Апрель Капитал

Гудвилл: союзник стартапов и венчурных капиталистов

Почему крупным компаниям бывает выгодно покупать стартапы и какую роль в этих сделках играют правила бухгалтерского учёта.

Сергей Пенкин
Финансовый аналитик АО УК «Апрель Капитал»

Продажа стартапа более крупной компании с его последующим поглощением – это один из возможных исходов развития высокотехнологического бизнеса или венчурного предпринимательства.

И эту возможность активно применяют крупнейшие корпорации мира:

  • Apple в период с марта 1988 по январь 2021 года приобрела 122 компании;

  • Alphabet (владелец Google) с февраля 2001 по январь 2021 купил 241 компанию;

  • Microsoft с июля 1987 по сентябрь 2020 года – 244 компании.


Также активно скупают стартапы крупные компании, работающие в сфере фармацевтики, машиностроения, электроники, химической промышленности и других направлений деятельности.

Приобретение стартапов связано не только с возможностью получения технологий, лицензий, разрешений или патентов. Достаточно важным аспектом этих сделок являются особенности финансового учёта. Правильная оценка этого фактора может дать владельцам стартапов и венчурным капиталистам дополнительные аргументы при привлечении инвесторов или продаже бизнеса.

OpEx или CapEx: списать в расходы или записать в активы

Научные исследования и опытно-конструкторские разработки или Research&Development (НИОКР или R&D) часто являются важной статьёй расходов крупного бизнеса, генерирующего высокую долю добавленной стоимости.

Но эти затраты по-разному отражаются в отчётности компаний. Те из них, которые нацелены на исследования новых технологий (Research Costs), считаются издержками, не связанными с получением выручки. Поэтому они не только сокращают балансовую прибыль (бухгалтерская проводка «крѐдит денежных средств – дебет прибыли»), но и вычитаются из операционной прибыли и тем самым уменьшают доходность компании. Это так называемые операционные расходы (Operating Expenditures или OpEx).

По-другому обстоит дело с расходами на разработку конкретных продуктов (Development Costs). Их разрешено капитализировать, то есть отражать на балансе компании в виде нематериальных активов с помощью проводки «кредит денежных средств – дебет нематериальных активов». В этом случае они считаются капитальными затратами (Capital Expenditures или CapEx). Благодаря тому, что кредит активов уравновешивается дебетом активов, их совокупный размер не меняется.

Проще говоря, те расходы, которые ведут к созданию конкретного, оцениваемого, продаваемого продукта, увеличивают неденежные активы компании. А те, которые только готовят для этого научную или технологическую базу, должны оцениваться самым консервативным образом, фактически как бесполезные для бизнеса расходы.

Логично, что компании стремятся отнести к CapEx как можно больше расходов на НИОКР. Но для этого они должны соответствовать 6 условиям, перечисленным в параграфе 57 Международного стандарта финансовой отчётности № 38 (IAS 38). Главное требование: в результате они должны создать конкретный продукт, который может и должен принести компании прибыль.

Например, издержки на исследование фармацевтической компании о влиянии какого-либо химического соединения на клетки различных тканей зачитываются как OpEx. Но если на основе того же самого соединения было разработано косметическое средство, которое принесло или в обозримой перспективе принесёт прибыль, то эти расходы уже могут быть классифицированы как CapEx. Ведь благодаря им был создан нематериальный актив со стоимостью, равной объёму затрат на его создание.

Феномен гудвилла: сохранение активов и прибыли

Предположим, что какая-либо корпорация (далее – Корпорация) решила вложить средства в разработку нового продукта, то есть осуществить капитальные затраты. Свои расходы она капитализирует в виде нематериальных активов, при этом её баланс не изменится.

Теперь предположим, что Корпорация вместо самостоятельных R&D решила приобрести Стартап, который владеет интересующими её технологиями. Cтоимость его поглощения обошлась в 15 миллионов рублей. При этом балансы организаций до момента сделки выглядели следующим образом (в миллионах рублей):

Сделка влечёт за собой следующие бухгалтерские проводки для Группы «Корпорация + Стартап»:

  • Корпорация уплачивает 15 млн рублей (кредит активов), получая взамен 10 млн рублей активов Стартапа (дебет активов) и 2 млн рублей обязательств Стартапа (кредит обязательств). То есть за 15 млн рублей Корпорация приобрела чистых активов на сумму 10 – 2 = 8 млн рублей.
  • Собственный капитал Стартапа обнуляется. Потому что его владельцы получили на вложенный ранее капитал в размере 8 млн рублей прибыль в объёме 15 – 10 = 5 млн рублей. Следовательно, они вывели в виде дивидендов и выкупа с последующим погашением номинала акций 8 + 5 = 13 млн рублей.

Таким образом собственный капитал Группы остался без изменений.

Возникает вопрос: если Корпорация заплатила 15 млн рублей за 8 млн чистых активов, то чем является её переплата в размере 7 млн рублей?

На первый взгляд может показаться, что это убыток Группы, который должен быть списан путём уменьшения её балансовой прибыли и, соответственно, собственного капитала. Но это не так.

Корпорация, приобретя Стартап, оценила его в 15 млн рублей, хотя знала балансовую стоимость его чистых активов в размере 8 млн рублей. Следовательно, добровольно переплатив 7 млн рублей, компания признала существование у Стартапа некоей дополнительной стоимости, которую и оценила в размере этой переплаты.

Приняв на свой баланс активы и обязательства Стартапа, Группа получила и эту дополнительную стоимость. То есть 7 млн рублей стали дополнительным активом Группы! Этот актив называется «гудвилл» (от англ. Goodwill или Good Will – добрая воля) в Международных стандартах финансовой отчётности и «деловая репутация» в Российских стандартах бухгалтерского учёта.

Значит, полная проводка сделки выглядит для Группы следующим образом: кредит активов на 15 млн (уплата денежных средств за покупку Стартапа) – дебет активов на 10 млн рублей (принятие на баланс активов Стартапа) – кредит обязательств на 2 млн рублей (принятие на баланс обязательств Стартапа) – дебет активов на 7 млн рублей (получение некоей дополнительной стоимости Стартапа, которая трансформировалась в гудвилл Группы).

Итоговый баланс Группы таков:

Таким образом, баланс Группы увеличился только на размер обязательств Стартапа: 2 млн рублей. Но главное преимущество в том, что переплата за приобретение Стартапа не сократила балансовую прибыль Группы. В итоге получилось так, что с точки зрения влияния на баланс покупка Стартапа оказалась для Корпорации выгоднее, чем самостоятельное инвестирование в НИОКР.

Гудвилл как показатель инвестиционного риска

При этом надо понимать, что, если бы Корпорация купила Стартап за 11 или 20 млн рублей, объём активов Группы не изменился бы: гудвилл в размере 3 или 12 млн рублей выступает в данном случае балансирующей статьёй бухгалтерской отчётности.

Упрощённо, гудвилл определяется по формуле: «сумма сделки за вычетом собственного капитала поглощаемой компании». То есть в данном случае 15 – 8 = 7 млн рублей. Но более правильно его рассчитывать по формуле: «сумма сделки за вычетом чистых активов поглощаемой компании». То есть 15 – (10 – 2) = 7 млн рублей.

В отличие от других нематериальных активов (лицензий, патентов и т.д.) гудвилл не подлежит амортизации, но это обстоятельство не отменяет необходимости его регулярной переоценки. При этом переоценка гудвилла возможна только в меньшую сторону, тогда как изменение его стоимости в большую сторону запрещено.

Отрицательная переоценка гудвилла происходит за счёт сокращения балансовой прибыли компании: кредит гудвилла – дебет прибыли. Например, если бы в нашем случае корпорация через год признала, что величина гудвилла от покупки Стартапа снизилась до 6 млн рублей, то это повлекло бы сокращение размера активов на 7 – 6 = 1 млн рублей. На аналогичную сумму сократился бы и собственный капитал, в который входит балансовая прибыль. В данном случае гудвилл является своего рода потенциальным резервом под обесценение активов, купленных Корпорацией.

То есть, с одной стороны, гудвилл является оценкой самой компании того потенциального объёма материальных и нематериальных активов (а значит, и выручки/прибыли от них), который в перспективе может получить организация, приобретя иные бизнесы.

С другой стороны, большой объём гудвилла на балансе компании может свидетельствовать о том, что она склонна переплачивать при сделках по слияниям и присоединениям. Поэтому стремление покупателей минимизировать сумму сделок с точки зрения чистоты бухгалтерского баланса нельзя не признать рациональным.

Подводя итог, при подготовке стартапа к продаже его владельцу целесообразно оценить влияние сделки на текущий и перспективный баланс покупателя. Также желательно описать возможную трансформацию гудвилла в более осязаемые активы и положительные денежные потоки и представить способы сохранения балансовой стоимости гудвилла.

{ "author_name": "Апрель Капитал", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 3, "likes": 7, "favorites": 15, "is_advertisement": false, "subsite_label": "april-capital", "id": 233161, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Wed, 21 Apr 2021 09:50:55 +0300", "is_special": false }
0
3 комментария
Популярные
По порядку
0

очень интересно, но ничего непонятно ))

Ответить
0

Топик статьи "Почему крупным компаниям бывает выгодно покупать стартапы?"
Ответ "Потому что можем!" :)

Ответить

Комментарий удален

0

Оборот "нельзя не признать" путает смысл. 

Ответить

Комментарии

null