«Распространение: инфекции животных и следующая человеческая пандемия» — главные идеи книги Дэвида Кваммена

Обзор книги подготовлен командой сервиса ключевых идей литературы по бизнесу и саморазвитию MakeRight.Ru.

В закладки

Книга была издана еще в 2013 году, но в 2020 году она приобрела особое значение в связи с пандемией коронавируса. Ее автор, научный журналист Дэвид Кваммен, прогнозировал, что новая эпидемия возникнет либо в лесах Африки, либо на рынке в Азии.

Зоонозы, то есть инфекции, которые передаются от животных к людям, ежегодно уносят жизни миллионов человек. Они влияли на ход истории, ставили человечество под угрозу вымирания и напоминали человеку, что он не царь природы.

Чума, «испанка», Эбола, желтая лихорадка, ВИЧ, малярия, свиной грипп, птичий грипп, разного рода паразитические инфекции — это лишь часть зоонозов, которых насчитывается великое множество. Мы подвержены им лишь в чуть меньшей степени, чем животные. Ведь мы животные по своему происхождению и здоровью, а потому служим благодатной почвой для инфекций и вирусов, свойственных животному миру.

Опасность зоонозов в том, что каждое новое заражение представляет собой загадку. Чаще всего болеют дикие животные, и чтобы выяснить, кто именно является разносчиком инфекции, приходится прикладывать титанические усилия: снаряжать экспедиции, брать на анализ мазки и кровь диких животных, а для этого их еще нужно найти и поймать.

Новый зооноз сложно обнаружить, особенно если симптомы схожи с другими заболеваниями, а прежде не было зарегистрировано похожих случаев. Для его выявления требуется массовая заболеваемость, когда у заболевших явно совпадают симптомы, не описанные ранее.

Наука знает примеры заражения в лабораторных условиях, в момент изучения больных животных, поиска вакцины от вируса или экспериментов с бактериологическими культурами. Иногда зараженному лаборанту или ученому удается помочь, иногда — нет. Некоторые инфекции настолько опасны, что для заражения достаточно крошечного прокола кожи или легкой царапины иголкой шприца.

Дэвид Кваммен сравнивает патогены с хищниками. Настоящие хищники нападают и убивают извне, патогены пожирают добычу изнутри, разрушая органы и вызывая болезни. Зоонозные патогены сложно обнаружить, их поиск часто превращается в настоящий детектив, где к верному выводу приходят после множества исключений, методом дедукции. И поиски могут длиться не один год.

Мало обнаружить носителя вируса или инфекции — нужно еще понять, как человек заразился, какие условия для этого необходимы, насколько широко распространилась зараза и как от нее защититься. Всем этим вопросам автор посвятил свою книгу.

Важные идеи книги.

Идея № 1. Чтобы выявить новую вирусную инфекцию, требуется время и тщательный анализ данных

Так в свое время случилось с таинственным вирусом Хендра (Хендра — городок в Австралии, где в 1994 году произошла первая вспышка заболевания). Все началось с одной заболевшей скаковой лошади в конюшне конезаводчика Вика Рейла. Лошадь тяжело дышала, отказывалась от еды и с трудом передвигалась. Ее морда и конечности припухли.

Рейл вызвал ветеринара Питера Рида, который не мог сказать ничего определенного. Температура была высокой, но лошадь как будто не страдала от боли, хотя выглядела очень больной. Он сделал ей инъекцию антибиотика и анальгетика и ушел с намерением с утра навестить пациентку. Однако утром лошадь уже умерла. Рид отметил пену, выступившую у нее на губах.

Это было только начало несчастий. Через две недели заболели еще семь лошадей. Некоторые умерли сами, другие так бились и мучились от судорог и конвульсий, что их пришлось усыпить. Вскрытие показало кровоизлияние во все внутренние органы.

Но причина одновременной смерти сразу семи лошадей оставалась неясной. Возможно, это неизвестный токсин, африканская болезнь лошадей (которая, правда, не появлялась в Австралии) или намеренное отравление — но чем? Все, что Рид мог противопоставить неизвестной хвори, — антибиотики и анальгетики, но они не помогали.

Животными дело не кончилось. Вскоре заболел Вик Рейл, за ним его конюх Рэй Анвин. Сначала их болезнь приняли за грипп. Анвин отлежался дома и выжил, Рейл умер в больнице. В его легких была кровь и скопление жидкости, в которой обнаружился вирус. С ветеринаром Ридом ничего не случилось.

Ветеринары отправили образцы тканей и мазков, взятых у павших лошадей, в Лабораторию здоровья животных. С образцами работали микробиологи, чтобы выявить вирус и удостовериться, что именно он вызывает смертельную болезнь лошадей.

Им удалось обнаружить ранее не известный вирус. Он частично был похож на парамиксовирусы, особенно на их подгруппу — морбилливирусы, к которым относятся собачья чумка, вирус риндерпеста и человеческая корь. Сначала его классифицировали как лошадиную корь или лошадиный морбилливирус. Но когда выяснилось, что Рейл умер от того же вируса, его переименовали в вирус Хендра, по названию городка.

Это был лишь первый этап исследования вируса. Предстояло выяснить, откуда и почему он появился и что спровоцировало это появление.

Некоторые опасные вирусы прячутся внутри «резервуара», то есть естественного хозяина. Это могут быть мыши, крысы, комары, белки, кролики и другие мелкие животные. Сами они лишь переносят вирус, не страдая от него. Если хозяин находится в благоприятной естественной, биологически разнообразной среде, патоген, живущий в нем, может никак себя не проявлять. Но если экосистема разрушается, вирус рвется наружу.

Из всех зоонозов вирусы — самые коварные из-за своей неуловимости, абсолютной устойчивости к антибиотикам, высокой смертности, которую они вызывают. Поэтому очень важно понять, откуда пришло заражение, кто хозяин нового вируса и почему он распространился на другие виды.

До 1995 года ученые строили разные предположения, пока не случилось очередное несчастье, которое помогло прояснить картину.

На другом конце Австралии заболел фермер Марк Престон. Это был второй приступ болезни, первый случился год назад, в 1994-м. Тогда у Престона начались головные боли, рвота, немели конечности. Был поставлен предварительный диагноз — менингит неясной этиологии.

Вскоре симптомы исчезли, и он вернулся к работе на ферме, где разводил сахарный тростник и лошадей. Через год все повторилось. С симптомами тяжелого энцефалита он снова попал в больницу, где, несмотря на интенсивное лечение, умер через месяц в бессознательном состоянии.

Вскрытие выявило вирус Хендры. Выяснилось, что год назад на ферме заболели и умерли две лошади, диагноз так и не был поставлен. Образцы их тканей сохранились, в них тоже обнаружился вирус Хендры. Жена Престона, однако, осталась здоровой.

После долгих поисков обнаружилось, что вирус Хендры разносили летучие лисицы, самая крупная разновидность рода рукокрылых, к которому относятся и летучие мыши. Многочисленные пробы, взятые у этих животных за несколько лет, показали, что почти половина популяции летучих лисиц Восточной Австралии либо бывшие носители Хендры, либо переносят его до сих пор.

Это вызвало панику и призывы к радикальным мерам, вроде полного истребления летучих лисиц. Однако оказалось, что они не могут сразу заразить человека. Для переноса нужен промежуточный хозяин, и в его роли выступает лошадь.

На каждое животное патогены действуют по-разному. Естественные хозяева приспосабливаются к ним, союз с патогеном для них безвреден. Они могут лишь выделять вирус или другой патоген, заражая им других.

Вирус не может как следует размножиться в естественном хозяине, для этого ему нужен усилитель — существо, в котором он бурно размножается и разносится.

Усилитель может заболеть или не заболеть, но он производит столько вирусов, что неизбежно заражает других животных. В Австралии немало людей изучают летучих лисиц, выхаживают их, держат дома, получают царапины и укусы от своих питомцев. Но ни один из них не заболел. Лишь когда лошадь выступила усилителем, произошло заражение человека.

С 1994 года вспышек Хендры больше не зафиксировано, никто не может сказать, когда она появится снова и появится ли вообще. Но другие зоонозы не дремлют.

Идея № 2. Вспышка зоонозов связана с экологическим кризисом и нарушением человеком природного равновесия

Примерно с середины прошлого века и до нынешнего времени один зооноз вспыхивает за другим. Вирусы Мачупо, Марбург, Ласса, Эбола, ВИЧ, птичий грипп, Нипах, лихорадка Западного Нила, свиной грипп, коронавирусы и многие другие то и дело вспыхивают в разных частях света.

И все это — не случайность, а результат человеческой деятельности, результат воздействия двух кризисов, экологического и медицинского. Из-за их пересечения человечество столкнулось с неизвестными заболеваниями, переходящими от животных к людям.

В последние годы это происходит все чаще. Антропогенный фактор, разрушающий экологию, приводит к тому, что животные патогены избирают для размножения человеческую популяцию, а люди распространяют эти патогены все шире и со все большей скоростью.

Человек своей деятельностью разрушает природные экосистемы все быстрее. Расширяются лесозаготовки, все больше строится дорог, истребляются и употребляются в пищу дикие животные. Леса расчищают под пастбища для скота. Растут города и пригороды, воздух и вода загрязняется, сточные воды сливаются в океаны, климат меняется под воздействием антропогенного фактора.

Природное равновесие сохранялось в течение очень долгого времени, пока население Земли не было таким многочисленным и использовало простые инструменты. Сегодня в связи с ростом и населения и высоких технологий это воздействие становится критическим.

Тропические леса — самые биологически разнообразные и сложные экосистемы. Они служат домом для множества видов микроорганизмов, часто едва изученных. Огромное количество этих микроорганизмов — вирусы, бактерии, грибы, протисты, многие из них — паразиты. Вирусы представляют собой огромную семью — виросферу.

Многие из них обитают в тропических лесах, внедряясь в животное, бактерию, грибок или растение. Все это находится в биологическом равновесии, их численность и ореал обитания ограничены. Пока нам известны немногие вроде Эболы или Марбурга, остальные до поры до времени спят внутри своих хозяев, многие из которых тоже не известны науке.

Иногда эти вирусы поражают обезьян или других лесных животных, но трупы в тропических лесах быстро разлагаются, и люди не могут знать, отчего эти животные погибли.

Когда природные экосистемы разрушаются, это дает возможность паразитам и их хозяевам выйти за пределы своих лесов.

Во время лесоповала или истребления лесных животных паразиты теряют прежних хозяев, перед ними стоит задача — как можно быстрее найти новых. Человек для вирусов — желанная добыча, к тому же многочисленная и легкая, так что голод им точно не грозит.

Это означает не только небольшие вспышки новых инфекций, но и настоящие эпидемии, подобные СПИД. СПИД убивает миллионы человек, десятки миллионов им инфицированы. А началось все с инфекции, которая распространилась среди шимпанзе на юго-востоке Камеруна.

Одного из этих шимпанзе убил охотник в 1908 году и заразился одним из вирусов, вызывающих иммунодефицит, во время разделки туши. Тогда никто не обратил на это внимания. В 1959 году подобным вирусом заразился житель Киншасы, которого укусила обезьяна. Его анализы сохранились, и по ним намного позднее установили, что это первый зарегистрированный случай ВИЧ.

СПИД — лишь одна из эпидемий, вызванная вирусом, перенесенным с другого вида. Будущая пандемия может быть вызвана вирусом животного из тропического леса или с китайского рынка (что, вероятно, мы и наблюдаем на примере коронавируса). СПИД и ВИЧ подтачивают здоровье медленно, следующая инфекция может действовать куда быстрее.

Инфекции могут затухать и снова просыпаться. Так, в Африке снова распространяется туберкулез, особенно среди страдающих СПИДом, у которых повреждена работа иммунитета. Также известны повторные вспышки желтой лихорадки, которую переносят комары от инфицированных животных к здоровым людям.

Разносят комары и лихорадку денге, впервые описанную еще в конце 18 века. К началу 20 века заболевало относительно мало людей, но после Второй мировой войны она активно распространилась в Юго-Восточной Азии. Автор связывает это с ростом городов, частыми перемещениями людей, плохой системой сточных вод, обилием комаров и другими факторами.

Вирусы, заражающие один вид животных, при определенных условиях вполне могут поражать и другой вид. Большинство новых патогенов, вызывающих заболевания, относятся к зоонозным.

Идея № 3. Часто главным распространителем зоонозного вируса является сам человек

Так случилось с вирусом Эбола, точнее с целой группой эболавирусов. Впервые проявление такого вируса зарегистрировано в 1976 году на африканском континенте. С тех пор Эбола время от времени вспыхивала в Судане, Уганде, Габоне, Кот-д’Ивуаре и других местах.

В 1994 году в Габоне заболело 32 человека из лагеря старателей на реке Ивиндо. У них начались головная боль, лихорадка, рвота, у некоторых наблюдались кровотечения. Откуда пришла зараза, было непонятно, однако один из заболевших вспомнил, что в их лагерь забрел больной шимпанзе, который вел себя странно. Работник убил обезьяну и съел ее.

В другом лагере один из старателей просто наткнулся на мертвую гориллу, отрезал от трупа куски мяса и принес в лагерь, где их съели. Все, кто ел это мясо, умерли. В это время в лесу замечали много мертвых горилл.

Людей из лагеря перевезли в общую больницу. Вскоре похожие симптомы начались в ближайших к больнице деревнях и внутри самой больницы. Выяснилось, что в одной из деревень жила целительница и колдунья — нганга, которую посещало много больных, не доверявших традиционной медицине.

Из посетителей этой колдуньи вирусом Эбола заболело 49 человек, 29 из них умерли. Возможно, именно целительница, через руки которой прошло множество больных, способствовала распространению вируса.

Через год, в июле 1996-го, в лесном охотничьем лагере недалеко от селения Буэ, была зарегистрирована новая вспышка. Несколько охотников заболели, трое умерли в лесу, остальных госпитализировали. Один из них сбежал из больницы, пожелав лечиться у местного нганги. Колдун оказался бессилен, охотник умер. Следом за ним умерли колдун и его родственники.

Охотники употребляли в пищу местную дичь, возможно, они заразились от нее. Они упоминали и о том, что видели много трупов обезьян вблизи лагеря. Но дальше переносчиками болезни стали они сами, распространяя вирус от человека к человеку.

Часть пациентов из больницы Буэ перевели в Либревиль, столицу Габона, где они и умерли. Заболел один из их лечащих врачей. Он решил, что будет лечиться в Йоханнесбурге, где условия лучше. Сам он выжил, но медсестра в больнице Йоханнесбурга, которая с ним контактировала, заразилась и умерла. Вирус распространился по всему континенту.

У болезни, вспыхнувшей сначала в разных частях Африки, были общие черты. В месте заражения вырубались леса и велась охота. Поблизости были мертвые обезьяны. Вторичные случаи болезни были связаны с помещением в больницу или обращением к целителям. Смертность от Эболы превышает 60 процентов.

Известно, что вирус Эболы убил огромное количество горных горилл, от которых, как предполагают, он передался человеку. Но и человек передает гориллам свои болезни, такие как ветрянка, корь, пневмония, полиомиелит и другие. Этот перенос происходит везде в лесу, где больные люди оставляют свою слюну, мокроту или экскременты. Такой перенос от человека к животному называется антропоноз.

В 1996 году в Заире, в городе Киквит с населением около 200 тысяч человек заболел мужчина, который жил неподалеку от леса и часто рубил там деревья для своих нужд. Через неделю он умер, заразив свою семью и десять своих знакомых.

Некоторые из этих знакомых попали в больницы, где в свою очередь заразили врачей, медсестер и монахинь, которые помогали выхаживать больных.

Местные медицинские чиновники решили, что это просто вспышка дизентерии, и не обратили на нее особого внимания, что позволило болезни распространяться дальше, среди пациентов и персонала других больниц Киквита.

Прежде чем было установлено, что на самом деле это вирус Эбола, умерло 245 человек, среди которых было 60 человек из больничного персонала.

Эболавирусы распространяются быстро, от человека к человеку, но вспышки болезней, вызываемых ими, долго не длятся.

У них есть свой хозяин, к которому они приспособились. В организме человека они сталкиваются с чужеродной средой, в которой не приживаются. Только поэтому они не вызывают огромных эпидемий, а ограничиваются кратковременными вспышками. Та или иная форма эболавируса, поразив людей, постепенно заходит в тупик и обрывается.

Но нет гарантии, что так будет всегда. Если что-то нарушает равновесие среды обитания вирусов, происходят экстраординарные события, катаклизмы, изменение климата, зоонозы могут вести себя совсем по-другому, и тогда последствия могут быть ужасными.

Но в любом случае человеку всегда следует помнить о простых гигиенических мерах. Если он живет поблизости от леса или часто посещает его, ни в коем случае нельзя приближаться к трупам диких животных, тем более трогать их.

Идея № 4. Зоонозы доказывают природную связь между людьми и другими видами

Человек — тоже примат, инфекционные болезни перешли к нему, слегка в другой форме, от других животных-хозяев. И хотя по строгой классификации только 60% инфекционных заболеваний считаются зоонозами, Кваммен считает, что на самом деле их больше.

Хорошее доказательство связи между человеком и другими животными — малярия.

Далеко не все ученые относят ее к зоонозам, но у автора другая точка зрения. Комары переносят малярию от одного хозяина к другому. Но сами они лишь переносчики, не хозяева. Комары не ставят себе задачу заразить как можно больше людей, они как кровососущие просто используют кровь человека для размножения. У обезьян и у птиц есть свои виды малярии, отличные от человеческой. Это считалось доказательством того, что малярия — не зооноз.

Малярию человека вызывают одноклеточные организмы — протисты видов Plasmodium vivax, Plasmodium falciparum, Plasmodium ovale и Plasmodium malariae. Всего к роду Plasmodium относится больше 200 видов, большинство из которых заражает птиц, рептилий и других животных. И только эти четыре вида передаются человеку комарами.

Самый опасный вид — Plasmodium falciparum, вызывающий злокачественную малярию, тяжелую болезнь с частым летальным исходом, распространенную в некоторых странах Африки. Особенно уязвимы дети.

Откуда и когда злокачественная малярия Falciparum и другие виды протиста перешли к человеку?

Исследования показали, что вид P. Falciparum имеет общего предка с двумя разными видами птичьих плазмодий. Ученые сделали вывод, что он перешел к человеку от птиц, что такой перенос случился около 6000 лет назад и связан с развитием сельского хозяйства, когда вокруг обрабатываемых полей начали расти многочисленные поселения.

Для поддержания каждой инфекции необходимо достаточно большое скопление людей. Малярия, как и корь, имеет особенность замирать, если хозяев слишком мало.

При обработке земли и строительстве поселений нужно было рыть канавы и делать насыпи, что создавало благоприятную среду для комаров Anopheles, разносящих малярию. Одомашнивание курицы около 8000 лет назад в Юго-Восточной Азии, возможно, было еще одним фактором, способствующим этому, так как одной из двух рассматриваемых форм птичьей плазмодии является Plasmodium gallinaceum, известный как заражающий птицу.

Эта точка зрения на птичье происхождение малярии falciparum была выдвинута в 1991 году, но в последнее время она выглядит не выглядит столь убедительной.

Более поздние исследования показали, что ближайшим известным родственником P. falciparum является P. reichenowi, малярийный паразит, который заражает шимпанзе в Центральной и Западной Африке. Он старше, чем P. falciparum, и обладает большей генетической изменчивостью. Существует теория, что именно от него произошел P. falciparum, когда перешел от шимпанзе к людям.

Комары кусали и шимпанзе, и человека, пересаживая штаммы обезьяньей плазмодии в человека. А уже в человеческом организме P. reichenowi сумел выжить, размножиться и постепенно мутировать до P. falciparum, который комары могли переносить уже от человека к человеку.

Более поздние исследования, проведенные недавно, доказали, что обезьяны бонобо, наиболее близкие к человеку, могут быть носителями человеческого P. falciparum. Он переходит от бонобо к человеку при помощи тех же комаров. И мутация паразита в данном случае не нужна. Точно так же и бонобо может заразиться малярией от человека. Та же картина наблюдается и с гориллами, а значит, малярия — это все же зооноз в чистом виде, и искоренить ее намного сложнее, чем кажется.

Идея № 5. Мясо дикого животного может быть заражено коронавирусами, переходящими к человеку

Так в свое время произошло с атипичной пневмонией (тяжелый острый респираторный синдром — ТОРС, вызванный коронавирусом SARS, предшественником COVID-19). Установлено, что источником SARS стала цивета, хищное млекопитающее из семейства виверровых. Но прежде чем это было доказано, произошло немало трагических событий.

В ноябре 2002 года заболел 46-летний мужчина из Фошаня в китайской провинции Гуандун. Его лихорадило, дыхание было затруднено. Ухаживавшая за ним жена, тетя, ее муж и дочь, навещавшие его в больнице, тоже заболели.

Больной не мог сказать, где он заразился, но история болезни зафиксировала, что он участвовал в приготовлении экзотических блюд, в которые входило мясо змей, куриц, кошек. Такой набор вполне типичен для Гуандуна, где на рынке можно приобрести самых экзотических животных для употребления в пищу.

Через несколько недель в Шеньжене заболел шеф-повар ресторана, который готовил мясо диких животных. Работал он в Шеньжене, жил в городе Хэйюань, куда и вернулся, почувствовав себя плохо, и обратился к врачам. Его поместили в больницу, где он заразил шесть человек персонала, а затем перевезли в больницу в другом городе, на машине скорой помощи, в которой заразился транспортировавший его врач.

Вскоре после этого в окрестностях Гуанчжоу было зафиксировано еще 27 случаев непонятной болезни — с головной болью, ознобом, температурой, кашлем с кровавой мокротой и разрушением легких. Часть заболевших были медработниками, один — поваром, в чьи блюда входили змеи, циветы, лисицы и крысы.

Тогда уже власти обратили внимание на странную болезнь, которую назвали атипичной пневмонией. Но пневмония — симптом, нужно было искать возбудителя болезни. Любое воспаление легких, не связанное с известной инфекцией, можно считать атипичной пневмонией. Власти разослали по больницам памятку, где описывались характерные симптомы болезни и меры по изоляции таких больных. Этим дело и ограничилось, но ненадолго.

Появился больной, которого эпидемиологи называют «суперазносчиком», — это человек, заражающий максимально большое количество человек, значительно превышающее средний показатель. В данном случае это был торговец морепродуктами и рыбой. Некоторые ученые подчеркивают, что во время вспышки болезни именно таких людей следует изолировать в первую очередь, однако это не всегда возможно.

Он попал в больницу Гуанчжоу в 2003 году, за два дня заразил как минимум 30 медработников, а после ухудшения состояния его перевели в другую больницу, где специализировались на лечении атипичной пневмонии. Там он заразил еще двух врачей, двух медсестер и водителя скорой помощи — во время транспортировки он кашлял, отплевывался, его рвало.

Во время интубации уже в больнице ему в горло вставили трубку, по которой откачивали слизь и мокроту из легких, и все это разбрызгивалось по полу и халатам медперсонала.

В этой больнице он заразил 23 врача, 18 пациентов и их родственников, а также 19 членов собственной семьи. Самому ему удалось выжить, но большинство зараженных умерли. В той же больнице от него заразился пациент, врач по профессии, который привез болезнь в Гонконг. От него заразилась пожилая женщина из Канады, которая вернулась домой и вызвала вспышку SARS в Торонто.

Американский бизнесмен заразился SARS во время визита в Китай, попал в госпиталь во вьетнамском Ханое, куда прибыл знаменитый инфекционист Карло Урбани. Ему удалось определить, что новая болезнь — не птичий грипп, тоже вызывающий атипичную пневмонию, а что-то более серьезное. К сожалению, он заразился и умер сам. Однако он успел убедить правительство Вьетнама объявить карантин.

С ноября 2002 года по июль 2003-го заразились 8096 человек в 29 странах, 774 из них умерли.

Никакого эффективного препарата против коронавируса SARS не существует. Однако его носитель обнаружился на рынках Китая и Гонконга — это была цивета.

В Китае и Гонконге существует множество любителей «дикой кухни». Употребление в пищу диких животных, согласно традиции, способствовало обретению удачи и процветания. Животные продавались прямо на рынках. Многие были специально выращены на фермах, но были и непосредственно пойманные в дикой природе. После вспышки атипичной пневмонии все они были обследованы, и коронавирус был выявлен только у циветы.

Коронавирус, подобный SARS, был обнаружен у летучих мышей рода Rhinolophus, которых часто подают к столу в китайских и гонконгских ресторанах «дикой кухни». Кваммен советует: если в китайском ресторане вам предложат тушеную летучую мышь, лучше выберите лапшу, но его совет уже запоздал.

Идея № 6. Зоонозы кажутся редкими экзотическими болезнями, но это не так

Изучение зоонозов имеет огромное значение. Многим это утверждение может показаться странным: ведь в мире и без зоонозов немало хворей, которые уносят множество жизней — диабет, сердечно-сосудистые заболевания, астма, рак и другие? Ну заболеют несколько десятков или сотен человек в далеких странах какими-то странными болезнями, заразившись от обезьян или летучих мышей. Разве это касается цивилизованного мира?

Автор считает, что зоонозы представляют собой опасность для всего человечества, как это уже было с чумой в Средние века, источниками и резервуарами которой стали суслики, крысы, сурки, кошки и другие животные.

Чем быстрее паразит может перейти и восстановиться в новом хозяине, для которого инфекция несмертельна, тем выше его вирулентность. Если новый хозяин существо социальное и обитает в большой популяции себе подобных, эпидемия неизбежна.

Примером может служить пандемия СПИДа. Об этой болезни уже давно никто не думает как о зоонозе, а между тем это именно так.

В конце 1980 года в Медицинский центр Калифорнийского университета обратились пятеро мужчин-гомосексуалов с непонятной легочной инфекцией. Она была вызвана грибком, с которым обычно иммунная система легко справляется. Но по какой-то причине этого не происходило.

Кроме того, у всех была грибковая инфекция — кандидоз полости рта. Она часто встречается у новорожденных, диабетиков и людей с пониженным иммунитетом, для взрослых здоровых людей она редкое явление.

Как показали анализы, Т-клеток, которые должны были бороться с инфекциями, было очень мало, недостаточно для того, чтобы справиться с инфекцией. Лечивший больных доктор, иммунолог Майкл Готтлиб, описал необычный случай в научной статье как странный вид пневмонии, вызванный грибком-пневмоцистой. Названия она не получила.

Чуть позже в Нью-Йорке дерматолог Эдвин Фридман-Кин внес в свой регулярный отчет о заболеваемости и смертности пациентов сообщение о 26 случаях саркомы Капоши, неагрессивной и редкой формы рака, которая у некоторых заболевших сочеталась с пневмоцистной пневмонией. Все больные были молодыми гомосексуалами. Восемь пациентов скоропостижно скончались.

С 1980 по 1982 год саркома Капоши вдруг вспыхнула у группы молодых иммигрантов с Гаити, все они были гомосексуалами. Саркома тоже сочеталась с пневмоцистной пневмонией, кандидозом рта и горла и пониженным количеством лимфоцитов. 10 из 20 человек быстро умерли. Врачи, которые их лечили, знали о похожих случаях в Нью-Йорке и Лос-Анжелесе и обратили внимание на схожие симптомы, а главное — иммунодефицит.

Нулевым пациентом со СПИДом считается Гаэтан Дюга, молодой канадец, красавец-бортпроводник. Писали, что он заразился вирусом в Африке и распространил его среди геев Европы и Америки. Сейчас эта точка зрения уже не подтверждается, но, несомненно, что он был активным передатчиком инфекции в городах США, где он бывал благодаря своей профессии.

Он утверждал, что за всю жизнь у него было около 2500 партнеров. За свои аппетиты Дюга поплатился: у него тоже развились саркома Капоши, пневмония и другие инфекции, и в возрасте 31 года он умер от почечной недостаточности.

Однако Дюга сам заразился вирусом СПИДа и, скорее всего, не в Африке или на Гаити, а в Канаде или США, поскольку вирус уже был и там, и в Европе, где похожие симптомы описывались и у женщин.

Сначала болезнь назвали синдромом гей-связанного иммунодефицита, поскольку решили, что она свойственна только активным геям. Впоследствии, когда ее стали часто регистрировать у гаитян, героиновых наркоманов и людей, страдающих гемофилией, ее условно стали называть болезнью 4 «г» (4-H disease): Haiti, homosexual, heroine, hemophilia.

Название СПИД (AIDS) она получила только тогда, когда обнаружилось, что болеют и гетеросексуалы, и не имеющие зависимостей люди, и те, кто не страдает гемофилией. Просто эти категории входили в группу риска, как и те, кто предпочитал незащищенный секс, поскольку чаще всего СПИД передавался половым путем.

В 1983 году из тканей больных удалось выделить ретровирус, получивший название ВИЧ (вирус иммунодефицита человека). Дальнейшие исследования вируса показали, что родственным ретровирусом болеют макаки-резусы в неволе, но на человека этот вирус не переходит.

Но однажды, когда исследовали обезьяну-мангабея, болеющую проказой, ее кровь ввели макакам, чтобы проверить, передается ли зараза от обезьяны одной породы к другой. Вместе с проказой макаки получили еще и ВИЧ, причем того штамма, которым болеют люди.

Изначально, видимо, этот вирус был свойствен только обезьянам-мангабеям, а, эволюционировав, заразил человека. Впоследствии тот же вирус обнаружился и у шимпанзе в Юго-Восточном Камеруне. А поскольку люди в Камеруне часто употребляют в пищу сырое обезьянье мясо, соприкасаются с кровью больного животного во время разделки или охоты, таким образом вирус перекочевал в человека и разлетелся по миру.

Кто-то из новых хозяев приспособился к вирусу и стал его носителем, передавая в основном половым путем или другим способом попадания в кровь, других он быстро убивал. Сами шимпанзе заболевали СПИДом, убивая своих сородичей, кусая их и получая раны от клыков.

На Гаити был собственный подтип вируса. Оттуда или из Африки, где-то в конце 1960-х годов, вирус попал в США и долгое время находился в спящем состоянии, приспосабливаясь к новым хозяевам.

К гемофиликам он попадал через слабые капилляры и систему кровообращения, к наркоманам — через грязный шприц, к геям — путем незащищенных половых контактов. Симптомы нарастали медленно, вирус мутировал и наконец пришел к своей нынешней смертоносной форме.

Таким образом, было доказано, что ВИЧ относится к зоонозам и может вызвать настоящую пандемию во всех частях света.

Идея № 7. Бурный рост популяции можно сравнить со вспышкой болезни

Так называют этот рост экологи. Вспышка — это внезапное огромное увеличение популяции одного вида. Она свойственна кузнечикам, мышам, морским звездам какого-то одного вида, тогда как другие виды сохраняют прежнюю численность.

В течение двух столетий человеческая популяция демонстрирует взрывное увеличение численности. Со времени изобретения сельского хозяйства население увеличилось в 333 раза. В 14 раз оно выросло после морового поветрия, Черной Смерти. В 2011 году наша численность составляла 7 миллиардов и около 70 млн человек прибавляется ежегодно. Ни один вид крупнотелых животных не демонстрировал такую динамику роста.

Сегодня нас обслуживает 1,3 млрд домашних коров, которым требуются пастбища. Они пасутся там, где раньше паслись дикие животные, сокращая и истощая их среду обитания. И это тоже антропогенный фактор.

Наши города переполнены, и легко добраться из одного города в другой, даже на разных концах света. И при этом нас поджидают все новые вирусы, пришедшие из той самой природы, с которой мы так варварски обращаемся.

Так что следующая пандемия неизбежна, и она, судя по всему, будет одним из видов гриппа.

Испанский грипп 1918–1919 годов унес жизни около 50 млн человек, и до сих пор так и не создана вакцина, которая гарантирует, что подобное не повторится. Вирус «испанки» оказался одним из видов современного свиного гриппа H1N1, но это выяснилось только в 2005 году. От обычного сезонного гриппа в год умирает 250 тыс. человек, а больных в среднем 3 млн. Птичий и свиной грипп (и нынешний COVID-19) — зоонозы.

Зоонозы опасны и могут вспыхнуть в любой момент, но это не означает, что они непременно уничтожат человечество, хотя исключать такую возможность нельзя. Наиболее угрожающие из всех вирусов — коронавирусы. У них высокая эволюционная способность, вызывающая эпидемии в животных, а теперь и человеческих популяциях.

Эпидемиологи во всем мире пытаются контролировать ситуацию. Они следят, когда появится новый вирус, ищут животное, которое его вызывает, бьют тревогу, чтобы объявить карантин. Остальное зависит от политиков, ученых, общественного мнения.

А главное — мы должны понимать, что вспышки зоонозов происходят не сами по себе, что человечество несет за них ответственность. И если мы не остановимся в своем истреблении природы, может случиться настоящая пандемия. Сегодняшняя экологическая обстановка такова, что создает все новые и новые возможности для распространения все новых вирусов от диких животных к человеку. А поскольку людей много, для вирусов это может оказаться прекрасной средой обитания, как только они приспособятся к нашим телам.

Ну и не стоит забывать, что каждый в отдельности должен соблюдать гигиену — мыть руки, избегать незащищенного секса, не употреблять мясо диких животных и не соприкасаться с ними. Все это снижает возможность заражения.

Несмотря на то что стиль изложения Дэвида Кваммена довольно бесстрастный, описываемые истории вряд ли смогут оставить читателя равнодушным.

Книга оказалась пророческой — в 2020 году ВОЗ объявила пандемию коронавируса Covid-19, распространившегося на рынке Южного Китая, где в антисанитарных условиях продавали и убивали диких животных. Нарушая равновесие в природе, человек увеличивает вероятность появления новых болезней, которые передаются от животных.

Более того, развитое транспортное сообщение между самыми отдаленными регионами ускоряет распространение этих болезней по всему миру, а люди, живущие в северных широтах, могут легко заразиться тропическими болезнями.

Угроза для всего мира вполне реальна, как бы некоторые люди ни пытались ее отрицать. Это не означает, что нужно паниковать, но и недооценивать опасность и не принимать никаких мер, продолжая бездумно эксплуатировать природные ресурсы, тоже нельзя.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Konstantin Smygin", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u0440\u043e\u043d\u0430\u0432\u0438\u0440\u0443\u0441"], "comments": 12, "likes": 7, "favorites": 27, "is_advertisement": false, "subsite_label": "books", "id": 113620, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 19 Mar 2020 19:53:27 +0300", "is_special": false }
0
12 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
2

какая-то совсем любительская книга, устойчивость к антибиотикам указана, как крутое свойство вируса, да ведь антибиотики и не должны убивать вирусы, само это определение изначально для веществ, опасных для бактерий, а это организмы другого типа. а самое главное, что ключевой вывод и рекомендация "прекратите разрушать естественную среду обитания" пришиты вообще непонятно как, и даже противоречат данным в самой книгие. Основная проблема в дебилах, которые едят непонятно что, трахают все подряд, ходят к шаманам и отстутствии быстрой защиты медицинских работников и разделения пациентов на ранней стадии. В вирусах опасны биоразнообразие и спонтанные изменения, но не более, у них нет разума, чтобы реагировать на уничтожение их среды обитания, поэтому если мы уничтожим всю дикую природу и оставим только стерильные фермы, то новым вирусам неоткуда будет взяться, они не падают с неба к нам. А опасность как раз в дикой природе, она там не для того, чтобы нас развлекать, а чтобы бороться и убивать друг друга, эволюция и естественный отбор. Популяция людей все чаще становится почвой для вирусов и других болезней просто потому что 1. нас очень много 2. мы тупые. Блин, нахера есть дикую кошку или труп обезьяны? купи куриные ножки в герметичной упаковке, с фермы, где за курицей следили, давали лекарства и т.д. P.s. я не агитирую за уничтожение всей дикой природы, это во-первых грустно, во-вторых в этом тоже дохрена рисков. Но просто риск получить вирусы как раз туда не входит, если нету кошки с вирусом, то нету и шанса сьесть ее мясо, получив вирус себе, а потом передав всем вокруг

Ответить
0

Купи ножки курицы в дикой Африке. Или в РФ с фермы где курица кайфовала в солярии, делала прививки и ела элитный корм 

Ответить
0

у меня есть подруга нигерийка, друг эритреец, еще одна подруга из южной африки, и еще куча знакомых из разных частей африки. все они ходят в нормальной одежде, говорят по английски, знают биологию, программирование и т.д. что ты имеешь ввиду под дикой африкой? отряд конкретных рудокопов? ну да, они не на вершине социальной лестницы, но они знаю, что такое город, они получают зарплату, хоть и очень низкую, и скорее всего ходили в школу, и должны знать, что есть больное животное - плохая идея, что есть труп в лесу, непонятно как и от чего умерший, тоже плохая идея

Ответить
0

p.s. а насчет рф не понял комментария, у нас дохрена современных куриных ферм. Мой знакомы работал в нижнем новгороде на одной (управлял), сейчас в московской области открыл собственную, там все в порядке. Курицы получают лекарства, если странно болеют - их убивают и утилизируют

Ответить
0

p.p.s.  а в китае, я точно знаю, есть магазины, фермы, герметичные упаковки и т.д. там местные дебилы жрут диких кошек, змей и броненосцев с тиграми и носорогами не из-за того, что больше кушать нечего, а потому что верят, что станут быстрее, умнее, денег станет больше и пиписька вырастет в два раза :)))

Ответить
1

Афигенно.

Ответить
2

?

«От обычного сезонного гриппа в год умирает 250 тыс. человек, а больных в среднем 3 миллиона.»

Ответить
1

А ещё наши обычные человеческие бактерии убили пришельцев в "Войне миров". =) Когда впервые узнал финал этой книги/этого фильма, то был в восхищении от простоты и правдоподобности такого завершения.

Ответить
0

Интересно, что под такими большими статьями меньше всего комментариев.

Ответить
0

Я хочу поделиться теорией, которую недавно создал. Я занимался классификацией биологических видов и пришел к выводу, что вы — не млекопитающие. Ведь все животные планеты Земля инстинктивно приспосабливаются, находят равновесие со средой обитания, но... человек не таков. Заняв какой-то участок, вы размножаетесь, пока все природные ресурсы не будут исчерпаны. Чтобы выжить, вам приходится захватывать все новые и новые территории. Есть один организм на Земле со сходной повадкой. Знаете, какой? Вирус. Человечество — это болезнь, раковая опухоль планеты, а мы — лекарство.  

Ответить
0

кто мы? 

Ответить
0

— Называй меня просто — Смит.

Ответить

Прямой эфир