u044f\u0437\u0438","\u0433\u043e\u0441\u0440\u0435\u0433\u0443\u043b\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435"], "comments": 49, "likes": 13, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9308", "is_wide": "1" }
Victor Stepanov
4 398

Фактор «Мегафона»: Почему государству не надо регулировать работу мессенджеров по просьбе Ивана Таврина

14 июля генеральный директор «Мегафона» Иван Таврин предложил отрегулировать работу Viber, WhatsApp и других популярных мессенджеров в России. По мнению топ-менеджера, приложения используют в своих целях террористы и спамеры, а сами их разработчики безвозмездно зарабатывают на дорогой инфраструктуре, созданной операторами связи.

Разобрав по пунктам предложения Таврина, обозреватель ЦП Виктор Степанов пришёл к выводу — несмотря на очевидную выгоду госрегулирования для операторов, законодательное ограничение работы мессенджеров не имеет никакого практического смысла.

Что предлагает глава «Мегафона»

В интервью каналу «Россия 24» Иван Таврин заявил: WhatsApp, Viber и их аналогами очень удобно пользоваться. У мессенджеров есть сразу несколько очевидных преимуществ по сравнению с SMS, отметил глава сотовой компании. Например, приложения позволяют создавать групповые чаты и значительно упрощают то, как люди делятся друг с другом фотографиями.

В то же время Таврин подчеркнул, что мессенджеры в настоящее время существуют в так называемой «серой зоне», и их деятельность практически никак не регулируется. Такое положение вещей приводит к тому, что приложениями активно пользуются не только обычные люди, но и террористы и организаторы спам-рассылок.

У российских операторов связи есть необходимые инструменты для борьбы с этой проблемой, а мессенджеры формально делать этого не обязаны. Решить вопрос, по словам Ивана Таврина, нужно с помощью введения механизмов госрегулирования таких мобильных сервисов.

Не сомневаюсь, что этот рынок и в России, и в мире ждут изменения. Я думаю, что его нужно так или иначе регулировать. Безопасность должна быть превыше всего.

Иван Таврин, гендиректор «Мегафона»

Как именно государство должно регулировать работу мессенджеров, руководитель компании не уточнил.

Отвечая на другие вопросы журналиста «России 24», Таврин подчеркнул: операторы готовы к сотрудничеству с мессенджерами, но те не хотят вести с ними конструктивный диалог. И это несмотря на то, что фактически бесплатно пользуются инфраструктурой, в которую провайдеры вложили «миллионы долларов, юаней, евро и рублей».

Может ли госрегулирование месседжеров помочь в борьбе с терроризмом

Если коротко, то нет, не может. С одной стороны, мессенджеры действительно используются террористами. Один из последних примеров — атака исламиста-одиночки на французский завод недалеко от Лиона в июне. После того, как нападавший обезглавил одну из своих жертв и захватил его грузовик, он сделал селфи с отрубленной головой на смартфон, а затем отправил снимок на канадский номер через WhatsApp.

Теоретически, террористы могут с помощью мессенджеров не только «отчитываться» подобным образом за совершённые преступления, но и договариваться об их совершении. Но это только в теории. Популярные мессенджеры часто рекламируют пользователям «полную зашифрованность» их данных, однако, когда речь идёт о государственной безопасности, у спецслужб есть возможность получить доступ к необходимой информации.

В начале июня этого года правоохранительные органы Бельгии задержали 16 человек по подозрению в подготовке террористического акта. Сообщалось, что злоумышленники связаны с чеченскими сепаратистами, а выйти на их след удалось благодаря доступу к переписке в чатах WhatsApp.

Ещё до распространения WhatsApp и Viber похожая проблема возникла с защищённым мессенджером BBM от Blackberry. В 2010 году его активно стали использовать террористы на Ближнем Востоке. В 2011 году c помощью BBM связывались между собой участники погромов в Лондоне.

В обоих случаях власти инициировали обсуждение необходимости запрета приложения или существенного регулирования его работы. В обоих случаях до конкретных мер дело так и не дошло. Даже консервативные арабские правительства пришли к выводу: регулировать способ передачи информации бессмысленно, так как террористы просто перейдут на другой вид связи.

Логика, согласно которой госрегулирование поможет заставить мессенджеры передавать данные о преступниках властям, основывается на неверной предпосылке — бороться нужно не с методом передачи информации, а с её источником.

Поможет ли госрегулирование избавить пользователей от спама

Нет, не поможет. И дело в не том, что обязать мессенджеры активнее удалять нежелательные рекламные рассылки законодательным путём невозможно. В этом просто нет необходимости.

Операторы связи в России и других странах в своё время потратили большое количество сил и средств на создание систем борьбы со спамом. У того же «Мегафона» в 2013 году появилась отдельная технологическая платформа, предназначенная для этого.

Принцип её работы заключался в следующем: вместо сложной процедуры, когда абонент вынужден был связываться с представителями компании или идти в её офис, чтобы отписаться от той или иной рассылки, появилась возможность сделать это, отправив претензию на короткий номер 1911.

Конкуренты «Мегафона» тогда заявляли, что внедрили похожие системы. В «Билайн» отчитались о сокращении благодаря этому спама в 40 раз. В МТС сообщили, что стали блокировать при помощи автоматизированной платформы «Антиспам» до 1,2 миллиона сообщений в день.

Рост популярности мессенджеров в сочетании с подобными мерами со стороны операторов привёл к оттоку организаторов спам-рассылок в мобильные приложения. Проблема спама в WhatsApp, Viber и других программах существует. Но для её решения государственного регулирования не требуется.

У части мессенджеров есть встроенная возможность для ручной блокировки спама. Для этого достаточно внести номер, с которого пришла рассылка, в список заблокированных. В Viber, например, это делается вот так.

К сожалению, это не всегда решает проблему. Спамеры просто меняют номер, и нежелательные сообщения продолжают приходить. По данным компании Adaptive Mobile, специализирующейся на вопросах кибербезопасности, количество спама в мессенджерах продолжает расти.

Однако вводить для этого механизм госрегулирования необязательно. Спам представляет естественную угрозу для самих мессенджеров, и они уже с ним борются. О введении (или тестировании) систем борьбы со спамом и специальных фильтров уже заявили представители WhatsApp. Как и в случае с операторами связи, мессенджерам требуется время на реализацию подобных решений.

Должны ли власти заставить мессенджеры делиться прибылью с операторами

Скорее нет, чем да. Операторы связи действительно затрачивали и продолжают затрачивать значительное количество средств на развитие инфраструктуры и закупку оборудования. Капитальные расходы «Мегафона», например, в 2014 году вышли на рекордный в денежном выражении уровень и составили 55 миллиардов рублей.

В то же время создатели мессенджеров не несут практически никаких дополнительных издержек при доставке своих сообщений пользователям и не платят провайдерам за условную эксплуатацию сетей и нагрузку на них.

Кроме того, рост популярности мессенджеров отрицательно сказался на доходах операторов связи от SMS и голосовых вызовов. Только за четвёртый квартал 2014 года выручка «Мегафона» от передачи «голоса» упала на 6,3 процента.

Все перечисленное, тем не менее, вряд ли может служить основой для введения госрегулирования конкурирующих с операторами мобильных приложений.

Цены на SMS ранее регулярно становились предметом жалоб со стороны абонентов. Пользователи обвиняли компании в их неоправданном завышении. В результате в 2013 году проверку законности тарифов, установленных сотовыми операторами, инициировали в Федеральной антимонопольной службе (ФАС).

Появление Viber и WhatsApp не изменило рынок как таковой, а лишь поменяло то, каким образом абоненты предпочитают связываться друг с другом. На смену SMS-сообщениям пришла отправка текстов и фотографий с помощью мобильного интернета.

Это уже положительно сказалось на выручке, которую получает тот же «Мегафон» с каждого абонента, использующего мобильный интернет. В 2014 году этот показатель вырос на 15,5 процента и достиг отметки в 209 рублей на одного пользователя.

В 2015 году одной из стран, вплотную подошедшей к тому, чтобы ввести комиссию, взимаемую с мессенджеров в пользу сотовых операторов, стала Индия. Местные власти, рассмотрев вопрос, сочли таких отчисления неоправданными.

Положение на рынке скорее обязывает самих операторов изменить приоритеты и сделать ставку на усовершенствование интернет-технологий, нежели требует вмешательства государства и какого-то искусственного регулирования.

#мессенджеры #мегафон #терроризм #мобильный_интернет #операторы_связи #госрегулирование

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления