[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["google","\u0438\u0437\u0440\u0430\u0438\u043b\u044c","amazon","\u0441\u0438\u043b\u0438\u043a\u043e\u043d\u043e\u0432\u0430\u044f_\u0434\u043e\u043b\u0438\u043d\u0430","\u043a\u0438\u0442\u0430\u0439","\u043a\u0440\u0435\u043c\u043d\u0438\u0435\u0432\u0430\u044f_\u0434\u043e\u043b\u0438\u043d\u0430","\u0435\u0432\u0440\u043e\u043f\u0430","\u0441\u0438\u043d\u0433\u0430\u043f\u0443\u0440","\u0438\u0434\u0435\u0438_\u0434\u043b\u044f_\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441\u0430","\u0438\u0434\u0435\u0438_\u0434\u043b\u044f_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u043e\u0432","\u043a\u0430\u043a_\u0441\u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f_\u0434\u043e\u0433\u043e\u0432\u0435\u0447\u043d\u044b\u043c","\u0431\u043b\u0430\u0433\u043e\u043f\u0440\u0438\u044f\u0442\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0442\u0440\u0430\u043d\u044b_\u0434\u043b\u044f_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u043e\u0432"], "comments": 23, "likes": 16, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9668", "is_wide": "1" }
Konstantin Panphilov
7 809

Письмо в редакцию: Где искать идеи для долгосрочных стартапов

Генеральный директор компании «Пакс Текум» Юлия Бровкина прислала в редакцию письмо, в котором рассказала про свой подход к отслеживанию новейших технологий, оценке их практического применения и влияния на определенные сферы деятельности, создающие пространство для новых рыночных ниш.

Еще 15 лет назад на тренингах по системотехнике и философских оргдеятельностных играх (создававшихся для обучения сотрудников решению управленческих проблем — прим. ред.) меня учили тому, что выигрышная стратегия при любом раскладе состоит в том, чтобы создать новую нишу прежде, чем об этом успеет додуматься кто-то другой.

Позднее, в 2005 году, появилась «Стратегия голубого океана», написанная профессорами французской бизнес-школы INSEAD Кимом Чаном и Рене Моборн. Книга содержит результаты многочисленных исследований, подтверждающих эту простую мысль.

Современные российские инвесторы привыкли работать с проектами, обеспечивающими возврат инвестиций в пределах двух-трех лет. На Западе максимальным приемлемым сроком ROI являются восемь-десять лет. Такие проекты ограничены существующими технологиями и могут создать лишь тактическое преимущество и краткосрочные результаты.

Лишь немногие способны видеть будущее на горизонте 15–20 и более лет и создавать принципиально новые ниши бизнеса, достигающие пика отдачи не ранее чем через 10–15 лет, но зато потенциально имеющие огромную доходность и меняющие целые сферы деятельности.

На самом деле, футурология — это не так сложно, как кажется. Многие научные центры, R&D-лаборатории и инновационные компании открыто обсуждают свои проекты и достигнутые результаты. Существуют профессиональные институты, занимающиеся сбором и обработкой этих данных и формирующие футурологические прогнозы.

Опираясь на вполне доступную информацию, можно составить четкое представление о том, на какой стадии находится разработка тех или иных технологий, какое прикладное значение они могут иметь и как они изменят те или иные сферы деятельности в долгосрочной перспективе.

Куда смотреть

Давайте мысленно перенесемся в южноазиатский Сингапур — островное государство, численность жителей которого едва превышает пять миллионов человек, и при этом объем ежегодных венчурных инвестиций в технологический сектор составляет более $1,5 миллиарда. По динамике объемов венчурных инвестиций Сингапур занимает первое место в Азии.

Разумеется, Сингапур пока что сильно уступает Кремниевой долине (объем венчурных инвестиций в 2014 году составил $20,2 миллиарда), однако многие эксперты, наблюдая за текущими трендами изменения инвестиционной активности, склонны называть этот город будущей «новой Кремниевой долиной». Следует отметить, что Сингапур в своей нише находится в жесткой конкуренции с Тайванем, Японией и Южной Кореей. Но самым сильным конкурентом является Китай, где уже сейчас объем венчурных инвестиций составляет более $6,5 миллиардов в год.

Китай, утвердив новый пятилетний план развития страны в 2011 году, впервые сформулировал стратегическую задачу — увеличение доли продуктов технологического производства с высокой добавленной стоимостью в объеме ВВП. В конце прошлого года в Шанхае начали готовить пакет законодательных актов, регулирующих льготные режимы для инновационных компаний, зарегистрированных в создаваемой новой свободной экономической зоне.

В планах властей — постепенное создание особой экосистемы, нового инновационного китайского кластера. Опыт создания инновационных площадок у Китая уже есть: Чжунгуаньцунь, научный и информационно-технологический центр Китая, в котором размещены основные компании по производству компьютерной техники и программного обеспечения, функционирует уже более 30 лет.

Итак, «азиатские тигры», даже конкурируя и не всегда договариваясь между собой, имеют все шансы в ближайшие 10–15 лет стать центром инновационного развития мира, фокусируясь на робототехнике, информационных технологиях, программировании, новых промышленных технологиях и биотехнологиях.

Давайте теперь взглянем на консервативную Европу.

Традиционно основные центры развития инновационных технологий находятся в Великобритании, Швейцарии, Дании и Франции (Гренобль). Есть также менее значимые центры в Германии и Италии. Основной фокус внимания венчурных инвесторов здесь — биотехнологии, проводниковые технологии, энергетика, медицина.

Теперь перенесемся чуть южнее — в Израиль.

В 2014 году суммарный объем венчурных инвестиций в Израиле составил уже $3,4 миллиардов. Еще более $12 миллиардов израильские инвесторы вкладывают в американские компании. При этом многие китайские, российские и латиноамериканские инвесторы, в свою очередь, инвестируют в израильские стартапы.

Наконец, на другом полушарии — США.

Легендарная Кремниевая долина — своеобразная экосистема, где благодаря взаимной интеграции и тесному сотрудничеству научных центров, сформированных на базе Стэнфордского университета, крупнейших инновационных и ИТ-компаний и венчурных инвесторов, концентрация которых в этом месте максимальна в сравнении с остальными инновационными центрами мира, рождаются удивительнейшие технологии.

Итак, посмотрим на ситуацию глобально. В ближайшие 10–15 лет пристально следить, слушать, закрыв рот, смотреть, широко раскрыв глаза, и учиться, забыв про время суток, нужно у компаний, творящих будущее в четырёх мировых центрах развития: азиатском (Сингапур, Китай и периферийные Япония, Тайвань и Южная Корея), европейском (Швейцария, Дания, Великобритания, Франция, Германия и Италия), американском (Кремниевая долина и Бостон) и израильском.

Пристально следить можно с помощью отчетов профессиональных институтов, организаций, занимающихся исследованиями, прогнозированием будущего и обучением. Одним из таких институтов, интегрированных в экосистему Кремниевой долины, в частности, является Institute for the Future, основанный в 1968 году и регулярно проводящий конференции, обучающие мероприятия для компаний, выпускающий ежегодные отчеты по результатам своих исследований. Аналогичные организации присутствуют и в других инновационных центрах мира.

На что смотреть

Прежде всего нужно обращать внимание на технологии, которые не столько совершенствуют отдельные технологические циклы, сколько подразумевают возможности практического применения, радикально отличающиеся от существующих технологий и бизнес-процессов. Мой личный выбор — восемь трендов, которые изменят нашу жизнь в горизонте 10–20 лет.

  1. Создание суперкомпьютеров на базе нейронных технологий. Ряд компаний (в частности, IBM) уже разработали чипы, основанные на кремниевых нейронах и синапсах, имитирующие деятельность человеческого мозга. Теперь дело за разработкой быстродействующих кремниевых плат и за созданием архитектуры новых компьютеров. Производительность таких устройств, а значит, сложность и объемность решаемых задач вырастут многократно в сравнении с существующей техникой.

  2. Создание трехмерных интерактивных изображений (объемных пикселей, формируемых в воздухе и реагирующих на прикосновение таким образом, что реакция может быть зафиксирована и обработана). Это то, что придет на смену сенсорному экрану — объекты управления, вышедшие за пределы плоскости. Виртуальные панели управления, трехмерные изображения, которыми можно управлять, многослойные виртуальные дисплеи — вот потенциальное практическое применение этих технологий.

  3. Создание роботов, способных двигаться, имитировать мимику, звуки человеческого голоса. Такие роботы смогут заменять человека на трудных и опасных участках работы, а также малопривлекательных рабочих местах, где не требуется высокая квалификация — чернорабочие, охранники, стюарды, официанты, уборщики и другие. Кроме того, развитие робототехники подразумевает не только создание человекоподобных машин, но и многочисленных сверхточных технологических роботов, которые смогут выполнять множество производственных операций, пока еще недоступных технике.

  4. 3D-печать. Пока большая часть людей всё еще относится к этому изобретению, как к чему-то развлекательному. Первые объекты, напечатанные на 3D-принтерах — это различные забавные статуэтки, игрушки, украшения и архитектурные модели. Однако уже в 2014-2015 годах появились первые примеры промышленного производства и даже строительства на базе 3D-печати. В действительности это та технология, которая на горизонте 10–15 лет просто уничтожит легкую, машиностроительную и строительную промышленность в том виде, в котором они существуют сейчас.

    Территории, занимаемые цехами заводов, займут технологические площадки с размещенными 3D-принтерами, где заказы могут производиться как в серийном масштабе, так и индивидуально. Вспомните, как еще пять-семь лет назад в России появлялись первые сервисы фотопечати буклетов, открыток и даже книг по автоматически оформляемому в iPhoto заказу. Примерно так же будут функционировать сервисы по изготовлению мебели, предметов интерьера, различных инструментов и предметов обихода. Может быть, даже и одежды. Вы просто оформляете заказ на интернет-сайте, а через сутки вам доставляют свежеотпечатанный стол со стульями по вашему эскизу.

  5. Беспилотные средства передвижения — летательные аппараты и автомобили. Беспилотные летательные аппараты (БЛА) уже сейчас активно применяются в военных целях для разведки и доставки грузов на малые, средние и дальние расстояния, а также для спасательных операций (МЧС). В гражданском секторе БЛА уже в ближайшие годы станут активно использоваться для доставки малых грузов (почты, товаров, купленных в электронных магазинах, и так далее), а также для аэросъемки и видеонаблюдения, что уже происходит в ряде стран.

    Google и Amazon являются разработчиками собственных дронов для доставки грузов. Первые пилотные проекты были реализованы в 2013—2014 годах в Швейцарии, Австралии и даже России. В 2015 году появились первые признаки положительного изменения ситуации с нормативным регулированием в ряде стран, включая США и Великобританию.

    На то, чтобы выработать нормы и правила полетов для БЛА, а также нормы международного права, уйдет еще пять-семь лет, а пик коммерческого использования устройств ожидается к 2025 году. В частном секторе дроны будут использоваться также для видео- и фотосъемок. Беспилотные автомобили в ближайшие 10–15 лет вытеснят с рынка традиционные такси.

  6. Электронная торговля. Большинство компаний, занимающихся электронной торговлей, активно работает над новыми технологиями, позволяющими стереть границы между онлайн и офлайн-торговлей. Мне посчастливилось побывать в офисе eBay и PayPal в Кремниевой долине. Демонстрационные стенды производят огромное впечатление.

    Это разнообразные автоматизированные системы управления магазинами, кафе и ресторанами, позволяющие распознавать входящего человека, формировать индивидуализированное предложение, оформлять заказы через интернет, определять наличие нужного товара в магазине или бронировать место в кафе, расположенное в радиусе доступности от вашего местонахождения, оплачивать товары с помощью обычного телефона и многое другое. И это то, что в пределах пяти-десяти лет кардинально видоизменит всю систему розничной торговли как таковой.

  7. Развитие поисковых систем и рекламы в интернете на базе многофакторных механизмов обработки статистических и персональных данных. Так уже работают поисковики и соцсети: история ваших перемещений в сети запоминается и анализируется, поэтому если вы пару раз отсматривали на Booking.com предложения по бронированию отелей в Нью-Йорке, вам тут же навязчиво начнут предлагать всё, что связано с пребыванием в этом городе, причем не только на этом сайте, но и на Google и Yahoo.

    Дальнейшее развитие таких инструментов приведет к тому, что сервисные службы, опираясь на данные о вашем поведении в сетях и результаты исследований, будут опережать ваши мысли: вы еще и не подумали о том, что пора бы отдохнуть, а вам уже предложат именно то, чего вы хотите, и именно в тот момент, когда ваша неосознаваемая потребность в отдыхе готова стать полноценным желанием. Так изменится рынок рекламы.

  8. Энергоносители. Новейшие разработки конденсаторов (даже литий-ионные батареи уже становятся прошлым веком) позволяют хранить электроэнергию в промышленных объемах с минимальными потерями.

    Это значит, что существующая система энергоснабжения полностью изменится. Электричество можно будет доставлять так же, как сжиженный газ — «бочками». В любую точку мира, где вам понадобилось по каким-то причинам развернуть свой «временный лагерь». И доставлять в объемах, достаточных для того, чтобы на месте организовать производство всего самого необходимого. Плюс в том, что эти технологии можно будет использовать для разворачивания «временного лагеря» не только на Земле.

Итак, основные сферы, которые подвергнутся существенной трансформации благодаря новым технологиям: ИТ, транспорт, энергетика, производство предметов потребления, строительство, ритейл, реклама и HR. И это именно те сферы, где уже сейчас можно начинать создавать новые ниши, готовя «площадку для посева» новых технологий.

#Google #Израиль #amazon #силиконовая_долина #китай #кремниевая_долина #Европа #сингапур #идеи_для_бизнеса #идеи_для_стартапов #как_сделать_стартап_договечным #благоприятные_страны_для_стартапов

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления