[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 38, "likes": 13, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9713", "is_wide": "1" }
Daria Khokhlova
4 695

Письмо в редакцию: Почему я ушёл с должности технического директора и открыл HR-агентство

В редакцию ЦП пришло письмо от генерального директора HR-агентства iChar Ивана Осипова, который много лет проработал техническим директором, а после решил создать собственную компанию по подбору персонала. В письме он вспоминает, что сподвигло его оставить должность ради своего агентства.

О рекрутерах в ИТ-сообществе сложилось вполне определённое и общее мнение. В свою техдиректорскую бытность его разделял и я. Как и большинство технических специалистов, я был уверен, что «девочки-эйчары» на самом деле не нужны.

Общение с рекрутерами айтишники традиционно воспринимают как досадное препятствие на пути к техническому собеседованию, где их могут адекватно оценить. Рекрутеры видятся нам красивенькими девочками с психфака, заучившими ИТ-терминологию (если повезёт). Разговариваем мы с ними общими словами и не вдаёмся в подробности, понимая, что тонкостей они всё равно не осознают.

На моей первой работе — в агентстве недвижимости «Бекар» — подбор персонала меня не заботил. Там мы создавали первую в Санкт-Петербурге интранет-систему для агентства недвижимости, которые потом стали очень популярны. В коллективе время от времени появлялись новые люди, но я не задумывался, как они попадают в компанию.

Потом я руководил группой разработчиков онлайн-игры. Когда игра перешла на стадию поддержки, стал техническим директором сервиса по приему электронных платежей «Деньги.online». Всё это время я считал, что HR-специалисты зря едят свой хлеб, пока однажды мне не потребовалось нанять много людей.

Шел 2009 год. «Деньги.online» росли, для развития проекта требовались грамотные руки. В компании не было внутреннего HR-менеджера, и я вспомнил, что моя школьная подруга Елизавета Штофф работает заместителем HR-директора в крупной ИТ-компании. Я попросил её помочь, и она выдала мне пачку резюме с сайта hh.ru, о котором я в те годы, признаться, и не слышал.

Помню, я тогда ещё подумал: «Что за бред? Неужели я сам не могу взять с HeadHunter те же самые резюме? И за это люди деньги получают?»

Итак, я остался наедине с кипой резюме разных программистов, будучи уверенным, что HR-менеджеры — дармоеды. Спустя два месяца я обнаружил, что до сих пор не позвонил ни одному кандидату. Тогда меня осенило, что рекрутеры нужны как раз для этого — чтобы не мучились технические директора. Специалисты по подбору персонала облегчают жизнь всем тем, кто умеет работать с технологиями, но совершенно не умеет звонить людям и что-то предлагать.

В этот момент мне в голову пришла идея позвать Елизавету Штофф HR-директором в «Деньги.online». Вместе с ней и арт-директором тех же «Денег.online» Антоном Комяковым мы создали ИТ-HR-агентство iChar. Мы знали, как работает рекрутинг и какие потребности есть у айтишников. Эти знания позволили нам создать проект, который будет действительно полезен ИТ-директорам.

В чём же заключается польза ИТ-рекрутинга.

Рекрутеры разгребают резюме за нас

Ни один технический директор не хочет возиться с резюме и разбираться, кого из кандидатов он позовёт на собеседование. Ему гораздо интереснее заниматься своим проектом — к тому же, он в этом более эффективен. Рабочее время технического директора стоит дорого, и тратить его на резюме — чистой воды транжирство.

Рекрутеры отсеивают тех, кто точно не подойдёт

В этом я убедился на личном опыте, собеседуя кандидата на вакансию frontend-разработчика. Он написал в резюме, что учится на матмехе. Я в своё время тоже закончил матмех, и мне было интересно, какие новости в моей alma mater.

Тогда-то и выяснилось, что кандидат забросил учебу после первого семестра, потому что там (вот это сюрприз) «было слишком много математики». У парня были явные проблемы с постановкой и достижением цели. Рекрутер выяснил бы это ещё на этапе прескрининга, а я вместо бестолкового собеседования занимался бы проектом.

Рекрутеры избавляют нас от нежелательного общения

Айтишники — в большинстве своем интроверты. Нам непросто инициировать общение с незнакомым человеком, чтобы предложить ему работу (которую он в настоящий момент, скорее всего, не ищет). Ещё неприятнее будет услышать в ответ, что твой проект кандидату неинтересен. Расписать вакансию в красках ты не можешь, потому что не умеешь продавать. В общем, приятного мало.

Рекрутеров не смущает тот факт, что кандидат не находится в активном поиске работы. Более того, они умеют мотивировать на рассмотрение вакансии практически любого.

Рекрутеры не просто описывают кандидату вакансию и компанию — они знают, что важно для кандидатов, и делают на этом акцент. Они умеют общаться с людьми и могут поддержать и пережить разговор с кем угодно.

Рекрутеры помогают нам не отвлекаться

Работа технического директора — это, по своей сути, мыслительный поток. Когда мы думаем над решением задачи, очень важно, чтобы нас не беспокоили. Можно подспудно размышлять над кодом практически в любой момент, главное — оставаться сосредоточенным.

А собеседования — гигантский отвлекающий фактор. В этом смысле рекрутеры спасают нас от переключения внимания, способного расстроить весь процесс работы.

Рекрутер не может всего. И это хорошо

Разумеется, рекрутер не в состоянии сделать всё за нас. Провести техническое собеседование он точно не сможет — и странно было бы от него этого хотеть.

В конце концов, решить, готова ли компания сотрудничать с кандидатом-айтишником, может только человек, принадлежащий к этой компании. Именно он должен проводить с кандидатом техническое собеседование, чтобы получить о нем представление как о специалисте и будущем члене своей команды. Поэтому неспособность «девочек-эйчаров» провести техническое собеседование, на самом деле, всем на руку.

С одной стороны, они выполняют для нас всю необходимую подготовительную работу, с другой — обеспечивают ту степень нашего участия в поиске персонала, которой будет необходимо и достаточно.

Новый взгляд на «девочек-эйчаров»

Говоря об ИТ-рекрутерах, я намеренно беру в кавычки ироничное выражение «девочки-эйчары». Пора признать, что рекрутеры действительно полезны в поиске ИТ-специалистов.

Технический директор хорош в решении своих задач, но он не обязан так же хорошо справляться с подбором персонала. Для этого есть другие люди, тоже мастера своего дела. Пускай они и ищут для нас кандидатов, экономя наше время, силы и психическое здоровье.

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления