[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Владислав Козуля", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430","\u043f\u043e\u0438\u0441\u043a_\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u044b","\u043a\u043e\u0437\u0443\u043b\u044f","\u0432\u043b\u0430\u0434\u0438\u0441\u043b\u0430\u0432_\u043a\u043e\u0437\u0443\u043b\u044f","\u0444\u0440\u043e\u043d\u0442\u0435\u043d\u0434","\u043a\u0430\u043a_\u044f_\u0438\u0441\u043a\u0430\u043b_\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0443","\u043f\u043e\u0438\u0441\u043a_\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u044b_\u0432_\u043c\u043e\u0441\u043a\u0432\u0435"], "comments": 132, "likes": 25, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9833" }
Владислав Козуля
15 745

Письмо в редакцию: Владислав Козуля о своём опыте поиска работы frontend-разработчика в Москве

В редакцию ЦП пришло письмо от игрового и frontend-разработчика Владислава Козули, в котором он описывает собственный опыт поиска работы в Москве. Козуля упоминает основные моменты из своей биографии, которые так или иначе мешали ему в поисках, и рассказывает о собеседованиях, которые ему пришлось пройти — в «Яндексе», Rambler&Co, Parallels и других компаниях.

Те, кто читает меня на ЦП, знают, как трепетно я отношусь к найму. При этом я стараюсь по возможности абстрагироваться от личного опыта, чтобы читатель мог хотя бы частично применить совет на себя, не будучи знакомым с контекстом. Это приводит к тому, что в комментариях часто недоумевают, кто я такой и по какому праву высказываюсь на данные темы (что, наверное, говорит о необходимости добавить внизу краткое био со ссылками на соцсети).

Поэтому я решил пойти от обратного – написать статью строго про себя и про то, как я искал работу последние пару месяцев. По крайней мере, это позволит в будущем не отвечать по сотне раз на одни и те же вопросы. Но начнём по порядку.

Фронтенд

Небольшая справка для тех, кто не имеет отношения к ИТ или проспал последние несколько лет. Фронтенд — это «лицо сайта», его внешний интерфейс. Он состоит из дизайна, HTML-кода вёрстки и JavaScript-­кода клиентской логики. Раньше логики было мало, а потому о фронтендерах говорили мало. Сейчас же в моде «толстый клиент», HTML5 и прочие модные штуки, так что эта профессия внезапно стала очень востребованной.

Фронтенд можно условно разделить на четыре «стиля»:

  1. Визитки — красиво, оптимально и работает во всех браузерах. Не требует каких­-то особых навыков.
  2. B2C-сервисы — как и «визитки», ориентированы на конечного пользователя, но также содержат в себе сложную клиентскую логику.
  3. B2B-сервисы — в отличие от B2C-­коллег, не требуют всесторонней поддержки, поэтому могут стабильно работать исключительно в последнем Chrome или Internet Explorer. Главное — это, опять же, стабильность и соответствие требованиям. Именно здесь в большинстве случае находится «толстый клиент».
  4. Браузерные игры — сочетают в себе худшие проявления всего вышеперечисленного. Требуют повышенной отказоустойчивости, всесторонней поддержки и огромного количества клиентского кода.

Тут важно отметить, что я специализируюсь прежде всего на третьем пункте, так что у меня нет огромного портфолио «сайтов под ключ», а большинство разработанных решений являются внутренними и скрыты под NDA. Да, я делал сложные штуки для банков и медиа. Нет, я не могу вам их показать, извините. А теперь немного контекста.

Возраст и опыт

Я работаю с шестнадцати лет. Хорошо помню, как мы с мамой заверяли у пожилого нотариуса документ, разрешающий мне, несовершеннолетнему, быть оформленным в штат. Фрилансить и вести любительские проекты, естественно, я начал ещё раньше, потому что, по-хорошему, даже Junior на старте должен примерно понимать, что он делает.

Таким образом получается, что в 25 лет у меня около десяти лет опыта (12, если брать неофициальную трудовую деятельность и 6, если считать строго по книжке — но последнее не учтёт контракты и бизнес). Если кто-­то думает, что это хорошая фора, то он ошибается, потому что отклонения от нормы, не связанные с гениальностью, зачастую несут с собой множество побочных эффектов.

Проблема первая: формальный и неформальный теоретический минимум

Учёба и работа, особенно если речь идет о чём-­то, что требует полной отдачи, совмещаются плохо. Последние пару классов по факту я прогулял, а институт бросил на четвёртом курсе (в том числе, из-­за того, что к тому времени уже успел сменить профессию). И хотя можно бесконечно утверждать о том, что образование в России скатилось, а корочка никому не нужна, её наличие оставляет у нанимающей стороны меньше вопросов.

К тому же, пробелы в фундаментальных знаниях иногда приводят к курьёзным моментам.

Проблема вторая: слишком много мест работы

Стартапы, как известно, до добра не доводят. Особенно, если каждые несколько лет случается очередной кризис. В сочетании с моим феноменальным везением получилось, что средняя продолжительность моей работы в одной компании — менее года, то есть как раз до того момента, как у компании закончились инвестиции, а новый раунд ещё не подняли.

По сравнению с этим, три года в RT кажутся настоящим особняком стабильности.

Проблема третья: слишком много навыков

Вытекает из предыдущего пункта. Если попытаться перечислить мои навыки в виде каких­-то общих профессий, то получится следующий список: художник, дизайнер, верстальщик, программист. Фронтенд в таком случае выглядит абсолютно логичным шагом, так как даёт возможность сочетать последние три.

Нюанс состоит в том, что глубинных и всеобъемлющих знаний здесь нет. И хотя это идеальный вариант для того, чтобы начать что­-то своё, крупным компаниями моя кандидатура уже не столь интересна.

Проблема четвёртая: возрастные ограничения

С тем, что мои ровесники зачастую гораздо менее опытны, я уже успел свыкнуться. Раньше проблема была немного другой — быть самым младшим в коллективе не слишком почётно, да и при поиске помогает слабо. Сейчас же я сталкиваюсь с тем, что на руководящие должности, особенно, если речь идет об enterprise и разных интеграторах, ожидают человека лет тридцати и выше.

В моем же случае разговор часто начинается с фразы «А у вас точно 8­-10 лет опыта?». Далеко не каждый человек оказывается в похожей ситуации. Наверное, если бы я мог что-­то посоветовать себе в прошлом, то запретил бы работать в геймдеве и стартапах и отправил учиться на инженера куда-­нибудь в Европу.

Фронтендер выходит на поиск работы

Вернемся к настоящему. Стартап, в котором я занимал одну из ведущих позиций, обанкротился, оставив меня и коллег без денег. Обычно поиск новой работы не занимает у меня много времени, и на следующий день я уже работаю в другом месте. Но в этот раз я решил пойти на принцип, и устроиться в более надёжное место, чтобы больше не думать, стоит или не стоит покупать себе что-­то новое, когда неизвестно, сколько ещё проживёт мой работодатель.

К тому же, банкротство застало меня врасплох, и я не успел подготовить почву среди знакомых, поэтому пришлось действовать оперативно и искать стандартными средствами. Далее предлагаю читателем описание того, где я был и что со мной происходило.

Какие-­то компании будут названы прямо, названия других изменены, чтобы не слишком обижать моих собеседников.

1. «Яндекс»

После публикации в «Бирже труда» письмо от «Яндекса» оказалось единственным адекватным предложением, которое я потом получил. Большинство же тех, кто мне написал, по-­видимому, делали это наугад, не читая ни текста на сайте, ни резюме.

Я сам периодически захожу в офис на Льва Толстого к знакомым или когда посещаю айтишные мероприятия, поэтому устроиться в «Яндекс» казалось естественным шагом после последнего фиаско. Шёл я с ощущением, что собеседование — это формальность и дань корпоративному духу. Никогда так не делайте.

Получилось ровно наоборот. Мои собеседники сразу накинулись на меня с вопросами как по логистике, так и по технической части. Также по ходу беседы выяснилось, что мы совершенно по­-разному смотрим на разработку. Вдогонку HR припомнила мне статьи о том, что рекрутеры не нужны (все равно не жалею).

В общем, я не ожидал такой подставы, и сильно тупил. Общение было довольно агрессивным, под конец мы уже больше ругались, нежели говорили по делу.

Итого: даже не перезвонили (хотя обещали).

2. «Маркетологи»

Стартап при основном бизнесе, аналитика, продвижение и всё такое. Офис на отшибе, небольшой коллектив, большие амбиции, полный бардак в коде. Меня пригласили, потому что сомневаются в человеке, которого только что наняли (уже хорошо). Но пообщались в целом хорошо, и решили вернуться к вопросу через неделю.

Итого: оффер на зарплату вдвое ниже желаемой, но с обещанием прибавки. Серьёзно?

3. «Биткойн­-биржи»

Мне написало сразу несколько биткойн­-бирж. В основном, предлагали удалённую работу, но один из стартапов работал в Москве, и мы назначали встречу. Это был архетипичный стартап: молодые основатели, большие амбиции, поднятый раунд и легаси­код прототипа. С каждой минутой было всё заметнее, что мы оба мало интересны друг другу. На том и порешили.

Итого: общение не продолжали.

4. «Аутсорсеры»

Мобильные приложения для бизнеса сейчас в тренде, и множество фирм, занимающихся аутсорсом, хорошо чувствуют себя на рынке. Изначально я шёл просто в качестве разработчика, но после короткого общения мне назначали ещё одну встречу уровнем выше, на позицию руководителя проектов.

Второй раунд тоже прошел достаточно бодро. Мне пообещали большую ответственность, бессонные ночи и лучшую команду. Но тут уже я ушёл думать, потому что вдоволь наелся кранчей на прошлой работе. Посовещавшись с семьей, решил, что лучше спасовать и найти что­-то более спокойное. Взамен себя порекомендовал своего начальника с прошлой работы. Мне пообещали подыскать другую должность.

Итого: оффер на зарплату втрое ниже желаемой, но с обещанием большой премии, исходя из KPI. Решил не рисковать.

5. «Дистрибьюторы»

Компания, как и большинство её сотрудников, работает с середины 90-­х годов. Процессы — из той же эпохи. Находится на другом конце Москвы, оккупируя несколько собственных зданий. Средний возраст сотрудников — 40 лет.

Долго разговаривал по душам со всеми директорами, заполнил тест на IQ, прошёл тест на полиграфе, поговорил с СБ-шником (запомнился портрет Дзержинского в кабинете), разве что анализы крови и мочи не сдал.

Итого: оффер на зарплату выше желаемой и бонусы после испытательного срока. Наверное, самый тяжелый выбор в моей жизни, но в итоге не смог себя пересилить и отказался. Неудивительно, что они предлагают такую большую зарплату.

6. «Отзывики»

Их мне подкинуло рекрутинговое агентство. Получил тестовое задание, отправил эссе на тему «Почему ваше тестовое — говно, и я не буду его делать», получил приглашение. Вот и отлично.

Хотя нет. Подъехав к офису, 20 минут ждал, когда меня пустят только для того, чтобы поговорить с человеком, который сам, по­-видимому, плохо разбирается в предмете. Ушли на второй раунд. На этот раз ждать пришлось меньше и мой собеседник действительно понимал, о чём говорит. Я же в основном рассказывал про управленческий опыт, проекты и бизнес, так как была указана лидовая позиция.

Итого: отказ с формулировкой, что менеджеры не нужны. Что?

7. «Дейтинги»

Тот случай, когда, вроде, и поговорили, но ничего не запомнилось. Кроме того, что компания делает дейтинг­-сайты.

Итого: отказ с формулировкой, что менеджеры не нужны. Опять? Начинаю подозревать, что нельзя рассказывать об управленческом опыте, если об этом специально не просят.

8. «Дантисты»

Опять аутсорс, но на этот раз для зубоврачебных лабораторий. Протезирование, коронки, мосты и так далее. Вот тут меня действительно застали врасплох, потому что собеседник дал мне задачу из школьной программы. Это был полный провал. Я прогулял математику и не мог её решить без учебника. Домой уходил с грустью.

Итого: оффер на желаемую сумму. Отказался в пользу другого.

9. «Безопасники»

Как следует из названия, решения в области информационной безопасности. Красивое здание, дорогой офис. С первых минут показалось, что ожидали увидеть кого­-то другого, а пришёл я и полностью их разочаровал.

Итого: ответа не получил.

10. Rambler&Co

Пригласили сами. В вакансии была указана лидовая позиция, хотя по факту требовалось изо всех сил пинать остывающий труп LiveJournal на пару с другим фронтендером, который даже локально невозможно поднять без «бубна». Какого­-то карьерного роста даже не предполагалось. Отказался сам прямо на собеседовании и сказал, что ответа не жду.

Итого: получил ответ, обещали предложить более интересную вакансию позже.

11. Parallels

Вопреки всем моим ожиданиям, на собеседовании обсуждали не технические нюансы, а положение индустрии, мировые тренды и ситуацию на рынке. Позже выслали тестовое задание.

Опять же, оно оказалось вполне адекватным, хоть у меня и ушло какое­-то время на то, чтобы настроить проект. Впрочем, всё равно получилось, что не хватало одного модуля, и в ответе я выслал описание основных ошибок в коде вместе с вопросом о том, как правильно развернуть проект. Несколько дней мы так и переписывались, HR обещал передать мои вопросы, в то время как другие компании требовали от меня ответа по офферам.

Я начал звонить с просьбой дать мне какой­-то ответ, потому что время уже поджимало, на что в итоге получил отказ с формулировкой «не выполнено тестовое задание». К тому времени после ежедневных собеседований мое терпение уже подходило к концу, я пошел в лобовую атаку на HR­-департамент, чтобы выяснить, почему мне так и не смогли помочь настроить проект. И когда я уже начал ругаться, мне наконец-­то ответили по существу: оказалось, что в самом первом письме был приложен контакт того, кто составлял тестовое и ссылка на недостающий модуль.

Невнимательность и усталость творят чудеса.

Итого: я уже был слишком зол, чтобы что­-то делать, и не стал отвечать.

12. «Медсервис»

Сервис фармакологической направленности. Разговаривали по Skype. Всё прошло хорошо, и меня отправили на второй раунд к генеральному директору. Опять по Skype. И тут оказывается, что мы не можем пересечься в одно время. Никак. Либо у меня не получается дозвониться, либо у директора.

Итого: зачем пытаться, если не получается? Так и не созвонились.

Отдельно стоит упомянуть банк «Тинькофф», который, по­-видимому, скупил все рекрутинговые агентства в округе. Каждые несколько дней я получал письмо или звонок с очередным предложением о работе. Кто­-то сразу соглашался с отказом, другие же пытались доказать, что никого лучше просто не существует (примерно такой же стратегии придерживается «Альфа-Банк», несмотря на все свои глюки). Под конец я уже начал подумывать, а не сходить ли мне к ним напоследок, но, к счастью, к тому времени поток рекрутеров наконец иссяк.

Кроме вышеперечисленных, было ещё с десяток компаний, к которым я так и не пришел на собеседование (либо далеко, либо совсем неинтересно) или отказывал сам после того, как выяснялось, что речь идет о стартапе.

В целом, постоянные встречи имеют определённую пользу — там, где задавали технические вопросы, я успел закрыть несколько существенных пробелов, и впоследствии отвечал уже со знанием дела. К тому же, полученный фидбек помогает скорректировать как резюме, так и манеру общения. Но проводить их каждый день в течение нескольких недель — очень утомительно и сильно влияет на общую продуктивность. По крайней мере, вы теперь понимаете, какую боль испытывает фронтендер (а точнее, ваш покорный слуга), когда ищет себе работу.

#работа #поиск_работы #козуля #владислав_козуля #фронтенд #как_я_искал_работу #поиск_работы_в_москве

Статьи по теме
Разработчик Владислав Козуля: Эффективная схема поиска работы в российском ИТ
Игровой разработчик Владислав Козуля: «Процесс найма в крупных компаниях ущербен»
Письмо в редакцию: Что делать, чтобы вас не уволили
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления