[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Victor Stepanov", "author_type": "self", "tags": ["\u0448\u0438_\u044e\u043d\u0441\u0438\u043d\u044c","\u0448\u0430\u043e\u043b\u0438\u043d\u044c","\u043c\u043e\u043d\u0430\u0445_\u0433\u0435\u043d\u0434\u0438\u0440\u0435\u043a\u0442\u043e\u0440","\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441_\u0448\u0430\u043e\u043b\u0438\u043d\u044f","\u043d\u0430_\u0447\u0451\u043c_\u0437\u0430\u0440\u0430\u0431\u0430\u0442\u044b\u0432\u0430\u0435\u0442_\u043d\u0430\u0441\u0442\u043e\u044f\u0442\u0435\u043b\u044c_\u0448\u0430\u043e\u043b\u0438\u043d\u044f"], "comments": 28, "likes": 23, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9848" }
Victor Stepanov
14 675

«Это всё подарки»: На чём заработал своё состояние «монах-гендиректор» Шаолиня Ши Юнсинь

В начале августа в Китае разгорелся крупный скандал вокруг главы Шаолиньского монастыря Ши Юнсиня (Shi Yongxin). Его обвиняют в коррупции, присвоении миллионов долларов и связях с любовницами. После того, как монаха не выпустили из страны, а местные СМИ потребовали от властей начать в его отношении расследование, многие заговорили о скором конце многолетнего правления влиятельного настоятеля.

Юнсинь возглавляет Шаолинь с 1999 года, и в чрезмерном стремлении к деньгам его подозревали множество раз. Сам Ши все нападки в свой адрес всегда называл ложью, а периодически обнаруживавшиеся у него дорогие вещи — подарками. ЦП попытался разобраться, на чём именно смог заработать целое состояние глава известного религиозного центра и как он заслужил у прессы прозвище «монаха-гендиректора».

Торговые марки и интеллектуальная собственность

Формально превращение древнего Шаолиньского монастыря в коммерческую организацию началось задолго до того, как его возглавил Ши Юнсинь. Первым шагом в этом направлении стала регистрация компании Shaolin Intangible Assets Management Co. в 1988 году. Спустя почти 12 лет, став руководителем Шаолиня, Юнсинь использовал это юридическое лицо для создания целой сети связанных с монастырём охраняемых брендов.

За годы его правления Shaolin Intangible Assets Management Co. оформила исключительные права на 200 торговых марок в 45 различных категориях. Общая их стоимость превышает несколько десятков миллионов долларов — точная сумма неизвестна до сих пор. По данным китайских СМИ, монастырь и его настоятель активно «сдают в аренду» множество брендов, получая разовые или регулярные выплаты за их использование.

Согласно официальным сведениям китайской Национальной кредитной информационной системы, в настоящее время на Шаолинь, как юридическое лицо, оформлено всего 10% Shaolin Intangible Assets Management Co. В то же время Ши Юнсиню принадлежит почти 80%.

Через подконтрольную монаху управляющую компанию проводится не только «аренда» торговых марок, но и прямая продажа разных реликвий Шаолиня. Средняя цена одной такой сделки, по некоторым оценкам, составляет от $1000 до $2000. Так, копия древнего шаолиньского руководства по мастерству кунг-фу была продана компанией за $1600.

Развлечения, аренда, искусство, лекарства и издательский бизнес

Ещё одна юридическая организация, создание которой когда-то курировал Юнсинь — Shaolin State of Joy Co. Судя по описанию на сайте китайских властей, компания занимается проведением увеселительных мероприятий, просветительной и развлекательной деятельностью, организацией концертов, фармацевтикой и издательским делом.

Такой разнообразный для монастыря перечень выглядит удивительно только на первый взгляд. За годы у власти Ши Юнсинь немало сделал для того, чтобы превратить религиозное учреждение в настоящий центр всего, что связано с индустрией развлечений.

С подачи настоятеля Шаолинь стал приглашать съёмочные группы из Голливуда, сдавать им в аренду различные площадки на территории комплекса, а также самостоятельно проводить серии показательных представлений по всему миру, как в рамках кинопроектов, так и вне всякой связи с киноиндустрией.

Большая часть акций Shaolin State of Joy Co. также принадлежит самому Ши Юнсиню. Тем не менее, около трети всей компании — 35% — оформлено на женщину по имени Хань Миньцюнь (Han Minqun). В китайских СМИ под этим фигурирует одна из любовниц настоятеля, якобы получают регулярные денежные переводы — свою долю с прибыли Шаолиня.

О женщине практически ничего не известно. Часть источников полагает: Хан Мингун родила Юнсиню как минимум одного ребёнка и необходимость поддерживать его финансово и привела к тому, что настоятель переписал на любовницу часть акций принадлежащей ему компании.

Общий объём доходов Shaolin State of Joy Co. официально никогда не разглашался.

Ши Юнсинь и глава РПЦ патриарх Кирилл

Пожертвования, филиалы и «платный Шаолинь»

Пик деловой активности Ши Юнсиня пришёлся на 2007-2009 годы. Буквально за несколько лет глава монастыря превратил его из древнего китайского религиозного комплекса в современную бизнес-империю с филиалами и инфраструктурой по всему миру. Как и в случае с торговыми марками и интеллектуальной собственностью, реализация этого плана обернулась крупной финансовой выгодой в основном для одного человека — самого настоятеля Юнсиня.

В 2007 году Шаолинь подписал контракты с властями нескольких китайских провинций. Юнсинь и возглавляемые им компании получали права на использование сразу четырёх древних монастырей на их территории и обязывались полностью восстановить их. В обмен вся прибыль от работы древних построек до 2027 года, а также все пожертвования, которые будут в них поступать, передавалась в казну Шаолиня.

Но это было только началом «франшизы». В последующие несколько лет у монастыря появилось почти 40 отделений по всему миру (в том числе и в России). В основном их открытию способствовал рост популярности кунг-фу, которому не мало помогала его «реклама» в снимаемых в Шаолине голливудских фильмах.

Вскоре количество туристов, ежегодно приезжающих в отделения Шаолиня, увеличилось почти вдвое. При поддержке властей, монастырю удалось получить разрешение не только на проведение платных мероприятий для гостей комплекса, но и на открытие при монастыре частных школ и даже гостиниц. Стоимость «курсов» в Шаолине быстро взлетела от несколько сотен до нескольких тысяч долларов США за обучение длительностью в два-три дня.

Контракты на постройки гостиничных комплексов и рекострукцию древних построек, заключавшиеся Шаолиньским монастырём в то время, составляли от $22 млн до $48 млн.

В 2009 году Ши Юнсинь также потратил почти $4 млн, купив землю в Австралии. Там монах собирался построить тематический парк кунг-фу с полями для гольфа и девелоперскими проектами на общую сумму в $380 млн.

Сразу после визита СМИ стали писать — следующим шагом настоятеля станет «исторический» вывод Шаолиня на IPO. Пресса узнала о планах Юнсиня сделать монастырь публичным бизнесом.

Судя по всему, такой замысел действительно существовал, но был вскоре заблокирован властями КНР. Вместо этого в 2010 году в Вене была учреждена ассоциация Shaolin European Association. Теперь она отвечает за развитие коммерческих проектов Шаолиня в Великобритании, Германии, Франции и других странах ЕС.

Подарки

За 16 лет правления Ши Юнсиня его неоднократно критиковали не только за превращение монастыря в бизнес, но и за личную корысть. В разные годы настоятеля видели в окружении предметов роскоши, что всякий раз провоцировало новые слухи о его незаконном обогащении.

В 2006 году монах получил от китайских чиновников в подарок автомобиль стоимостью около $126 тысяч. Официально машина преподносилась в качестве благодарности за вклад в развитие туристической культуры страны.

Позже предметом для скандала стала богатая одежда Юнсиня. В его одеяних СМИ рассмотрели золотые нити, оценив гардероб настоятеля не меньше, чем в $5 тысяч.

В марте этого года настоятеля также видели на публике со смартфоном Apple iPhone 6 Plus.

Сам Юнсинь в ответ на критику заявляет, что предметы роскоши и дорогая техника — не более, чем просто подарки, полученные им в разные периоды от властей, предпринимателей и «друзей» монастыря.

***

Личное состояние главы Шаолиньского монастыря остаётся неизвестным. Последняя из озвучивавшихся в СМИ сумм — около $3 млрд, хранящиеся на нескольких счетах в Германии. Там же, в ФРГ, как предполагают в китайских соцсетях, живёт ещё одна любовница монаха, контролирующая часть этих сбережений на случай «проблем» у настоятеля. Официально эта информация так и осталась всего лишь слухами. Тем не менее, чтобы найти их источник администрация Шаолиня выделила $8 тысяч.

Пока власти КНР только начинают в рамках очередной антикоррупционной кампании присматриваться к бизнес-деятельности главы Шаолиня. Сам Юнсин как и прежде отрицает какую бы то ни было вину со своей стороны. Недавно на сайте монастыря появилось заявление от лица представителей Юнсиня. Как говорится в тексте, монастырь рассматривает возможность подачи судебного иска за клевету против блогеров и СМИ, обвиняющих его настоятеля в незаконном обогащении.

#Ши_Юнсинь #Шаолинь #монах_гендиректор #бизнес_Шаолиня #на_чём_зарабатывает_настоятель_Шаолиня

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления