[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Philipp Kontsarenko", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u043e\u043a\u0440\u0430\u0449\u0435\u043d\u043d\u0430\u044f_\u043d\u0435\u0434\u0435\u043b\u044f","\u0447\u0435\u0442\u044b\u0440\u0435\u0445\u0434\u043d\u0435\u0432\u043d\u0430\u044f_\u0440\u0430\u0431\u043e\u0447\u0430\u044f_\u043d\u0435\u0434\u0435\u043b\u044f","\u044d\u0444\u0444\u0435\u043a\u0442\u0438\u0432\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c_\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u044b"], "comments": 30, "likes": 20, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9707", "is_wide": "1" }
Philipp Kontsarenko
11 232

Бельгийская дизайн-студия повысила эффективность работы благодаря переходу на четырехдневную рабочую неделю

Основатель бельгийской дизайн-студии Central Жоффруа Делобель (Geoffroy Delobel) рассказал в своём блоге на Medium о том, как его компания перешла на 4-дневную рабочую неделю, а также преимуществах и недостатках этой схемы. На историю обратило внимание издание Look At Me.

По подсчетам команды, реальное время работы по пятницам обычно не превышало четырех часов. Тогда в качестве эксперимента Делобель перевел компанию на четырехдневную рабочую неделю (32 часа). В результате было принято решение навсегда отказаться от рабочей пятницы — задачи были перераспределены на другие дни.

Длительность рабочего дня в Central осталась прежней. Сотрудники также продолжают делать часовой перерыв на обед. Делобель отмечает, что даже при новом расписании в студии стараются не работать сверхурочно.

Сокращенная рабочая неделя привела к повышению эффективности работы компании — по словам основателя, сотрудники Central стали работать более сосредоточенно, быстрее заканчивать проекты, лучше выполнять обязанности, а также быстрее принимать решения. При этом в понедельник они приходят более отдохнувшими, чем при пятидневной неделе.

Делобель рассказывает, что такой подход заставляет клиентов его компании думать, что Central «не дорабатывает», и оплата за работу, соответственно, должна быть ниже. В таких случаях студии приходится доказывать эффективность, пишет предприниматель.

Часть сотрудников Central иногда сожалела о том, что нет дополнительного рабочего дня. «Но потом мы вспоминали, что то же самое говорили при пятидневной неделе», — пишет Делобель.

Сотрудники студии могут использовать выходной день на личные дела или на сторонний проект. Они также могут прийти в офис.

#сокращенная_неделя #четырехдневная_рабочая_неделя #эффективность_работы

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления