[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","anywayanyday","\u043a\u0438\u0440\u0438\u043b\u043b_\u043f\u043e\u0434\u043e\u043b\u044c\u0441\u043a\u0438\u0439","localway","myhomeday"], "comments": 138, "likes": 44, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9978" }
Konstantin Panphilov
36 024

Кирилл Подольский, Anywayanyday: «Компания обросла большим количеством плохо мотивированных хипстеров»

В последние недели самые разные источники сообщают о заметных сокращениях сотрудников в сервисе Anywayanyday. Информация о количестве уволенных разнится – от 10 до 50. ЦП пообщался с предпринимателем Кириллом Подольским, основателем сервисов Anywayanyday, Localway и Myhomeday — о том, на чём основаны слухи, о развитии рынка авиабилетов, работе туристических сервисов в кризис и запуске нового проекта по аренде автомобилей премиум-класса.

Кирилл, вы довольно часто бываете за границей. Не думали насовсем переехать из России?

Я и так жил в Швейцарии семь лет.

И обратно не хотите?

Я уже большую часть времени провожу за рубежом — по ряду причин: ребенок, парусный спорт, бизнес. Сейчас ситуация немного изменилась, потому что я недавно вышел из зернового проекта, но в любом случае я по-прежнему планирую жить не в России.

Бизнес, конечно, привязан к России и останется тут — от этого никуда не денешься. Хотя сейчас мы запускаем проект в Европе — онлайн-сервис для аренды автомобилей. Хочу попробовать улучшить модель, по которой функционируют традиционные агентства по прокату автомобилей, — в их работе, на мой взгляд, сейчас много странностей.

Что именно вы хотите улучшить?

Мы планируем начать с автомобилей высокого ценового сегмента: от 60 до 220 тысяч евро. Будем пробовать поменять сам принцип: сдавать не абстрактную машину определенного класса, а конкретный автомобиль. То есть клиент будет арендовать не автомобиль премиум-класса в вакууме, а, к примеру, конкретный Mercedes S-класса, с точно описанной комплектацией, определенного цвета, понятным пробегом, годом выпуска, фотографии которого и выложены на сайте.

И какой тариф вы предполагаете?

Это будет зависеть от стоимости автомобиля.

И работать это всё будет только в Европе?

Да, но на первом этапе проект ориентирован на русских. А первые офисы и гаражи будут в Швейцарии.

И как назовете?

Nomadcar, от слова «номад» — то есть «кочевник». Сайт во многом готов, сейчас занимаемся вопросами организации гаражей в Швейцарии — лизинговые страховые компании, поставщики автомобилей и многое другое.

Когда запуск?

Я думаю, начало следующего года. Всё, кроме самих автомобилей, будет готово месяца через полтора. Так что дата окончательного запуска будет зависеть от того, как быстро сработают наши дилеры.

Сервис будет функционировать таким образом, чтобы клиент общался с ним только через интернет. По закону договор ведь можно подписать и в интернете, оплатить там же, предоставить копии паспорта и прав. При выдаче автомобиля мы должны будем только убедиться, что перед нами именно тот человек и у него именно те документы на руках, копии которых он нам прислал. Мы думаем, что весь процесс выдачи автомобиля не будет занимать больше трех минут.

Все автомобили будут поставляться в комплектациях с GPS-навигатором, максимальными опциями для облегчения парковки, всегда будет бесплатный Wi-Fi. Будут установлены GPS-трекеры и акселерометры. Мы всегда будем иметь подробнейший отчет обо всех инцидентах, которые произошли с автомобилем, о нарушениях скоростного режима и многое другое. Все это очень поможет нам, с одной стороны, уменьшить стоимость страховки, с другой облегчит разбирательства с клиентом.

Большая проблема при аренде автомобиля сегодня — дополнительные платежи. Вы, наверное, замечали, если брали в машину в аренду: с вашего счёта в какой-то момент начинают списывать какие-то суммы, не объясняя, за что. По 30, 40, 50, 100 евро — сумма, из-за которой человек может и полениться позвонить. Да если и позвонишь, на другом конце провода будут целый час делать вид, что пытаются выяснить, за что же списали деньги.

Деньги могут списывать за повреждения, расход бензина, штрафы, но человек должен знать, за что именно. При этом добиться этой информации от глобальной компании — например, Europcar и всех остальных — очень сложно.

То есть вы планируете обеспечить полную прозрачность во взаимодействии с клиентом?

Да. Клиент будет видеть в личном кабинете отчет обо всех транзакциях. Не знаю, почему никто не делает этого сейчас. Возможно, дело в том, что компании слишком большие и им трудно изменить бизнес-процессы.

Вы пришли в интернет-бизнес из зернового и, насколько я слышал, сперва не слишком верили, что все будет получаться. Поэтому интересно, что вас заставило изменить свое мнение и почему такая уверенность сохраняется по сей день.

Я бы не сказал, что я не верил. Просто в 2007 году в России, по большому счету, не было крупных проектов: даже «Яндекс» и Mail.ru тогда выглядели не так впечатляюще. Поэтому я, скорее, тогда просто даже не думал о масштабе, которого впоследствии удалось достичь. И тогда у меня было много интересов — я не концентрировался на чём-то одном. Так что не могу сказать, что что-то поменялось — просто жизнь заставила поменять приоритеты.

Из интернет-бизнеса пока не планируете никуда уходить?

Не собираюсь. Я только начинаю.

Как вы оцениваете сейчас позиции Anywayanyday на рынке?

Я знаю, что без учета продаж через метапоисковики мы по-прежнему лидируем по количеству продаваемых авиабилетов. У наших основных конкурентов доля продаж с метапоиска довольно высока. В свое время мы осознанно отказались от работы с ними. На рынке было слишком много креатива: незаметное взимание платы за дополнительные услуги, оплата в иной валюте, чем указано в предложении и многое другое.

Anywayanyday слишком дорожит своим именем, чтобы участвовать в таких состязаниях по обману клиентов. Поскольку все это почти полностью ушло в прошлое вместе с демпингом, который запретили сами авиакомпании, то теперь мы будем возвращаться к работе с метапоисковиками. Так что уже в ближайшее время посмотрим, как будет выглядеть Anywayanyday на фоне остальных конкурентов вместе с продажами через этот канал. Думаю, что мы вернем первую позицию в России по авиабилетам.

На рынке и сегодня остается много удивительного. Например, агентства продают такие услуги, как оповещение клиента, обслуживание в течение часа обменов и возвратов, бронирование. Агент обязан делать всё это бесплатно — это входит в его прямые обязанности. Но, на мой взгляд, все это временные вещи: не стоит этим заниматься. Репутация стоит дороже. Авиакомпании запретят рано или поздно агентам нарушать резолюции IATA.

Мне например, было ясно, что авиакомпании рано или поздно должны были запретить передавать платежные карты в GDS. Почему они не сделали этого раньше — для меня большая загадка. То, что на рынке сейчас наводится порядок, для нас, конечно, очень хорошо. Мы никогда ничем подобным не занимались, но из-за того, что это делали конкуренты, негативный опыт клиентов переносился и на нас. Сейчас же шансы у компаний с именем много лучше.

Уже не получится войти на рынок за счет денег инвесторов через демпинг. Что такое сегодня OneTwoTrip или Ozon.Travel? Нужно посчитать, сколько инвестиционных денег они потратили. Я считаю, что Anywayanyday развивался более гармонично.

Посмотрим, что будет дальше. Уверен, обслуживание клиентов у нас на порядок выше, чем у наших конкурентов: например, мы гарантируем обмен билета в любой момент, в течение часа — и это не услуга за дополнительную плату. При этом более 80% авиабилетов у нас можно обменять онлайн, без обращения к оператору.

В остальные проекты — путешествия, недвижимость, автомобили — вы средства инвестируете из Anywayanyday?

Нет. Это не деньги Anywayanyday.

То есть это абсолютно не связанные между собой истории?

Нет. Это не связанные истории. Когда мы, например, говорим, что Localway — это проект Anywayanyday, то делаем это только из соображений, что так легче продвигать Localway. Это на сегодня мой любимый проект, в который вложено огромное количество труда. Но его не удалось запустить с первой попытки.

Почему?

Мы делали его совместно с Алексеем Пелевиным. Это веб-дизайнер, один из создателей «Право.ру». Он делал дизайн Anywayanyday, придумал для него название и вообще человек очень творческий. Мы с ним пытались запустить подобный проект, но не получилось — наверное, команда была не та. Трудно сказать, но факт остаётся фактом: проект тогда зашёл в тупик. Мы разошлись, я начал все заново делать. Мне эта идея очень нравилась, и второй команде ее удалось реализовать. Как это выглядит сегодня, как это будет работать — мне понятно.

Очевидно, на идею создания нас вдохновили TripAdvisor и Yelp. Но от этих сервисов Localway отличается тем, что контент генерируется не пользователями, а редакцией, поэтому он получается более полным и точным. Объекты лучше структурированы, о них предоставляется более достоверная информация. Кроме того, их можно фильтровать разными способами, поскольку изначально заложена удобная структура.

По сути, это поисковик: если вы хотите найти что-то, связанное с путешествиями, отдыхом, развлечениями, то вы можете в любом городе, который представлен в Localway, воспользоваться этим поиском.

Localway всегда будет иметь контент в России на порядок лучший, чем TripAdvisor — хотя бы потому, что они все же глобальный проект. А наша задача в пределах России более разрешима.

В этой стране кто конкурент у Localway?

Наверное, Zoon.ru или кто-то еще, но я сам не сильно слежу за ними, так как мы все очень маленькие и, по сути, еще и не конкурируем друг с другом.

Если говорить о том, что происходит в развитых странах, то Yelp, мне кажется, начал очень сильно сдавать и стал значительно хуже с тех пор, как я его впервые увидел и загорелся идеей Localway. Сейчас там есть абсолютно все — химчистки, заправки, рестораны, — но там стало труднее найти нужные тебе объекты. Мне кажется, такими универсальными сервисами тяжело пользоваться — сервис все-таки должен быть о чем-то одном. А неамериканцам Yelp пользоваться стало почти бессмысленно: там слишком много вещей, которые относятся именно к американскому быту.

TripAdvisor очень здорово концентрируется на путешествиях, но он слишком глобальный, чтобы делать в России те вещи, которыми собираемся заниматься мы. Сегодня одна из наших главных целей — дать доступ к аккаунтам владельцам объектов, чтобы они сами управляли контентом, могли отвечать на отзывы, оповещать клиентов о мероприятиях скидках и многое другое.

Это бесплатно?

Это вопрос. Что-то будет бесплатно, что-то нет.

На чем вообще будет зарабатывать Localway?

В основном, на продвижении объектов. Кроме того, постепенно будем подключать и другие сервисы: бронирование отелей, бронирование столов в ресторанах, продажа билетов, экскурсии. Но и все остальные перечисленные вещи, на самом деле, не очень сложно внедрить. А вот заставить людей думать по-другому и продвигать объекты — это уже сложнее, конечно.

Вообще, Localway, как я его вижу, — это площадка, на которой малый бизнес может продвигать себя и заниматься маркетингом просто и доступно. Условный ресторан «Березка» невозможно продвигать на «Яндексе» в семантическом поиске — у вас есть довольно ограниченное количество доступных средств с неизвестной эффективностью. И я говорю даже не о Москве — это отдельный случай, — а о городах поменьше. К примеру, у владельцев спортивного клуба в Ростове весьма ограниченный набор очень дорогих каналов для продвижения. Вот именно таким предприятиям Localway будет давать возможность себя продавать. Ну, и, конечно, наша задача — это трафик и «правильные» пользователи, зарегистрированные на Localway. Но это уже совсем другая проблема.

Трафик вы берете с Anywayanyday?

Нет, Anywayanyday и Localway — всё-таки разные истории. Может, Anywayanyday немного и помогает с продвижением, но основной трафик берётся из SEO, контекстной рекламы и других привычных каналов.

Допустим, покупая билет в Красноярск, я бы заодно посмотрел, куда там могу сходить. Такие интеграции не планируются?

Отчасти да, но это не самый главный механизм — он не приведет к глобальному потоку трафика. Если Anywayanyday и помогает с продвижением, то за счёт компетенций своей команды — в маркетинге, например. Anywayanyday работает на рынке с очень жёсткой конкуренцией, поэтому, скажем, специалисты по контекстной рекламе у него, конечно, очень высокого уровня.

Команды сервисов как-то пересекаются?

Ну, команды практически не пересекаются.

Расскажите еще немножко про третий проект, который у вас с недвижимостью связан. Интернет-агентство?

Его делает команда, в основе которой — бывшие менеджеры из проекта GoTable.

Бывшие?

Ну, не совсем так — проект существует, но его развитием серьезно сейчас не занимаются.

Когда появился Localway, мы смотрели на владельцев предприятий, которые могли бы быть нашими партнерами. Нашли GoTable, и ребята показались мне очень интересными. Но у сервиса, на мой взгляд, были две проблемы. Во-первых, бронирование столиков в ресторанах — это слишком маленький рынок в России. Дело в том, что у нас эта практика совсем не так распространена, как на Западе: у нас люди посещают заведения бессистемно и работают без перерывов, а, скажем, в Европе ты вынужден практически всегда бронировать места, потому что крайне высока вероятность, что в обед или в ужин свободных столиков не будет. Во-вторых, там есть инвестор, которому принадлежит самая большая доля. Он не очень мотивирован сейчас давать новые деньги в проект. Тупик.

Так у меня появилась возможность сделать с этими людьми Myhomeday. По большому счету, мы использовали модель Urban Compass, который сейчас уже просто Compass. Инвесторов двое — я и Владимир Силкин, бывший заместитель Лужкова, который управлял московским имущественным комплексом, а при Собянине был префектом Северного округа. У менеджмента есть опционы на значительную долю в компании.

Как вы с ним познакомились?

Владимир Силкин — президент Всероссийской федерации парусного спорта. Мы с ним очень давно дружим, вместе организуем регаты и участвуем в соревнованиях. Обсудили проект и пришли к выводу, что его участие будет полезным для компании: ведь сначала проект должен заявить о себе в одном регионе — в Москве, — а потом уже пробовать привлекать инвесторов. И первый этап мы должны с ним профинансировать вдвоём.

Я считаю, что у проекта очень хорошая команда — во всех отношениях. Например, технический директор. Я впервые в жизни столкнулся с ситуацией, когда программисты не преувеличивают свои возможности, хотя заявленный срок запуска меня очень смутил.

Но они успели сделать очень многое и очень быстро за первые полгода. Но работы, конечно, предстоит еще очень много: Подмосковье, новостройки. С одной стороны, рынок недвижимости — особенно в Москве — сейчас в депрессии. Например, в высоком ценовом сегменте всё совсем плохо. И самое неприятное — рынок продолжает падать, и на этом фоне что-то сделать с продажами очень сложно: их в разы меньше, чем год назад.

С другой стороны, это, может быть, и хорошо: ведь нам, как новому агентству, проще найти свою нишу и проще брать объекты. Мы, конечно, не претендуем на эксклюзивы, но продавцы с арендодателями готовы отдавать всё для того, чтобы найти способ продать или сдать в аренду недвижимость. Так что мы постараемся наладить такой бизнес, чтобы уже в ближайшее время заявить о себе на рынке.

Так а в чем заключаются конкурентные преимущества такого проекта?

Как ни странно, у нас нет ни одного агентства, у которого был бы нормальный сайт с актуальной информацией. Это я говорю как пользователь: я недавно сам занимался арендой и в итоге нашёл себе жилье в Подмосковье. Но я был просто поражен отсутствием хоть какой-либо похожей на правду информации на сайте хотя бы одного агентства. Когда начинаешь задавать вопросы, ответ в 98% случаев: «Этого объекта уже нет. Есть такой же, только еще лучше».

Качество работы агентов — очень плохое. Прошло больше 20 лет, как этот рынок появился, а наши агентства по-прежнему выглядят очень примитивно во всех отношениях. У меня есть опыт в Европе покупки и аренды недвижимости. Там рынок очень конкурентный, и люди делают всё, чтобы ты остался с ними на всю жизнь.

Кроме того, мне кажется, что старым агентствам сейчас будет нелегко. Любая компания, которая работала на крупном хорошем рынке, сталкивается с огромными сложностями, когда рынок начинает падать. Это я знаю по своему опыту: у меня многолетний опыт в разных сферах бизнеса. В таких условиях новым компаниям гораздо проще жить. Нет никаких накопленных с годами проблем — в том числе финансовых.

Посмотрим. Как, кстати, кризис влияет на все ваши проекты?

Пока кризис влияет больше на мое настроение, но я стараюсь быть в меру позитивным. Есть и положительные, наверное, моменты — я вижу, что многие конкурирующие проекты перестают финансировать. В этом отношении я себя, пожалуй, чувствую увереннее. Если ты не владелец, не основатель, не веришь в проект, как я верю в свои, не погружен в него, как я погружен в свои, то тебе сложно заставить себя продолжать его финансирование в такой неопределенной экономической ситуации. Тут нужны крепкие нервы. Я и сегодня уверен, что смогу довести все проекты до логического конца.

Что такое логический конец? Продажа или какие-то показатели?

Момент, когда компания становится крупной и серьёзной, — хотя бы как Anywayanyday. Рынок недвижимости, на который выходит Myhomeday, конечно, значительно больше, чем рынок продажи авиабилетов. Там, по большому счёту, бескрайние перспективы. И мы, конечно, хотим перейти на более серьезный уровень — делать более сложное агентство по сравнению с теми игроками, которые есть на российском рынке: например, развивать управление недвижимостью.

Хотим создать агентство, которое будет работать годами. Например, в Швейцарии есть агентства, которые работают из поколения в поколение по 50-100 лет. Конечно, это не онлайн-проекты, но у них есть, чему поучиться. Эти вещи, в идеале, надо совместить: нашу экспертизу в ecommerce и лучшие практики на мировом рынке недвижимости. Наши же риэлторы, повторюсь, — это очень примитивная история.

Вы сказали, что финансово ваши проекты не связаны, кризис вас обошел. С чем тогда связана оптимизация штата в Anywayanyday?

Мне не нравятся некоторые вещи, которые происходят в компании. Как-то так получилось, что Anywayanyday оброс большим количеством сотрудников, которые плохо мотивированы. Может быть, те, кто работает в Anywayanyday, со мной не согласятся, но, по моему мнению, некоторые отделы компании превратилась в какую-то хипстерскую тусовку, где очень удобно и вольготно работать, где все доброжелательны, хорошо настроены, дружат отделами и так далее.

Это, конечно, приятно. Но я как владелец хочу заставить людей больше работать, быть более нацеленными на результат. А когда даже высокомотивированные люди попадают в такую среду, они начинают вести себя точно так же.

Мне показалось, что всем в Anywayanyday нужно встряхнуться. В компании есть очень хорошие ребята, очень преданные сотрудники, которые работают много лет — особенно в департаменте авиабизнеса. Но когда появляется огромное количество людей и огромное количество каких-то неэффективных проектов — где мы только не участвуем, чего мы только не делаем. Со стороны выглядит хорошо, а для меня как владельца это выглядит так: люди просто гуляют на мои деньги.

И они все обижаются, говорят, что в компании какие-то трудности. Я им отвечаю: «Ребята, в стране жесточайший кризис. Возможно, вы этого не видите и не знаете, но я вас предупреждаю. Если вы думаете, что можно точно так же продолжать вольготно себя чувствовать, то вы глубоко заблуждаетесь. Нужно брать себя в руки и много работать». Я всем рассказываю историю про кризис 2008 года, которая меня вдохновляет очень — в США тогда за год производительность труда увеличилась на 8% — вот как здоровое общество реагирует на кризис! Все стали больше работать: средний менеджмент, по опросам, стал проводить на работе на час больше, чем до кризиса.

Именно к этому я хочу призвать Anywayanyday и вообще всех, с кем работаю. Я вник чуть глубже во внутренние процессы и посмотрел, кто чем занимается в компании. Думаю, что это не последняя волна: может быть, я еще кому-то скажу, что он не нужен компании. Это неизбежный процесс, и в этом нет ничего плохого. Возможно, кому-то в принципе следует периодически менять место работы: если ты сидишь в одной и той же компании на одной и той же должности и тебе слишком легко работать, ты начинаешь постепенно деградировать. Зачем тогда оставаться? Нужно всегда поддерживать себя в тонусе, идти в следующую компанию с уже исправленным сознанием и начинать работать там по-другому. Я себе это так представляю. Я сам стараюсь после каждой своей неудачи делать выводы, и если сравнить меня сегодняшнего и меня 15 лет назад, — это два абсолютно разных человека. Так что каждый должен через это пройти, каждый должен меняться. В этом нет ничего страшного. И опять же — я ведь не сирот на улицу выгоняю. Это вполне ценящие себя люди.

И сколько сотрудников уходит в августе?

Точно не скажу: мы предварительно с гендиректором договорились, может быть, 15 человек. То есть совсем немного. Просто не может компания целиком состоять из одних хипстеров. Среда такая, конечно, мне очень нравится. И есть хипстеры очень целеустремленные, но вокруг них 90% людей, которые, скорее, следуют за модой, чем стремятся чего-то добиться. Поэтому такие истории иногда происходят. Но, повторюсь, не вижу в этом ничего плохого — одни плюсы.

То есть вы не боитесь, что люди, которые уходят сейчас, будут, как в случае с Rambler&Co, ходить по рынку и рассказывать, что их уволили, выгнали на улицу без компенсаций и так далее?

Это их личное дело. Что я могу сказать? На мой взгляд, такие ситуации вредят гораздо больше самим людям, чем компании. Если бы мне такое стали рассказывать, я бы, конечно, понял, что следующая аналогичная история уже произойдёт со мной.

Возможно, внутри отрасли что-то и будут говорить неприятное о нас. Отчасти это может быть связано и с тем, что Anywayanyday немного особняком держится. Наверное, это связано лично со мной, но я не вижу, чтобы это как-то влияло на бизнес. Это отдельная история. Кому-то нравится тусоваться на конференциях, но я не поощряю, как правило, людей из Anywayanyday за это. Да, когда ты плотно общаешься с топ-менеджментом российской части Google, это приносит огромную пользу компании: это очень быстро расширяет горизонты сознания. А, например, ходить по этим мероприятиям вроде РИФа… Я очень расстроился, когда увидел, сколько Anywayanyday там провел времени, сколько он там вел круглых столов и прочего. Я спрашиваю сотрудников: «Вы верите, что на РИФе были люди, которые не знали, что такое Anywayanyday?». Все отвечают: «Ну, наверное, 99% знали». Я говорю: «Так что мы делали на этом РИФе? Что и кому мы хотели доказать?». Весь отдел маркетинга — и не только — неделю там тусовался. Впредь я за этими вещами буду внимательнее следить, потому что нужна большая сосредоточенность и нацеленность на результат.

Я давно дал себе зарок: больше никогда не тратить времени на эти никчемные события, которые беспрерывно происходят в этой среде. Не нужно себя обманывать и говорить себе, что ты работаешь, когда находишься на какой-то конференции. При этом я совсем не трудоголик, я стараюсь вести более свободный образ жизни. А свободное время лучше потрачу на что-нибудь другое — на парусный спорт, например.

На чем вы ездите?

На совершенно выдающемся автомобиле — Nissan GTR. Я обожаю эту машину: она оправдала все надежды, которые я возлагал при ее покупке. Я купил ее зимой и езжу на ней круглый год. После этого автомобиля исчезают любые мечты о Ferrari и Porsche, а я много ездил и на Porsche. Да, наверное, GTR не такой красивый и внутри у него всё по-простому, но ездить на нём — одно удовольствие.

Я автолюбитель с огромным опытом. Думаю, вряд ли среди ваших знакомых есть люди, которые ездили на таком же количестве автомобилей, что и я.

Это сколько?

Наверное больше 50. Я езжу с 16 лет. В студенческие годы работал таксистом на своей машине и ремонтировал автомобили. Еще когда все ездили на «Жигулях» и «Москвичах». То есть я немного понимаю в автомобилях.

В Таганроге у меня есть другая машина — Jaguar XJ. И вот эта машина — полное разочарование. Скрипучая крыша за 200 000 долларов; постоянно ломается — половину времени стоит на сервисе; очень плохое управление — совершенно не устойчивая на дороге. Далеко этой машине до немецких конкурентов. В общем, о машинах я могу многое рассказать.

Вы как бывший таксист, может быть, расскажете мне, что вы думаете про противостояние Uber и обычных таксистов?

Таксистом я, конечно, был больше 25 лет назад. Я наблюдаю за Uber, и могу сказать, что они ходят по краю, работают на грани закона — во всех отношениях. Например, мы недавно обсуждали, какие налоги платит Uber и как он платит таксистам — в России это ведь вообще очень сложная тема. Да и не только в России: они и в США не исполняют функции налогового агента. И так во всём — Uber везде ходят по краю, а иногда и за краем, наверное: и в найме на работу, и по уплате налогов. Честно говоря, я ни за, ни против.

Но мне кажется, что Uber нарушает слишком много правил. Прогрессивный ли он? Да. Но только за счет того, что не соблюдает законов, которые соблюдают остальные. С технологической точки зрения, согласитесь, Uber не придумал ничего выдающегося. Они лишь создали модель, которая построена на том, чтобы игнорировать вещи, которые не игнорируют все остальные. Сложно сказать, чем у них всё закончится, но можно предположить, что из некоторых стран Uber придётся уйти. Во многом успех этих огромных новых компаний построен на прекрасном пиаре, а не на том, что создали нечто выдающееся.

Вчера, кстати, узнал прекрасную вещь об автомобиле Tesla, которая меня очень удивила. Дело в том, что я занимался выбором парка для Nomadcar — для меня как для автолюбителя это, конечно, не работа, а удовольствие. Я хотел купить и автомобили Tesla, но сейчас очень серьезно задумался.

Что там?

Tesla не обслуживает автомобили, попавшие в серьезные аварии. Если сработали подушки безопасности на Tesla, всё — никакого сервисного обслуживания. Даже после ремонта, который приходится делать на стороне. То есть Tesla не поставляет запчасти на такие машины, не поддерживает и не обновляет их программное обеспечение. Эта машина вообще очень мне напоминает телефон: всегда на связи. Хотя я, конечно, попробовал Tesla, и мне очень понравилось. Никаких выдающихся характеристик, кроме быстрого старта, нет, но классная машина. Правда, как ее покупать в коммерческих целях после того, как узнал о таком? И как ее страховать? Тоже непонятно.

Вообще, мне кажется, Tesla — очень опасный проект для инвесторов. Ведь традиционные компании не могут себе позволить за счет инвесторов спонсировать эти машины, и как только традиционные компании сделают машины, на которых они будут зарабатывать, Tesla попадет в очень печальную ситуацию. Традиционные компании — то есть компании, у которых есть сложившийся бренд, сети дистрибуции, развитая система обслуживания клиентов. Например, Porsche, которые в 2017 году запустят машину, принципиально превосходящую Tesla во всех отношениях. Очень сложно сказать, каково тогда будет Tesla и окупится ли когда-нибудь этот проект.

Видно, что они уже пытаются как-то компенсировать затраты за счет поврежденных автомобилей. Но если ты купил машину за 100 тысяч, врезался на ней в кого-то, и у тебя сработали подушки, выбрасывать такую машину — странно, согласитесь.

Интересные ребята, конечно.

Они много хорошего говорят, но если вдуматься, Tesla — это проект, в котором пиар стоит на первом месте. Победить традиционные автомобильные компании или хотя бы стать равными им — очень сложно, конечно. Посмотрим. Очень интересно, что произойдет с автомобилями и компаниями, которые их производят в ближайшем будущем.

#золотойфонд #anywayanyday #кирилл_подольский #Localway #Myhomeday

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления